Просмотров: 405 просмотров

Килограмм зерна на килограмм хлеба: кривая арифметика российского АПК

Такой невообразимо неопределённой ситуации на российском зерновом рынке хлеборобы не припомнят. Еще до окончания уборочной, которая далась в этом году хлебным регионам весьма не просто (как по погодным, так и по финансовым условиям), цены на зерновые нового сельскохозяйственного года стали стремительно падать.

К примеру, на Алтае более всего (в четыре раза) подешевела гречка (в прошлом году закупали по 20 рублей килограмм), пшеницу сейчас готовы принять по 5 рублей за кило (падение цены в три раза). Цена на семена подсолнечника снизилась в два раза (их принимают в среднем по 10 руб.).

Не лучше ситуация и в Башкирии, где цена на зерно составляет 5 рублей за килограмм, тогда как в 2016 году она составляла 9 рублей, а в 2015 году — 11 рублей. Также в регионе значительно упала цена сахара: в прошлом году этот продукт продавали по 37 рублей, тогда как в 2015 году он стоил 47 рублей, а в текущем сезоне за него дают только 34 рубля.

Наряду с этим возникли существенные проблемы с сбытом, хранением, переработкой и транспортировкой. У многих российских крестьян сейчас остро встал вопрос: как в таких условиях рассчитаться с кредиторами? Известно, что алтайским аграриям с ноября 2017 года по январь 2018 года необходимо выплатить банкам 2,2 миллиарда рублей по кредитам. Но все, что озвучивают по этому поводу официальные лица, иначе как «говорильней» не назовешь. Конкретные меры по государственному регулированию рынка отсутствуют, а земледельцы в следующем сезоне вместо посевной кампании уже готовятся к процедурам банкротств.

И вот еще что: казалось бы, если данная ситуация возникла из-за кризиса перепроизводства, то цены на продовольствие тоже должны были снизиться. Но они, напротив, растут.

По наблюдению главы крестьянско-фермерского хозяйства из Алтайского края Владимира Жданова, он бы тоже не прочь получить ответ на вопрос: «Почему 200-граммовая булка хлеба «7 злаков» стала стоить 32 рубля (160 рублей килограмм), а килограмм необходимого для ее выпечки зерна — 5 рублей?»

«Всем известно, что из килограмма зерна должен получиться примерно килограмм хлеба. Так пусть чиновники посчитают, какая получается разница, и подумают, у кого она «оседает»! Явно не в кармане государства. Я на этой кривой экономике потерял уже несколько миллионов. Неопределённость, возникшая сейчас, вообще заморозила рынок», — досадует Владимир Жданов.

Никому не нужными стали и с трудом собранные более 3 миллионов тонн зерна в Новосибирской области.

«В Новосибирской области господдержка для всех крестьян составила чуть более 4 миллиардов рублей, а потери от обвала цены составляют десятки миллиардов», — сообщил в эфире телеканала «Россия» председатель ассоциации руководителей сельхозпредприятий Новосибирской области Анатолий Степанов.

Свое спасение многие крестьяне видят в государственных интервенциях, но для этого нужно продать старые запасы, а федеральный бюджет еще не рассчитался за хранение в резерве урожая прошлых лет.

«Интервенционные закупки могут пройти чисто символически, учитывая затоваренность», — полагает министр сельского хозяйства Новосибирской области Василий Пронькин.

Скорее всего, так и произойдет. О новых сроках возможной (!!!) организации интервенционных торгов объявил недавно первый заместитель министра сельского хозяйства Джамбулат Хатуов. Если ранее он говорил, что государственные закупки, возможно, будут организованы в конце года, то на конференции Национальной ассоциации экспортеров сельскохозяйственной продукции он доложил, что интервенции, в случае необходимости, проведут в начале 2018 года.

«Мы готовимся к интервенциям, и в случае необходимости первые месяцы года будут ознаменованы тем, что в рамках запланированных государственных средств мы подрегулируем процесс», — сказал Хатуов.

Напомним, изначально госагентом по проведению товарных и закупочных интервенций на рынке зерна была «Объединенная зерновая компания» (ОЗК). Это АО было создано 21 марта 2007 года в результате преобразования федерального государственного унитарного предприятия «Федеральное агентство по регулированию продовольственного рынка» при Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации, основной функцией которого являлось осуществление мер государственного регулирования зернового рынка. Его единственным акционером было государство в лице Росимущества. Но в 2012 году, в результате допэмиссии, его доля сократилась до 50% плюс 1 акция. В текущем году, согласно планам, приватизация ОЗК должна была завершиться.

Так какой процесс собрался «подрегулировать» Джамбулат Хатуов? Совершенно непонятно. Но очевидно, что государство решило отказаться от существовавшего интервенционного инструмента в лице ОЗК (об этом, кстати, раньше и вице-премьер Аркадий Дворкович заявлял).

Позволим себе напомнить, что смысл проведения интервенций на зерновом рынке заключается в том, чтобы осенью, после массового поступления урожая на рынок и падения цен, закупить зерно у производителей для их поддержки. А в осенне-весенний период — продать урожай, чтобы сдержать рост цен.

