5 538 просмотров

Правда и мифы о Зое Космодемьянской

В начале 90-х, когда пошел бум публикаций на темы истории и выискивали неизвестные факты, стали писать, что никакого подвига Зоя Космодемьянская не совершала.Более того, она поджигала дома мирных жителей, сами же крестьяне ее и сдали немцам…

Еще одна «прилипшая» версия: в детстве Зоя перенесла менингит в тяжелой форме, имела проблемы с психикой, страдала пироманией – только дай в руки спички и керосин…

– Все это ложь, – говорит Александра Николаевна Никитина.

Она дочь военной подруги Космодемьянской, разведчицы Клавдии Милорадовой, которая служила с Зоей. Милорадова пережила войну, из жизни ушла в 2007-м. Но остались ее военные дневники, которые нам представилась возможность перелистать.

Одни из этих публикаций утверждали, что Зоя Космодемьянская страдала шизофренией, другие — что она самовольно поджигала дома, в которых не было никаких немцев, и была схвачена, избита и передана немцам самими петрищевцами. Было выдвинуто также предположение, что на самом деле подвиг совершила не Зоя, а другая комсомолка-диверсантка — Лиля Азолина.
Некоторые газеты писали о том, что у неё подозревали шизофрению, основываясь на статье «Зоя Космодемьянская: Героиня или символ?» в газете «Аргументы и Факты» (1991, № 43). Авторы статьи — ведущий врач Научно-методического центра детской психиатрии А.Мельникова, С.Юрьева и Н.Касмельсон — писали: «Перед войной в 1938—39 годах 14-летняя девочка по имени Зоя Космодемьянская неоднократно находилась на обследовании в Ведущем научно-методическом центре детской психиатрии и лежала в стационаре в детском отделении больницы им. Кащенко. У неё подозревали шизофрению. Сразу после войны в архив нашей больницы пришли два человека и изъяли историю болезни Космодемьянской».

Разведчик – это смертник

Из воспоминаний Клавдии Милорадовой: «Впервые я увидела Зою возле кинотеатра «Колизей» на Чистых прудах (ныне театр «Современник». – Авт.)

– там располагался сборный пункт для добровольцев. Высокая, смуглая. Коричневое пальто, шерстяная вязаная шапочка. Короткие волосы. Выразительные темно-серые глаза с длинными ресницами. Ее поначалу даже не хотели брать в диверсионную группу: разведчик должен быть неприметным, а она яркая, красивая. Но Зоя говорила: «Примите – вы во мне не ошибетесь». …

Она была хоть и тихая, скромная, но с твердыми убеждениями. («И абсолютно здоровая! – замечает Александра Николаевна. – Ведь будущие разведчики проходили серьезную медкомиссию, больного человека не приняли бы в разведку».) …Я подошла к ней, назвала свое имя, она протянула руку – «Зоя». «Ты на трудовой фронт?» – спросила я. Она засмеялась: «Да». Это было как пароль. То, что отправляемся на трудфронт, мы говорили родителям…

Подъехала машина, сели в кузов с другими ребятами и девушками. Кто-то достал баян, и мы пели: «Дан приказ ему на запад», а потом даже танцевали прямо на ходу в машине – гопака и полечку.

Зоя не принимала участия в танцах. Говорила: «Я неважно танцую и пою, а вот слушать и смотреть люблю».

Зоя Космодемьянская Зоя Космодемьянская Фото:

Из домашнего архива А.Никитиной …Москва для нас представлялась живой – девушка, краше которой в мире не найти. И к ней двигался враг. Москва, словно застыв в оцепенении, молила о помощи: «Помоги, защити…» Разве мы могли остаться безучастными?! Шли в райком комсомола и требовали, чтобы нас отправили на фронт. Слышали в ответ:

«Вы понимаете, разведчики – это смертники, вы не вернетесь!» Мы вставали руки по швам: «Когда приступать к выполнению задания?»

