378 просмотров

Бинбаник идёт ко дну

Стало известно, что Бинбанк вслед за банком Открытие попросил ЦБ о санации.

Для начала нужно просто назвать вещи своими именами. Нет никакой санации. Санировать можно жизнеспособный банк, оказавшийся в тяжёлой ситуации. Открытие, а теперь и Бинбанк — мёртвые банки с околонулевым или даже отрицательным капиталом.

Соответственно, есть не санация, а национализация, переход в собственность государства. Второй вопрос — что именно получает государство, то есть мы с вами. Дыры в капитале, убытки — вот что.

Россияне по решению ЦБ берут на себя бремя убытков крупнейших банков. Только за Открытие и Бинбанк на каждого экономически активного россиянина ложится около 10 тыс. рублей убытка. Эти средства либо возьмут из золотовалютных резервов ЦБ, либо просто напечатают.

До сих пор ЗВР старались беречь (тем более, что ликвидных активов в них немного), но на носу выборы Путина и скачка инфляции правительству тоже не хочется, поэтому откуда именно возьмут средства — пока не ясно.

В любом случае за красивую жизнь владельцев банков, за плохое ведение бизнеса и за ошибки регулирования банковской системы Центробанком заплатим в итоге мы — налогами, акцизами и подорожавшими товарами на полках магазинов.

В краткосрочном периоде национализация проблемных банков позволяет сохранить стабильность системы, избежать паники и веерных банкротств связанных с ними более мелких банков и компаний, держащих там счета. Вкладчикам не придётся ждать выплат от АСВ, а их карточки не будут блокироваться. Это позитивный эффект. Точнее, единственный позитивный эффект.

Повышение ключевой ставки до 17,5% в декабре 2014 года для подавляющей части банков стало смертельным ударом. В них поддерживали жизнь, закрывая глаза на недостаточность капитала, накачивая деньгами через программу господдержки и другие каналы, но травмы оказались несовместимы с жизнью.

В течение трёх лет умирало больше сотни банков ежегодно, ставя антирекорд за антирекордом. Общее количество банков уменьшилось в 2 раза и это далеко не конец.

Падающий самолёт нельзя ни остановить, ни отремонтировать на ходу. Можно поворачивать в стороны, можно пикировать прямо вниз или планировать, оттягивая момент падения, но встречи с землёй всё равно не избежать.

Точно так же текущая экономическая политика не предполагает улучшения ситуации. Её единственная задача — отсрочить удар.

Консолидация банковской системы в руках государства рано или поздно приводит к тому, что она начинает решать не экономические, а политические задачи, и сосредоточение в ЦБ функций и регулятора, и собственно банка этому только способствует — все мы понимаем, что происходит, когда кто-то контролирует себя сам.

Государству не нужно зарабатывать деньги, оно берёт их у населения через налоги, акцизы, сборы, лицензии и так далее. Ему не нужно быть эффективным, потому что пока деньги есть, их можно взять столько, сколько нужно. Государству даже не нужно действовать в интересах граждан, ведь у них не осталось никаких рычагов управления.

Поэтому госбанки с удовольствием занимаются финансированием «нацпроектов» вроде Олимпиады, мостов в никуда, Роснано, принципиально убыточных газопроводов или кредитованием покупки китайцами акций Роснефти. Думать о возврате этих средств — не их ума дело, на малый и средний бизнес им плевать абсолютно, а с населением нужно заигрывать только в период выборов.

Экономика лишается механизма развития и даже призрачной надежды на рост, постепенно возвращаясь по своей структуре во времена позднего СССР: государственные мегакорпорации, государственные банки и редкие островки «частных» корпораций, собственники которых после дел ЮКОСа и Башнефти послушны и дисциплинированы, как секретари обкомов, потому что знают — в любой момент они могут пойти по стопам Ходорковского.

Малый и полуподпольный бизнес можно в расчёт не принимать, он погоды в стране не делает. Его будут травить, как классового врага, а он, как сорная трава, пытаться выжить даже на этой выжженной земле. У многих это даже будет получаться.

Существенное отличие от СССР только одно: он был закрытой системой. Члены ЦК КПСС не могли выводить миллиарды долларов в офшоры, а нынешние чиновники и олигархи это могут и делают.

Собственно, банковская система этим и занималась, причём с эффективностью, недостижимой никакими откатами/распилами. Происходило это в две фазы.

Сначала розничный банк средних размеров начинал массированную рекламную кампанию по привлечению вкладов физлиц и выводил эти деньги (разумеется, минуя всевидящий финмониторинг ЦБ) в неизвестном направлении.

Затем ЦБ «спохватывался» и объявлял, что у банка обнаружена дыра в капитале. К санации привлекался крупный банк, который получал на санацию льготный кредит ЦБ. Эти средства так же выводились, а дыра в капитале проблемного банка продолжала увеличиваться.

Сейчас настало время третьей фазы: когда схлопываются уже крупные банки и ЦБ берёт их под своё крыло. Почему их собственники и менеджмент вместо уголовных дел получают вполне лояльное отношение и даже 25% долю в собственности, догадайтесь сами.

Два из четырёх входящих в Топ-15 проблемных банков уже схлопнулись, остались ещё два: Московский кредитный банк и Промсвязьбанк. Насколько у них всё плохо и во сколько нам обойдётся национализация их убытков, нам ещё только предстоит узнать.

Четвёртая фаза наступит, когда у государства кончатся резервы и оно скажет нам что-то вроде «денег нет, но вы держитесь там». Что будет потом известно всем, пережившим в более-менее сознательном возрасте 1990-1991 годы: заморозка вкладов, гиперинфляция, деноминация и прочие радости жизни.

В любом случае крайними будем мы с вами, а не глава ЦБ или банкиры, которые к этому моменту будут проводить время на уютных виллах или комфортабельных яхтах вдали от родных берегов.

Когда это произойдёт, точно сказать сложно, но до выборов президента — маловероятно. Ну а дальше — как пойдёт. И да: ориентироваться на официально публикуемый объём золотовалютных резервов ЦБ я бы не стал — нам врут во всём, соврут, разумеется, и в этом.

Источник

Похожие новости

Похожие записи

Оставить комментарий