2 018 просмотров

Путин дает ясный сигнал обществу, что с ними будет в ближайшее время

5 сентября состоялась церемония открытия памятника советскому политическому деятелю Феликсу Дзержинскому. Инициатором проекта выступил Совет ветеранов УФСБ России по Кировской области. 31 мая 2017 года на заседании Кировской городской Думы депутаты одобрили установку в областном центре данного памятника.

Феликс Дзержинский был основателем отечественных органов госбезопасности, а также руководителем всего народного хозяйства СССР, будучи при этом наркомом железных дорог. Умер, сгорев на работе.

Вот, что бывает, когда либерала Белых убрали с Кировской области, где он с первых дней начал проводить десоветизацию, мечтая переименовать Киров в Вятку. Не успел, гаденыш – погорел на взятке.

А как вернуть железного Феликса на Лубянку? Нужно сковырнуть либералов-воров, уничтожающих страну, с власти.

Дзержинский чиновник террора

В то время как в послеоктябрьском хаосе большинство отраслей государственного управления пробывало в состоянии полной разрухи, карательный аппарат нового государства, коммунистическая тайная полиция организовалась с необычайной стремительностью.

Этим Кремль был всецело обязан вождю ВЧК.

Не обладавший никакими талантами многолетний тюремный сиделец Дзержинский, как начальник тайной полиции, оказался незаменимым. В каторжанине-революционере открылось перворазрядное полицейское дарование, соединенное к тому же с чудовищной работоспособностью.

Стоя во главе ВЧК, Дзержинский не только террором превратил всю Россию в один сплошной чекистский подвал, он в лице своего учреждения создал еще и небывалую в мире академию шпионажа и провокации, где сплелся былой опыт царских охранных отделений со всей азефовщиной революционного подполья.

Дзержинский превзошел бессмертного шефа жандармов А. X. Бенкендорфа. Политическая полиция Наполеона III-го должна бы была завидовать организации ВЧК. Террором, шпионажем, доносами Дзержинский отнял у страны возможность не только говорить, но думать, чувствовать, ненавидеть.

Историограф ВЧК Лацис прав, когда пишет с восторгом: “Счастьем нашей революции было назначение председателем ВЧК Ф. Э. Дзержинского. Организация ВЧК и ее работа настолько тесно связаны с его именем, что нельзя говорить о них отдельно. Товарищ Дзержинский создал ВЧК, он ее организовал, он ее преобразовал. Волеустремленный человек немедленного действия не отступающий перед препятствиями, подчиняющий все интересам революции, забывающий себя, вот каким товарищ Дзержинский стоял долгие годы на этом посту, обрызганном кровью”.

“Говорить о Дзержинском-чекисте, это значит писать историю ВЧК”, подтверждает Менжинский.

В декабре 1917 года в Петербурге, на Гороховой 2, в помещении градоначальства, вся канцелярия ВЧК была еще в портфеле Ф. Дзержинского, а касса в кармане казначея Якова Петерса. Дзержинский еще сам ездил на обыски и аресты. Но в начале 1918 года в Москве, где Дзержинский под свою опричнину занял на Лубянке грандиозные дома страховых обществ с обширнейшими подвалами и погребами — «Якорь», “Саламандра”, «Россия» — ВЧК превратилась уже в мощную кровавую организацию, которая в процессе революции захватила безоговорочную власть над страной.

В 1918 году руководимая Дзержинским ВЧК была уже государством в государстве, и Лубянка фактически властвовала над Кремлем. Это был коммунистический “центр центров”.

Если сопоставить различные эпохи террора, можно удивляться, насколько терроризм в своих методах не дал никакого «прогресса». Еще у Торквемады были концентрационные лагери под названием “домов покаяния”, истребление неугодной литературы, трибуналы. В инструкциях по подбору членов инквизиционных трибуналов писалось то же, что писал Дзержинский в инструкциях по подбору своих сотрудников. Там указывалось, что в инквизиционные трибуналы надо назначать людей “чистой нравственности, магистров или бакалавров богословия”. А у Дзержинского: “карательный аппарат революционной власти должен представлять кристально-чистый институт народно-революционных судей” и чекисты должны “заботливо выбираться из состава партии и состоять из идейно-чистых и в своем прошлом незапятнанных людей”.

Есть рассказы, как Дзержинский уговаривал “кристальных коммунистов” итти в ВЧК. Он понимал, конечно, что неприятно производить обыски, допрашивать, видеть слезы, подписывать смертные приговоры и при случае самому расстреливать, но ведь все делается во имя коммунизма и во славу его? Всякое отталкивание от ЧК в Дзержинском вызывало ярость, и именно он выбросил знаменитый лозунг: “каждый коммунист должен быть чекистом”.

Дзержинский был фанатик — да! Но не надо предполагать, что в его фанатизме была хоть какая-нибудь доля наивности, как это часто бывает. Практик революции, прошедший бесовскую школу подполья, грязи, тюрем Дзержинский, разумеется, не верил в существование пролетарских ангелов в образе чекистов, исправляющих заблудших сынов буржуазии.

Больше чем фанатиком, Дзержинский был — “хитрой бестией”. И речи о “кристальной чистоте” чекистов оставлялись, разумеется, для истории, а жизнь шла жизнью. Подбор членов коллегии ВЧК, начальников Особых Отделов и чекистов-следователей Дзержинский начал не с госпожи Крупской и не с барышни Ульяновой, а совсем с других, примитивно-кровожадных, цинических, бесхребетных низовых партийных фигур всяческих проходимцев. Калейдоскоп имен — Петерc, Лацис, Эйдук, Ягода, Агранов, Атарбеков, Бела Кун, Саенко, Фельдман, Вихман, Бокий, — говорит о чем угодно, но только не о “жажде бесклассового общества”.

“ВЧК — лучшее, что дала партия”, утверждал Дзержинский. Если это лучшее, то где же худшее? Когда-то Бакунин советовал французам при захвате революционной власти “разбудить в народе дьявола” и “разнуздать самые дурные страсти”. Этого ж мнения был Нечаев. Так действовал в 1917 году и Дзержинский.

Дзержинский взломал общественную преисподню, выпустив в ВЧК армию патологических и уголовных субъектов. Он прекрасно понимал жуткую силу своей армии. Но желая расстрелами в затылок создавать немедленный коммунизм, Дзержинский уже в 1918 году с стремительностью раскинул по необъятной России кровавую сеть чрезвычаек: губернские, уездные, городские, волостные, сельские, транспортные, фронтовые, железнодорожные, фабричные, прибавив к ним “военно-революционные трибуналы”, “особые отделы”, “чрезвычайный штабы”, “карательные отряды”.

Точно также будет и в современной России

Посмотрите внимательно видео и карту красным светом помечено еще не захваченная часть территории страны, скоро это захлестнет европейскую часть России, плюс выпустят всех уголовников так как их будет просто нечем кормить и они начну питаться тем, что еще останется в домах населения страны.

Теперь не надо объяснять намек властей  с помощью памятников Дзержинскому и Грозному, разразится такая “буря”, что будет пострашней урагана “Ирма” к сожалению люди к такому развитию событий совершенно не готовы, мало того рады этому и способствуют своему самоуничтожению.

Похожие новости

Похожие записи

Оставить комментарий