Спасла жизнь подруге

– Зоя спасла маме жизнь, – рассказывает Александра Никитина. – У мамы был пистолет с тугим спуском, Зоя это знала и как-то перед заданием твердо сказала: «Клава, обменяемся оружием! Все-таки я хожу в составе группы, а ты, случается, одна…» Через несколько дней мама в лесу нарвалась на немецкие блиндажи. Зашла в один – никого, а на столе карты, документы. Мама сгребла их, собралась убегать – и тут вошел немец. Здоровенный, розовощекий, голубоглазый.Мама потом рассказывала: «Он схватился за пистолет, но я выстрелила первой, из Зоиного, с незападавшим спуском. Фашист завизжал, как поросенок, упал…» Документы оказались необыкновенно ценными для наших войск – за них маму представили к первой боевой награде, ордену Красной Звезды.

Мама Зои Космодемьянской Мама Зои Любовь Тимофеевна на похоронах дочери. Апрель 1942 г. Фото: Из домашнего архива А.Никитиной И вот новое задание.

Зою с разведчиком по фамилии Клубков отправили в Петрищево. Оттуда Космодемьянская не вернулась. Позже выяснилось, что ее напарник попался немцам, сломался под пытками и выдал боевую подругу.  Местные жительницы расскажут, как фашисты пытали Зою. Избивали, раздели и в одной ночной сорочке таскали по деревне в сорокаградусный мороз, а затем повесили на центральной площади. Издевались даже над мертвой:

кололи штыками и вырезали грудь.  …Историю партизанки описал в статье журналист газеты «Правда». – Редакцию буквально завалили письмами женщины со всех уголков СССР: это моя дочь! В апреле 42-го военное командование решило провести эксгумацию тела, чтобы официально установить правду.

Похороны Зои Космодемьянской  Похороны Зои Космодемьянской

Фото: Из домашнего архива А.Никитиной Из Москвы в Петрищево на опознание приехали мама Космодемьянской Любовь Тимофеевна, командир разведотряда Артур Спрогис и подруга Клавдия Милорадова.  Из воспоминаний Клавдии Милорадовой: «Передо мной лежала, как будто спала, Зоя.

Даже после жестоких пыток у нее лицо спокойного, уснувшего человека. Тело ее совсем не разложилось. Как объяснили потом, из-за зимних морозов и низких температур – земля промерзла и Зоя лежала, словно в холодильнике. Любовь Тимофеевна опустилась на колени перед дочерью, на моих глазах ее волосы побелели. Также она потеряла слух…»

– В том же 42-м маму направили в глубокий тыл к немцам в Белоруссию. И она работала в комендатуре у немецкого генерала Хорста, позже признанного военным преступником, – передавала нашим секретные сведения, – продолжает Александра Никитина.

– То, что осталась жива – чудо… Победу мама встретила в Москве. Рассказывала: незнакомые люди плакали и обнимались. В репродукторах играли военные марши, в том числе любимая песня мамы – «Широка страна моя родная». Мама не раз говорила: «Мечтаю об одном: чтобы никогда никому не пришлось пережить то, через что прошли мы. Какой ценой нам досталась победа…»

Многие не знают до сих пор, в чем состоял подвиг Зои. Ей удалось сжечь немецкий узел связи. И некоторые фашистские части в Подмосковье не смогли взаимодействовать между собой. А тут наши навалились – и немцы, стоявшие в той местности, начали отступление. Это была первая, по сути, крупная победа наших войск под Москвой зимой 41-го, – резюмировала наша собеседница.

К. А. МилорадоваГероиня войны разведчица К. А. Милорадова Фото: Виктория Катаева /

короткие факты

Писали, будто Космодемьянская обливала дома бензином или зажигательной смесью. Это не так.  Александра Никитина: «Керосин они с собой не носили. Им давали по две бутылки с зажигательной смесью, тяжелые и неудобные. Мама свои выбросила. А Зоя носила. Говорила: «государственное имущество, не имею права выкинуть». Но поджигала она с помощью специальных термитных спичек и шариков – небольшие, как те, в которые ребятишки играли в лапту, но горит – тремя пожарными машинами не погасить».

После эксгумации тело Космодемьянской кремировали. Раньше родственникам и друзьям разрешали смотреть за страшным процессом в глазок в двери крематория.  Александра Никитина: «Гроб был открытый, без крышки. И мама, подойдя к глазку, увидела, что Зоя… резко села. Потом выяснилось: физическая реакция тела, в морге должны были подрезать сухожилия, но почему-то забыли. И мама закричала: «Она живая! Вы живую хороните!» – и потеряла сознание. Позже наблюдать за кремацией запретили вообще всем».

Николай РазумцевСослуживец Зои Николай Разумцев: Фото: Виктория Катаева

Сослуживец Зои Николай Разумцев: Мечтала обнять «старенькую» маму

До наших дней дожил единственный боец из отряда Космодемьянской – Николай Васильевич Разумцев. 91-летний ветеран живет в Москве.

– Наша часть носила номер 9903, – рассказал он нам. – Главная задача – не допустить продвижение немецких войск к Москве. Мы минировали шоссейные дороги, работали в группах по 12 человек. Идешь пешком в снегу по пояс – в 41-м зима была особенно снежной. И спали на снегу, палаток не было: упадешь, полумертвый от усталости, подремлешь. Проснулся – холодно, но костер разводить нельзя – привлечешь внимание врага. Попрыгаешь, поприседаешь – вроде бы согрелся. И дальше, вперед… Помню, Зоя не раз очень серьезно говорила: «Мы победим, и я поеду домой, меня ждет старенькая мама». Позже я подсчитал: ее «старенькой» маме было тогда 43 года.
Источник: http://sobesednik.ru/rassledovanie/20140525-pravda-i-mify-o-tom-kak-horonili-zoyu-kosmodemyanskuyu

 

Космодемьянская Зоя Анатольевна

Герой Советского Союза
Кавалер Ордена Ленина

Зоя Анатольевна Космодемьянская родилась 13 сентября 1923 года в селе Осино-Гай Гавриловского района Тамбовской области, в семье потомственных местных священников.

Её дед, священник Пётр Иоаннович Космодемьянский, был казнен большевиками за то, что прятал в церкви контрреволюционеров. Большевики в ночь на 27 августа 1918 года схватили его, и после жестоких истязаний утопили в пруду. Отец Зои Анатолий учился в духовной семинарии, но не окончил её. Он женился на местной учительнице Любови Чуриковой, и в 1929 году семья Космодемьянских оказалась в Сибири. По некоторым утверждениям, они были сосланы, но по словам матери Зои — Любови Космодемьянской — бежали от доноса. В течение года семья жила в селе Шиткино на Енисее, затем сумела переехать в Москву — возможно, благодаря хлопотам сестры Любови Космодемьяской, служившей в Наркомпросе. В детской книге «Повесть о Зое и Шуре» Любовь Космодемьянская также сообщала, что переезд в Москву произошёл после письма сестры Ольги.

Отец Зои — Анатолий Космодемьянский — умер в 1933 году после операции на кишечнике, и дети (Зоя и её младший брат Александр) остались на воспитании матери.

В школе Зоя училась хорошо, особенно увлекалась историей и литературой, мечтала поступить в Литературный институт. Однако, ее отношения с одноклассниками не всегда складывались самым лучшим образом — в 1938 году её избрали комсомольским групоргом, но потом не переизбрали. По свидетельству Любови Космодемьянской Зоя болела нервным заболеванием с 1939 года, когда переходила из 8-го в 9-й класс… Сверстники ее не понимали. Ей не нравилось непостоянство подруг: Зоя часто сидела одна, переживала это, говорила, что она – одинокий человек, и что не может подобрать себе подругу.

В 1940 году она перенесла острый менингит, после которого проходила реабилитацию зимой 1941 года в санатории по нервным болезням в Сокольниках, где подружилась с лежавшим там писателем Аркадием Гайдаром. В том же году она окончила 9 классов средней школы № 201, несмотря на большое количество пропущенных по болезни занятий.

