Просмотров: 423 просмотров

Командование АТО меняет тактику – медленное уничтожение боевиков и российских контрактников

Последние дни на линии соприкосновения характеризуются относительным затуханием боевых действий

После неудачной попытки прорыва 20 июля в районе Красногоровки противник свел свою активность к минимуму.

Так, количество обстрелов даже штабом АТО фиксируется на уровне 15-20 в день. Естественно, что уменьшились и наши потери – так, за неделю с 20 по 27 июля на фронте погибло двое бойцов, еще 15 были ранены.

Однако боестолкновения и “война малых групп” в виде рейдов диверсионных групп и обстрелов из снайперского оружия продолжаются, хотя и с меньшей интенсивностью. Такие стычки почти не попадают в официальные сводки, однако регулярно происходят на Луганском направлении – в районе так называемого “29-го блокпоста” и на Донецком – в районе Докучаевска (тут наши военные все еще пытаются тактически улучшить свои позиции для контроля единственного пути снабжения гарнизона противника).

На сегодня можно смело говорить, что период “ползучего наступления”, который начался еще в феврале 2015 года закончился и теперь стоит вопрос о новой тактике и стратегии войны. Ведь с исчезновением “серой зоны” начались серьезные проблемы с увеличением количества погибших и особенно раненых, так как с уменьшением расстояний боевого соприкосновения до 150-200 метров, появилась возможность “работать” по вражеским позициям всем спектром пехотного вооружения – от автоматических гранатометов до снайперского оружия.

Поэтому командованию сил АТО приходится на ходу менять тактику, чтобы уменьшить потери и в то же время перехватить инициативу у “гибридов”, которые время от времени стали переходить в контратаки, пытаясь перенимать наш стиль.

На данный момент пока у Генштаба худо-бедно, но получается играть на опережение, используя относительно небольшие размеры театра боевых действий. То есть за последние месяцы было прекрасно видна четкая координация в стратегическом плане – например, как только начиналась “возня” на том же Мариупольском направлении, то сразу же у боевиков возникали проблемы в районе Авдеевской “промки” и так далее.

В целом можно говорить, что на данный момент на линии соприкосновения возник некий паритет – группировки вполне сопоставимы по силам, при этом у российско-террористических войск есть серьезные проблемы с человеческим ресурсом. Вполне очевидно, что треть Донецкой и Луганской области обладает крайне ограниченным людским потенциалом и боевики не могут позволить себе потери личного состава даже в соотношении 1:1. Собственно мобилизационный потенциал “контрактной армии” уже фактически исчерпан, не сильно спешат ехать и добровольцы (тем более на фоне “космических зарплат” в частных военных компаниях в Сирии). Конечно, всегда можно закрыть “дыры” кадровыми российскими военными, но и тут не все гладко – почти каждое более или менее серьезное боестолкновение заканчивается или пленом, или гибелью контрактника, что для офицеров любой армии серьезное ЧП. Поэтому и этот ресурс сейчас стараются использовать крайне ограниченно и на действительно “горячих” направлениях.

Именно поэтому изматывающая тактика ВСУ, выбивающая у “гибридов” последних ветеранов боев 2014-2015 гг., является одной из самых эффективных на данный момент. Ведь на их место приходят люди, которые пришли за зарплатой в 15 тысяч для того чтобы прокормить свои семьи. А их мотивированность уже явно не та.

На фоне позиционной войны продолжается усиление украинской армии. Буквально несколько дней назад на полигоне в Гончаровском секретарю СНБО Александру Турчинову были продемонстрированы новые образцы вооружений отечественного производства. И хотя часть из них была крайне неоднозначна в военном отношении, в тоже время “засветили” и достаточно интересные образцы. Речь идет прежде всего о пехотном огнемете РПО-16 (аналог советского “Шмеля”) и термобарических ручных гранатах РГТ-27С и РГТ-27С2. Отметим интересный факт – это оружие абсолютно не эффективно в чистом поле, зато является незаменимым в городских боях.

На фоне выделения дополнительного финансирования на перевооружение армии в определенных кругах развернулась дискуссия по поводу правильности выделения средств на закупку современных танков “Оплот”. Хотелось бы выразить и свое мнение – при ближайшем рассмотрении 300 млн гривен на эти цели совсем немного. Ведь цена одного “Оплота” (если судить по тайскому контракту) – от $6 млн. Это в переводе на гривны по нынешнему курсу 156 млн гривен. То есть за эту сумму можно купить аж два танка. Понятно, что цены на внутреннем рынке будут поменьше, но все равно это деньги на закупку партии в 5-10 машин.

Кроме того, есть вопросы как быстро смогут харьковские танкостроители обеспечить ими войска, учитывая, что они полностью заняты на экспортном контракте. При этом модернизация одного Т-64БВ в “Булат” может стоить порядка $1,4 млн. Хотя вполне очевидно, что по своим боевым возможностям “Булат” уступает “Оплоту”, но есть один немаловажный момент – танки нам нужны “уже вчера”. Кроме того, для той войны, которую мы сейчас наблюдаем на Донбассе, очень уж современная техника по сути и не нужна. А российские Т-72Б3 прекрасно уничтожаются и экипажами “Булатов”, что ярко показали события февраля 2015 года под Логвиново.

Поэтому учитывая современные реалии наших вооруженных сил выделение денег на производство “Оплотов” можно рассматривать исключительно как инвестиции в будущее.

Что нас ждет впереди – серьезное “традиционное” обострение на День Независимости или продолжение тягучей позиционной войны – покажут буквально ближайшие несколько недель.

Деловая Столица

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *