962 просмотров

За вводом в оборот новых купюр стоят планы денежной реформы

Похоже, государство собирается устроить очередную денежную реформу. Например, поменять старые банкноты на новые по выгодному для себя курсу и тем самым обнулить своё банкротство. Оно этот фокус проделывало уже не раз и, нет никаких сомнений, может повторить.

Для проведения реформы одного только введения купюр достоинством 200 и 2000 рублей, конечно, недостаточно, но новый дизайн этих банкнот намекает, что процесс только начался. Известно, что сначала этот дизайн был таким же, как у нынешних денег, но, как видим, на выходе оказался вариант «под евро». Из этого следует, что предполагается замена всего денежного ряда – ведь деньги должны быть в одном стиле. К этой же мысли подталкивает высказывание председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной о том, что дизайн купюр может меняться в ходе плановой модернизации купюр.

Ещё в её выступлении на пресс-конференции настораживает противоречие в словах о том, что «мы не планируем изменение номинального ряда, потому что считаем, что с введением в оборот купюр номиналом 200 рублей и 2000 рублей номинальный ряд будет полным», – это с одной стороны. А с другой: «на наш взгляд, будет сокращаться использование купюр номиналом 100 рублей и 1000 рублей. Но это будет зависеть от того, как эти купюры будут востребованы у людей. Мы специально сами не принимаем решения сократить выпуск в оборот того или иного номинала, мы смотрим, как люди пользуются этим».

То есть она оставляет за собой возможность изменения и денежного ряда – под предлогом того, что так захотят люди. Ну, знакомая песня. Сделать что-нибудь нехорошее «по просьбам трудящихся» – это классика. И вот, не успела она это произнести, как некие «ведущие экономисты» уже авторитетно заявляют, что «100-рублевая банкнота практически полностью себя изжила, на сегодняшний день на сто рублей практически ничего не купишь, да и 1000-рублевая купюра заметно снизила свою весомость, поэтому и решено выпускать новые денежные банкноты» (интересно, что это за эксперты такие, которые не знают, что 100-рублевая купюра очень даже востребована).

Таким образом, уже выдвинуто обоснование предстоящих изменений. А вдобавок ещё и генеральный директор «Гознака» Аркадий Трачук известил о вероятности смены дизайна 5000-рублевой купюры. Тогда получается, что со старым дизайном у нас остаются только бумажные 10 рублей, 50 рублей и 500 рублей. В таком случае, логично предположить, что их тоже планируется менять.

Но зачем всё это? Просто так, от скуки?

Официально речь идёт только о выпуске двух дополнительных купюр, и в качестве причины выдвигается объяснение, что, мол «между сотней и пятисоткой, а также между тысячей и 5-ю тысячами рублей на сегодняшний день слишком большой интервал». Неудобно пользоваться. Но ведь с самого начала 90-х и по сегодняшний день, то есть как минимум 25 лет, этот интервал существовал, и никого это совершенно не волновало. А тут вдруг забеспокоились. С чего бы вдруг? Переживают за людей? Но известное отношение нынешней власти к людям полностью противоречит такой идее. Значит, причина другая. Тогда, какая?

 

Раньше, когда у нас менялись деньги, это происходило, во-первых, при разрушении СССР и образовании Российской Федерации, и, во-вторых, по итогам гиперинфляции 90-х годов. То есть была серьёзная причина: деньги меняли, когда они теряли свою функциональность, и ими уже невозможно было пользоваться. А вот такого, чтобы деньги менялись просто так – или даже ради удобства граждан – не было ни разу.

Однако сейчас утрата функциональности в качестве причины не подходит: нельзя сказать, что сегодняшними рублями невозможно пользоваться. Скорей, проблемы с этим возникают у государства: оно утрачивает контроль над своими деньгами. Причём, виновато в этом оно само, поскольку долгое время поощряло различные манипуляции в финансовой сфере, используя их для своих потребностей. И, в конце концов, все эти наработанные приёмы стали использовать другие, для своих целей, а государство оказалось не в состоянии полностью контролировать финансовые потоки.

И теперь, видимо, планируется нечто вроде ревизии денег. Так как найти их и пересчитать затруднительно, то просто в оборот введут новые деньги, а старые выведут. Идея здесь в обнаружении накоплений, сделанных в обход государства. Крупные суммы своим поменяют, а чужим – нет. А там ведь миллиарды и десятки миллиардов (сколько их – полковников-миллиардеров). Нечто подобное провернул министр финансов СССР В. Павлов в 1991 году.

Но в то же время, вся эта история с заменой денег выглядит как-то несерьёзно. Такое ощущение, что организаторы не верят в успех, понимают, что у них ничего не получится, и всю работу делают спустя рукава. Вот эта вот история со шрифтами для новых купюр – то ли краденными, то ли бесплатными. Это явно не государственный подход. В нормальном государстве такое вообще невозможно, потому, что это удар по репутации государства и самой его основе – денежной системе. По одному из важнейших его символов. Такое делать – себя не уважать, ведь весь мир будет знать, что шрифт на рубле – краденный (ну, или бесплатный, что тоже смешно: сверхдержава, понимаешь). И это означает, что результат на самом деле не очень-то и важен. Возможно, финансовые власти просто формально выполняют распоряжение вышестоящего начальства, прекрасно понимая всю бесполезность этих мер.

А проблема здесь в том, что государство, которое пытается вернуть контроль над финансами, и люди, которые уводят финансы из-под контроля, – это одни и те же персонажи, из одного круга, только действующие в разных интересах – государственных и личных, клановых, корпоративных. Очевидно, что борьба с собой этих «нанайских мальчиков» может закончиться только их победой.

Но что-то делать всё равно надо, хотя и не вполне понятно, что именно. Правящий слой объективно заинтересован в сохранении власти, а значит, и в сохранении государства. А оно разрушается.

Процессы, происходящие сейчас в финансовой системе, создают впечатление, что система пошла вразнос. Сразу в нескольких её местах возникли разрывы, и государство вдогонку принимает меры. Кончина Резервного фонда и слияние его с ФНБ, который сам доживает последние месяцы. Банкротство сотен банков, в том числе банков первого уровня с допечатыванием триллионов рублей во спасенье. Недостаток иностранной валюты в банковской системе в связи с массовым и непрерывным выводом её за рубеж. Множественные случаи ограничения права распоряжения своими банковскими счетами для бизнесменов, предпринимателей, физических лиц, что намекает на проблемы с рублём, точней, именно с контролем над ним (и со стороны выглядит уже как паника государства).

Всё это – из-за недооценки роли денег как средства управления.

Правящий слой увлёкся обогащением: выкачивает деньги из страны и выводит богатства заграницу. Но территорию такого размера нельзя удержать без денег, управление огромной страной осуществляется только финансированием – силовые методы возможны, только если они оплачиваются. И вот сейчас правящая верхушка ощущает, что теряет рычаги управления, и пытается как-то их вернуть. При этом меры, которые оно принимает, направлены против «чужих» (против бизнеса и населения), хотя причина проблем – в действиях «своих». И можно сделать вывод, что нужного результата не будет, разложение государства продолжится.

Челябинск, Сергей Ясинский, РИА «Новый День»

http://krizis-kopilka.ru/archives/45896

Похожие новости

Похожие записи

Оставить комментарий