31 октября 1941 года Зоя, в числе 2000 комсомольцев-добровольцев, явилась к месту сбора в кинотеатре «Колизей» и оттуда была доставлена в диверсионную школу, став бойцом разведывательно-диверсионной части, официально носившей название «партизанской части 9903 штаба Западного фронта». После трёхдневного обучения Зоя в составе группы была 4 ноября переброшена в район Волоколамска, где группа успешно справилась с минирование дороги.

17 ноября вышел приказ Сталина № 0428, предписывавший лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», с каковой целью «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог».

Для исполнение этого приказа, 18-го (по другим сведениям 20-го) ноября командиры диверсионных групп части № 9903 П.С.Проворов (в его группу вошла Зоя) и Б.С.Крайнев получили задание сжечь в течение 5—7 дней 10 населённых пунктов, в их числе деревню Петрищево (Рузский район Московской области). Участники групп имели по 3 бутылки с зажигательной смесью, пистолет (у Зои это был «наган»), сухой паёк на 5 дней и бутылку водки. Выйдя на задание вместе, обе группы (по 10 человек в каждой) попали под обстрел у деревни Головково (в 10 километрах от Петрищева), понесли тяжёлые потери и частично рассеялись. Позже их остатки объединились под командованием Бориса Крайнева.

27 ноября в 2 часа утра Борис Крайнев, Василий Клубков и Зоя Космодемьянская подожгли в Петрищеве три дома жителей Кареловой, Солнцева и Смирнова, при этом у немцев погибли 20 лошадей.

О дальнейшем известно, что Крайнев не дождался Зои и Клубкова в условленном месте встречи и ушёл, благополучно вернувшись к своим. Клубков был схвачен немцами, а Зоя, разминувшись с товарищами и оставшись одна, решила вернуться в Петрищево и продолжить поджоги. Однако, и немцы, и местные жители уже были настороже, причём немцы создали охрану из нескольких петрищевских мужчин, которым было поручено следить за появлением поджигателей.

С наступлением вечера 28 ноября, при попытке поджечь сарай С.А.Свиридова (одного из назначенных немцами «стражников») Зоя была замечена хозяином. Вызванные им квартировавшие немцы схватили девушку около 7 часов вечера. Свиридов за это был награждён немцами бутылкой водки и впоследствии приговорён советским судом к расстрелу. На допросе Космодемьянская назвалась Таней и не сказала ничего определённого. Раздев догола, её пороли ремнями, затем приставленный к ней часовой на протяжении 4 часов водил её босой, в одном белье, по улице на морозе. К истязаниям над Зоей пытались присоединиться также местные жительницы Солина и Смирнова (погорелица), бросившие в Зою котелок с помоями. И Солина, и Смирнова впоследствии были приговорены к расстрелу.

В 10:30 следующего утра Зою вывели на улицу, где уже была сооружена висельная петля, на грудь ей повесили табличку с надписью «Поджигатель». Когда Зою подвели к виселице, Смирнова ударила её по ногам палкой, крикнув: «Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…».

Саму казнь одна из свидетельниц описывает следующим образом: «До самой виселицы вели её под руки. Шла ровно, с поднятой головой, молча, гордо. Довели до виселицы. Вокруг виселицы было много немцев и гражданских. Подвели к виселице, скомандовали расширить круг вокруг виселицы и стали её фотографировать… При ней была сумка с бутылками. Она крикнула: «Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть — это моё достижение». После этого один офицер замахнулся, а другие закричали на неё. Затем она сказала: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен». Офицер злобно заорал: «Русь!» «Советский Союз непобедим и не будет побеждён», — все это она говорила в момент, когда её фотографировали… Потом подставили ящик. Она без всякой команды стала сама на ящик. Подошёл немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула: «Сколько нас не вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят». Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она взялась за верёвку рукой, но немец ударил её по рукам. После этого все разошлись».

