Просмотров: 226 просмотров

Что задумали оккупанты на бахмутской трассе

Судя по новостям разведки, скоро на Луганщине будет очень горячо

Несмотря на так называемое хлебное перемирие, которое продолжается уже шестую неделю, война на Донбассе даже не думает заканчиваться, пишет “ДС” со ссылкой на Депо.

Более того – все надежды на то, что Путин потеряет интерес к Украине и перестанет поставлять своим прихвостням на Донбассе подкрепление в виде живой силы, боеприпасов и бронетехники пока не оправдываются. Даже наоборот. Особенно это заметно по району, который носит название трасса “Бахмутка”. Туда уже в третий раз за текущий год поступают далеко не мирные эшелоны из России.Но сначала немного экскурса в историю. Как известно, трасса “Бахмутка” – это неофициальное местное название трассы Т 1303 Лисичанск – Луганск, которая является крупнейшей транспортной артерией части Луганской области, ограниченной реками Северский Донец и Луганчанка.Имея стратегическое значение для сообщения Луганщины с “континентальной Украиной”, эта трасса с самого начала позиционной фазы войны (с сентября 2014-го года) привлекает внимание террористов “ЛНР”, потому что несет для них потенциальную угрозу. Ведь с помощью нее можно как оперативно доставлять подкрепление Вооруженным силам Украины, так и осуществить стремительный рывок на Луганск.

Собственно, по состоянию на сентябрь 2014-го года данная трасса находилась либо под непосредственным контролем украинской армии (на ней была сеть украинских блок-постов), либо под ее огневым контролем. Однако уже 7 октября террористы начали ее массированно обстреливать, после чего завязались длительные кровопролитные бои с потерями с обеих сторон. В итоге при поддержке российских оккупационных войск (преимущественно “казаков” Козицына), боевики до конца 2014-го года сумели выбить украинские войска с 32-го блок-поста, оттеснив их за реку Северский Донец, а в начале 2015 года – и с 31-го.

И лишь после того, как линия разграничения сформировалась в ее нынешних границах (“Минск-2”), наступление террористов прекратилось, и война перешла в фазу артиллерийского “пинг-понга”.Активная фаза противостояния здесь началась 26 января 2017-го года, когда во время обстрелов террористов под Новотошковкой погиб один украинский солдат. После этого Вооруженные силы Украины начали отвечать на обстрелы более активно, дополнительно совершая вылазки штурмовыми группами на территорию врага там, где это возможно.Апогеем обострения ситуации в этом районе была битва за Желобок в начале июня 2017-го года, которая завершилась тем, что ВСУ захватили новые позиции и до сих пор их успешно удерживают.

А чуть позже, в конце июня этого года, бойцы 93-й бригады вообще взяли в плен живого контрактника армии Российской федерации Виктора Агеева.Во время так называемого “хлебного перемирия” происходили постоянные попытки боевиков отбить утраченные позиции, однако все они были тщетны. Очевидно, понимая всю бесперспективность данной затеи, командование оккупантов приняло решение о постепенном наращивании сил на этом участке фронта.

Так, в район блок-поста №32 (район поселка Смелое) на днях было переброшено приблизительно 5 армейских грузовиков с живой силой, а в район Донецкого – не менее танкового взвода (5 танков). Судя по всему, боевики готовятся грубой силой выбивать бойцов ВСУ с занятых позиций.Но с чем связано такое упрямство террористов в их попытках вернуть утраченные позиции? На первый взгляд, их интересует многострадальное село Желобок.

Однако, это лишь на первый взгляд.Мы уже писали в начале июня, что наше ползучее наступление на Желобок было скорее отвлекающим маневром, чем самоцелью – он и так простреливался ВСУ. А захватывать его не было никакого практического смысла.

Главной целью наступления на Желобок было отвлечь внимание основных сил террористов, дав возможность другим частям ВСУ захватить позиции в районе бывшего блокпоста №31 и, что самое главное, выбить террористов с нескольких стратегически важных высот, главной из которых является высота 195.3.

Эта высота находится немного в стороне от Желобка, но дает возможность держать под огневым контролем не только Славяносербск, но и стратегически важный участок Бахмутской трассы, на котором размещена развилка на Сентяновку (экс-Фрунзе) и, соответственно, на Голубовку (экс-Кировск) и Кадиевку (экс-Стаханов).То есть, проведя данную многоходовую комбинацию, ВСУ, по сути, отрезали скоростное сообщение Голубовки, Кадиевки и Сентяновки от Луганска.

Учитывая то, что вся “ЛНР” напрямую зависит от поставок буквально всего из России, такая блокада целого мини-региона, если ее развить, может иметь серьезные последствия.Ведь таким образом украинская армия фактически создала себе плацдарм для возможного наступления на юг вплоть до Алчевска.

А если учесть, что с запада у нас не менее хороший плацдарм на Светлодарской дуге, то положение боевиков становится незавидным – ведь, по сути, огромный кусок “ЛНР” оказался мало того, что почти отрезанным от “столицы”, так еще и под угрозой окружения. Самый густонаселенный кусок “ЛНР”, стоит отметить.

Конечно, такое положение вещей не может устраивать ни боевиков, ни их кураторов из Кремля, поэтому можно не сомневаться, что с возобновлением активной фазы противостояния (официально это должно произойти с 1 сентября – когда закончится так называемое “хлебное перемирие”) рашисты возобновят попытки выбить ВСУ как из-под Желобка, так и с высоты 195.3 и соседних с ней.

Ситуация для нас осложняется тем, что как 24-я ОМБр, так и 93-я ОМБр, которые держали данный участок фронта в течение последнего времени и знали там буквально каждый камень, буквально недавно были выведены из зоны проведения АТО в места базирования (Яворов и Черкасское соответственно) “для восстановления боеспособности”.

И тем, кто занял их места, скоро придется очень туго.Тем не менее, у них есть целый месяц, чтобы освоиться и подготовиться к штурму террористов “ЛНР”. Хочется верить, что они этим временем воспользуются сполна.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *