971 просмотров

Игиловцы применят свой опыт на россиянах

“Обратный экспорт” боевиков из ИГ*: те, кого “выслали” накануне Олимпиады из РФ, возвращаются и готовы применить свой опыт на родине

Освобождение сирийского города Ракка, так называемой столицы ИГ*, и начало зачистки в Ираке последнего оплота “Исламского государства”* – городов Рава и Эль-Кайм – ознаменовало собой новые сценарии развития воинствующего фундаментализма.

По оценкам США, общее число боевиков “Исламского государства”* в Сирии и Ираке оценивается на сегодняшний день примерно в 6500 человек. По данным консалтинговой группы Soufan Center, из них – около 3400 россиян.

И теперь главные вопросы – куда направятся выжившие боевики, где они перегруппируются, когда распадутся союзы, сложившиеся против ИГ*, какие новые столкновения произойдут, каким образом джихадистские организации станут заполнять пространство, остающееся незаполненным в ходе конфликтов на Ближнем Востоке.

Исчезновение ИГ* как государства и потеря его территориальной укорененности, способности насаждать контроль и “политические институты” на обширных пространствах Ближнего Востока вынудили выживших и новых последователей “халифата” искать новые базы.

Основные из них, кроме Ирака и Сирии, – Афганистан (там ИГ*, бросив вызов “Талибану”*, заключило союз с фундаменталистской группировкой “Сеть Хаккани”; там оплот ИГ* – провинция Нангархар) и туда набор боевиков из РФ уже идет, Ливия(территория – самая близкая и опасная для Европы, боевики ИГ* уже присутствуют на юге Ливии), Египет (там фундаменталисты сосредоточены на Синайском полуострове) и российский Кавказ, откуда накануне Олимпиады в Сочи их “ссылали” на войну в Сирии.

Как говорится в докладе “Beyond the Caliphate” американской консалтинговой группы Soufan Center, России, усиленно “поставлявшей” боевиков для ИГ* в последние годы, следует особенно опасаться их возвращения на родину по мере сокращения территории, контролируемой ИГ* в Сирии и Ираке.

По данным экспертов, в Россию уже вернулось около 400 боевиков примерно из 3400 человек, воевавших за исламистов. И все они, независимо от причин возвращения, будут нести определенную степень риска. Пока деятельность вернувшихся наемников не привела к росту числа терактов, но это может произойти в будущем.

О том, что нельзя допустить, чтобы воевавшие за ИГ* выходцы из России и СНГ применили свой опыт на родине, власти России говорили еще до момента начала операции ВКС РФ, начавшейся в Сирии 30 сентября 2015 года. В тот день, сообщая о начале операции российской группировки, президент Путин, заявив, что в рядах ИГ* уже сражаются тысячи выходцев из России и СНГ, заявил, что “не надо быть специалистом по этим вопросам, чтобы понять: если они достигнут успеха в Сирии, то неминуемо вернутся в свои страны, придут и в Россию“.

В октябре 2015 года на заседании Совета глав государств – участников СНГ Путин вновь заявил, что нельзя допустить, “чтобы они полученный сегодня в Сирии опыт позднее применяли бы у нас дома“.

Накануне Олимпиады в Сочи Россия сама “высылала” боевиков с Северного Кавказа в Сирию и Ирак

Отметим, что международные эксперты указывают, что Россия сама создала условия для угрозы своей территории со стороны возвращающихся на родину повоевавших в Сирии боевиков.

В опубликованном в марте 2016 года докладе Международной кризисной группы (ICG) – некоммерческой частной организации, занимающейся мониторингом проблемных регионов, – сообщалось, что с 2014 года на Северном Кавказе резко снизился уровень насилия, что объяснялось передислокацией большинства радикалов из этого российского региона в Ирак и Сирию. Там они примкнули к боевикам “Исламского государства”*.

Как отмечалось в докладе “Джихад на экспорт? Северокавказское подполье и Сирия”, в период подготовки к Олимпиаде-2014 в Сочи российские силовики, парализовавшие деятельность джихадистской организации “Имарат Кавказ”* на территории РФ, открыли границы для радикалов, чтобы дать им возможность выехать за пределы Северного Кавказа. А так как в это время набирал популярность “пятизвездный джихад” ИГ*, то сотни жителей региона и выходцев с Северного Кавказа в итоге присоединились к ИГ* в европейских и ближневосточных диаспорах.

Летом 2015 года российские журналисты писали о том, что в Дагестане сотрудники ФСБ оказывают содействие участникам местного бандподполья в их отправке на территорию Сирии для участия в боевых действиях на стороне террористов. Их специально “переправляли” на джихад в Сирию, чтобы в Дагестане стало спокойнее. С помощью такого “экспорта” активность кавказского подполья за годы “сирийской” войны значительно упала, что подтверждается данными силовиков, экспертов, правозащитников и жителей региона.

Однако российские силовики, способствующие отправке радикалов на войну на стороне террористов ради спокойствия в кавказских республиках, не учли побочный эффект такой стратегии: тенденция распространилась не только на Кавказе, но и в других регионах РФ, и те, кто уехал, стали представлять потенциальную угрозу для России с учетом приобретенного ими опыта.

В результате такого “экспорта” джихада с Северного Кавказа на Ближний Восток у России появились новые враги, а конфликт из регионального разросся в глобальный, с потенциальной угрозой “обратного экспорта” террористов на родину.

За возвращающимися в Россию из Сирии гражданами, которые ранее при потворстве спецслужб присоединились к террористическим формированиям, пристально следят.

Помешать боевикам вернуться домой призваны и подписанные президентом Путиным в 2013 году поправки в Уголовный кодекс РФ, которые по сути поставили блок на возвращение добровольцев на родину. Эти изменения ужесточили уголовную ответственность за участие в вооруженных формированиях на территории других государств до 10 лет тюрьмы.

Подробнее: http://www.newsru.com/russia/26oct2017/return.html?utm_source=tema-main

Похожие новости

Похожие записи

Оставить комментарий