Приведённые кадры казни Зои сделал один из солдат вермахта, который был вскоре убит.

Тело Зои провисело на виселице около месяца, неоднократно подвергаясь надругательствам со стороны проходивших через деревню немецких солдат. Под Новый 1942 год пьяные немцы сорвали с повешенной одежду и в очередной раз надругались над телом, исколов его ножами и отрезав грудь. На следующий день немцы отдали распоряжение убрать виселицу и тело было похоронено местными жителями за околицей деревни.

Впоследствии Зоя была перезахоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

О судьбе Зои стало широко известно из статьи Петра Лидова «Таня», опубликованной в газете «Правде» 27 января 1942 года. Автор случайно услышал о казни Зои Космодемьянской в Петрищеве от свидетеля — пожилого крестьянина, которого потрясло мужество неизвестной девушки: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…». Лидов отправился в Петрищево, подробно расспросил жителей и на основе их расспросов опубликовал статью. Утверждали, что статью отметил Сталин, якобы сказавший: «Вот народная героиня», — и именно с этого момента берёт своё начало пропагандистская кампания вокруг Зои Космодемьянской.

Её личность была вскоре установлена, об этом сообщила «Правда» в статье Лидова от 18 февраля «Кто была Таня». Ещё раньше, 16 февраля, был подписан указ о присвоении ей посмертно звания Героя Советского Союза.

Во время и после перестройки, на волне антикоммунистической пропаганды, в печати появлялась и новая информация о Зое. Как правило, она основывалась на слухах, не всегда точных воспоминаниях очевидцев, а в некоторых случаях, и домыслах — что было неизбежно в ситуации, когда документальная информация, противоречащая официальному «мифу», продолжала держаться в секрете или только-только рассекречивалась. М.М.Горинов писал по поводу этих публикаций, что в них «отразились некоторые факты биографии Зои Космодемьянской, замалчивавшиеся в советское время, но отразились, как в кривом зеркале, — в чудовищно искажённом виде».

Одни из этих публикаций утверждали, что Зоя Космодемьянская страдала шизофренией, другие — что она самовольно поджигала дома, в которых не было никаких немцев, и была схвачена, избита и передана немцам самими петрищевцами. Было выдвинуто также предположение, что на самом деле подвиг совершила не Зоя, а другая комсомолка-диверсантка — Лиля Азолина.

Некоторые газеты писали о том, что у неё подозревали шизофрению, основываясь на статье «Зоя Космодемьянская: Героиня или символ?» в газете «Аргументы и Факты» (1991, № 43). Авторы статьи — ведущий врач Научно-методического центра детской психиатрии А.Мельникова, С.Юрьева и Н.Касмельсон — писали: «Перед войной в 1938—39 годах 14-летняя девочка по имени Зоя Космодемьянская неоднократно находилась на обследовании в Ведущем научно-методическом центре детской психиатрии и лежала в стационаре в детском отделении больницы им. Кащенко. У неё подозревали шизофрению. Сразу после войны в архив нашей больницы пришли два человека и изъяли историю болезни Космодемьянской».

Других свидетельств либо документальных подтверждений подозрений на шизофрению в статьях не упоминалось, хотя в воспоминаниях матери и одноклассников действительно рассказывалось о поразившей её в 8—9 классе (в результате упомянутого конфликта с одноклассниками) «нервной болезни», по поводу которой она проходила обследования. В последующих публикациях газеты, ссылавшиеся на «Аргументы и факты», часто опускали слово «подозревали».

В последние годы существовала версия, что Зою Космодемьянскую предал её товарищ по отряду (и комсорг) Василий Клубков. Она основывалась на материалах дела Клубкова, рассекреченных и опубликованных в газете «Известия» в 2000 году. Клубков, явившийся в начале 1942 года в свою часть, заявил, что он был взят в плен немцами, бежал, снова был схвачен, снова бежал и сумел добраться до своих. Однако на допросах в СМЕРШе изменил свои показания и заявил, что был схвачен вместе с Зоей и выдал её. Клубков был расстрелян «за измену Родине» 16 апреля 1942 года. Его показания противоречили показаниям свидетелей — жителей деревни, и к тому же были противоречивы.