Здесь тоже прослеживается «кривая экономика»: как может быть прибыльной организация, которая должна была покупать зерно задорого, когда все дают минимальную цену, и демпинговать, когда зерно начнет дорожать? Но если открыть официальную информацию ОЗК, то мы видим, что его выручка в 2016 году составила 17,3 млрд рублей, чистая прибыль — 2,24 млрд рублей. Между тем много зерна инвентаризационного фонда так и осталось нереализованным, а сами представители ОЗК уже открыто заговорили о непомерной нагрузке на бюджет России по хранению «закромов родины».

«Рост объемов интервенционного фонда возрос до 3,9 млн тонн (данные на 25 октября 2017 года), а его годовое обслуживание — с 2 млрд рублей до 9,5 млрд. рублей в год. Средства, направляемые на указанные цели, являются достаточно серьезной и постоянно возрастающей статьей расходов для бюджета Российской Федерации. Сложившаяся ситуация требует разработки и внедрения альтернативных регуляторных мер, проработки которых идут в оперативном штабе по рынку зерна в Минсельхозе России, с участием Минтранса, АО «ОЗК» и других участников рынка. Один из результатов — в текущем году в рекордные сроки была внедрена новая мера господдержки по субсидированию перевозок зерна на экспорт. Также в стадии подготовки находится и формирование механизма ускоренного экспорта зерновых.

В рамках работы штаба постоянно поднимается вопрос общей по стране недостаточности существующего вагонного парка для обеспечения потребностей рынка и разрабатываются соответствующие регламенты работы всех участников логистических цепочек для снижения напряжения в высокий сезон», — заявлено в официальной информации ОЗК.

То есть создаётся впечатление, что все предпринимаемое меры направлены на то, чтобы не фермерам, а ОЗК помочь: выгодно экспортировать по льготным схемам накопившийся урожай прошлых лет и завершить начавшийся передел внутреннего зернового рынка в пользу крупнейших монополистов. Удивительно, что всех этих историй как будто и не видят ни правоохранительные, ни антимонопольные органы, ни министры.

Между тем, изучив официальную информацию ОЗК, разве нельзя сделать вывод, что компания выполняет вовсе не «государственную функцию по увеличению объемов экспорта российского зерна и снижению социальной напряженности в зернопрофицитных регионах», а наращивает собственную прибыль?

Зауральским же регионам, судя по той же официальной информации ОЗК, и вовсе надеяться не на что.

«Минсельхоз РФ в рамках госпрограммы развития агросектора заложил плановое увеличение урожая зерновых до 150 млн тонн на период до 2020 года. АО «ОЗК» развивает сбалансированно Южный коридор, увеличивая вдвое мощности по перевалке в Новороссийске, и Восточный коридор — реализуя проект по строительству Дальневосточного зернового терминала. В условиях внутреннего потребления зерна в размере 74 млн тонн, формирование парка вагонов на сибирском и дальневосточном направлениях железной дороги является вопросом, требующим привлечения к проработке Минсельхоза РФ, Минтранса РФ, РЖД и других заинтересованных компаний и ведомств«, — отмечено на сайте ОЗК.

Скорее всего, во всём вышеизложенном и кроется причина молчания российских чиновников. Не особенно расторопны и депутаты Госдумы. Только на прошлой неделе депутат Вера Ганзя (КПРФ) известила, что нижняя палата парламента собирается запросить у правительства РФ информацию о ситуации с закупками зерна.

В новости по этому поводу так и сказано: «Предлагается поручить комитету Госдумы по аграрным вопросам запросить информацию в правительстве РФ о состоянии зернового рынка в настоящий момент и тех мерах, которые предпринимает правительство РФ для решения проблем на зерновом рынке».

Между тем ИА REGNUM, получая из регионов многочисленные сигналы о бедственном положении крестьян, запрос аналогичного свойства направляло в Минсельхоз РФ еще 6 октября. Но и по сей день ведомство так и не ответило, ни каков общий объем нераспроданного зерна интервенционного фонда, ни с чем связан долг за его хранение перед «Объединённой зерновой компанией», ни по поводу планов об интервенциях и вариантах сбыта зерновых.

Также в министерстве проигнорировали вопрос относительно мер, которые будут предприняты в поддержку крестьян хлебных регионов России.

И еще немного о «кривой экономике». Американские СМИ, в частности The Wall Street Journal, признают, что этот сезон может стать менее доходным для российских фермеров. Но при этом, ссылаясь на директора швейцарской фирмы Solaris Commodities SA, которая торгует российским зерном, отмечает: пока что «все зарабатывают».

«Производители зарабатывают, трейдеры зарабатывают. Счастливые дни», — заключил швейцарский торговец. Очевидно же, говорил он вовсе не о российских производителях и трейдерах.

Светлана Шаповалова, ИА REGNUM

http://krizis-kopilka.ru/archives/46553

Leave a Reply