Исследователь М.М.Горинов предполагал, что СМЕРШевцы заставили Клубкова оговорить себя либо из карьерных соображений (чтобы получить свою долю дивидендов с разворачивавшейся пропагандистской кампании вокруг Зои), либо из пропагандистских (чтобы «оправдать» попадание Зои в плен, недостойное, согласно тогдашней идеологии, советского бойца). Впрочем, в пропагандистский оборот версия предательства так и не была запущена.

В 2005 году о Зое Космодемьянской был снят документальный фильм «Зоя Космодемьянская. Правда о подвиге».

Текст подготовил Андрей Гончаров

Использованные материалы:

Материалы сети Интернет

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

“Правда о Зое Космодемьянской”

История подвига Зои Космодемьянской еще с военной поры является по сути дела хрестоматийной. Как говорится, об этом писано-переписано. Тем не менее в прессе, а в последнее время и в Интернете, нет-нет да и появится какое-нибудь «откровение» современного историка: Зоя Космодемьянская была не защитницей Отечества, а поджигательницей, которая уничтожала подмосковные деревни, обрекая местное население на гибель в лютые морозы. Поэтому, мол, жители Петрищево её сами схватили и предали в руки оккупационных властей. А когда девушку привели на казнь, крестьяне якобы даже проклинали её.

«Секретная» миссия

Ложь редко возникает на пустом месте, её питательная среда — всяческие «секреты» и недомолвки официальных трактовок событий. Некоторые обстоятельства подвига Зои были засекречены, а из-за этого и несколько искажены с самого начала. До недавних пор в официальных версиях не было даже чётко определено, кем она была, что конкретно делала в Петрищево. Зою называли то московской комсомолкой, отправившейся в тыл врага мстить, то партизанкой-разведчицей, схваченной в Перищево при выполнении боевого задания.

Нет так давно я познакомился ветераном фронтовой разведки Александрой Потаповной Федулиной, которая хорошо знала Зою. Старая разведчица рассказала:

– Зоя Космодемьянская никакой партизанкой не была.

Она являлась красноармейцем диверсионной бригады, которой руководил легендарный Артур Карлович Спрогис. В июне 1941 года он сформировал особую воинскую часть № 9903 для проведения диверсионных действий в тылу вражеских войск. Её основу составили добровольцы из комсомольских организаций Москвы и Подмосковья, а командный состав набран из слушателей Военной академии имени Фрунзе. Во время битвы под Москвой в этой воинской части разведотдела Западного фронта было подготовлено 50 боевых групп и отрядов. Всего за сентябрь 1941- февраль 1942 года ими было совершено 89 проникновений в тыл противника, уничтожено 3500 немецких солдат и офицеров, ликвидировано 36 предателей, взорвано 13 цистерн с горючим, 14 танков. В октябре 1941 года мы учились в одной группе с Зоей Космодемьянской в разведшколе бригады. Потом вместе ходили в тыл врага на спецзадания. В ноябре 1941 года я была ранена, а когда вернулась из госпиталя, узнала трагическую весть о мученической смерти Зои.

– Почему же о том, что Зоя являлась бойцом действующей армии, долгое время умалчивалось? – поинтересовался я у Федулиной.

– Потому что были засекречены документы, определявшие поле деятельности, в частности, бригады Спрогиса.

Позже мне довелось ознакомиться с не так давно рассекреченным приказом Ставки ВГК № 0428 от 17 ноября 1941 года, подписанным Сталиным. Цитирую: Необходимо «лишить германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населённых пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами. При вынужденном отходе наших частей… уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населённые пункты, чтобы противник не мог их использовать».

Вот такую задачу выполняли в Подмосковье бойцы бригады Спрогиса, в том числе красноармеец Зоя Космодемьянская. Наверное, после войны руководителям страны и Вооруженных сил не хотелось муссировать информацию о том, что бойцы действующей армии жгли подмосковные деревни, поэтому вышеназванный приказ Ставки и другие документы такого рода долгое время не рассекречивались.

Конечно, этот приказ раскрывает очень болезненную и неоднозначную страницу Московской битвы. Но правда войны бывает значительно более жестокой, чем наши сегодняшние представления о ней. Неизвестно, чем бы закончилось самое кровопролитное сражение Второй мировой войны, если бы фашистам дали полную возможность отдыхать в натопленных деревенских избах и откармливаться колхозными харчами. К тому же многие бойцы бригады Спрогиса старались взрывать и поджигать только те избы, где квартировались фашисты и размещались штабы. Нельзя не подчеркнуть и того, что когда идёт борьба не на жизнь, а на смерть, в действиях людей проявляются, как минимум, две правды: одна — обывательская (выжить любой ценой), другая — героическая (готовность к самопожертвованию ради Победы). Именно столкновение этих двух правд и в 1941 году, и сегодня происходит вокруг подвига Зои.

Что произошло в Петрищево

В ночь с 21 на 22 ноября 1941 года Зоя Космодемьянская перешла линию фронта в составе специальной диверсионно-разведывательной группы из 10 человек. Уже на оккупированной территории бойцы в глубине леса напоролись на вражеский патруль. Кто-то погиб, кто-то, проявив малодушие, повернул назад и лишь трое – командир группы Борис Крайнов, Зоя Космодемьянская и комсорг разведшколы Василий Клубков продолжили движение по ранее определённому маршруту. В ночь с 27 на 28 ноября они достигли деревни Петрищево, где, помимо других военных объектов гитлеровцев, предстояло уничтожить тщательно замаскированный под конюшню полевой пункт радио- и радиотехнической разведки.

Старший, Борис Крайнов, распределил роли: Зоя Космодемьянская проникает в южную часть деревни и бутылками с зажигательной смесью уничтожает дома, где квартируют немцы, сам Борис Крайнов – в центральную часть, где разместился штаб, а Василий Клубков – в северную. Зоя Космодемьянская успешно выполнила боевое задание – бутылками «КС» уничтожила два дома и вражеский автомобиль. Однако при возвращении обратно в лес, когда она уже была далеко от места диверсии, её заметил местный староста Свиридов. Он вызвал фашистов. И Зоя была арестована. Свиридову благодарные оккупанты налили стакан водки, как об этом рассказали после освобождения Петрищево местные жители.

Зою долго и зверски пытали, но она не выдала никакой информации ни о бригаде, ни о том, где должны ждать её товарищи.

Однако вскоре фашисты захватили Василия Клубкова. Он проявил малодушие и всё, что знал, рассказал. Борис Крайнов чудом успел уйти в лес.

Предатели

Впроследствии Клубкова фашистские разведчики перевербовали и с «легендой» о побеге из плена отправили назад в бригаду Спрогиса. Но его быстро разоблачили. На допросе Клубков рассказал о подвиге Зои.

Из протокола допроса от 11 – 12 марта 1942 года:

«- Уточните обстоятельства, при которых вы попали в плен?

– Подойдя к определённому мне дому, я разбил бутылку с «КС» и бросил ее, но она не загорелась. В это время я увидел невдалеке от себя двух немецких часовых и, проявив трусость, убежал в лес, расположенный в метрах 300 от деревни. Как я только прибежал в лес, на меня навалились два немецких солдата, отобрали у меня наган с патронами, сумки с пятью бутылками «КС» и сумку с продзапасами, среди которых также был литр водки.

– Какие показания вы дали офицеру немецкой армии?

– Как меня только сдали офицеру, я проявил трусость и рассказал, что нас всего пришло трое, назвав имена Крайнова и Космодемьянской. Офицер отдал на немецком языке какое-то приказание немецким солдатам, они быстро вышли из дома и через несколько минут привели Зою Космодемьянскую. Задержали ли они Крайнова, я не знаю.

– Вы присутствовали при допросе Космодемьянской?

– Да, присутствовал. Офицер у неё спросил, как она поджигала деревню. Она ответила, что она деревню не поджигала. После этого офицер начал избивать Зою и требовал показаний, но она дать таковые категорически отказалась. Я в её присутствии показал офицеру, что это действительно Космодемьянская Зоя, которая вместе со мной прибыла в деревню для выполнения диверсионных актов, и что она подожгла южную окраину деревни. Космодемьянская и после этого на вопросы офицера не отвечала. Видя, что Зоя молчит, несколько офицеров раздели её догола и в течение 2 – 3 часов сильно избивали резиновыми палками, добиваясь показаний. Космодемьянская заявила офицерам: «Убейте меня, я вам ничего не расскажу». После чего её увели, и я её больше не видел».

Из протокола допроса А.В.Смирновой от 12 мая 1942 года: «На другой день после пожара я находилась у своего сожженного дома, ко мне подошла гражданка Солина и сказала: «Пойдем, я тебе покажу, кто тебя сжёг». После этих сказанных ею слов мы вместе направились в дом Куликов, куда перевели штаб. Войдя в дом, увидели находившуюся под охраной немецких солдат Зою Космодемьянскую. Я и Солина стали её ругать, кроме ругани я на Космодемьянскую два раза замахнулась варежкой, а Солина ударила её рукой. Дальше нам над партизанкой не дала издеваться Валентина Кулик, которая нас выгнала из своего дома. Во время казни Космодемьянской, когда немцы привели её к виселице, я взяла деревянную палку, подошла к девушке и на глазах у всех присутствующих ударила её по ногам. Это было в тот момент, когда партизанка стояла под виселицей, что я при этом говорила, не помню».

Казнь

Из показаний жителя деревни Петрищево В.А.Кулика: «Ей повесили на грудь табличку, на которой было написано по-русски и по-немецки: «Поджигатель». До самой виселицы вели её под руки, поскольку из-за пыток она уже не могла идти самостоятельно. Вокруг виселицы было много немцев и гражданских. Подвели к виселице и стали её фотографировать.

Она крикнула: «Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать армии воевать! Моя смерть за Родину — это моё достижение в жизни». Затем она сказала: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен. Советский Союз непобедим и не будет побеждён». Все это она говорила в момент, когда её фотографировали.

Потом подставили ящик. Она без всякой команды, набравшись откуда-то сил, встала сама на ящик. Подошел немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула: «Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов! Но за меня вам наши товарищи отомстят». Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она инстинктивно ухватилась за веревку рукой, но немец ударил её по руке. После этого все разошлись».

Целый месяц провисело в центре Петрищево тело девушки. Лишь 1 января 1942 года немцы позволили жителям похоронить Зою.

Каждому — своё

Январской ночью 1942 года во время боев за Можайск несколько журналистов оказались в уцелевшей от пожара деревенской избе в районе Пушкино. Корреспондент «Правды» Петр Лидов разговорился с пожилым крестьянином, который рассказал, что оккупация настигла его в деревне Петрищево, где он видел казнь какой-то девушки-москвички: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…»

Рассказ старика потряс Лидова, и той же ночью он ушёл в Петрищево. Корреспондент не успокоился до тех пор, пока не переговорил со всеми жителями села, не разузнал все подробности гибели нашей русской Жанны д`Арк — так называл он казнённую, как он считал, партизанку. Вскоре он вернулся в Петрищево вместе с фотокорреспондентом «Правды» Сергеем Струнниковым. Вскрыли могилу, сделали фото, показали партизанам.

Один из партизан Верейского отряда узнал в казнённой девушку, встреченную им в лесу накануне разыгравшейся в Петрищево трагедии. Та назвала себя Таней. Под этим именем и вошла героиня в статью Лидова. И лишь позже открылось, что это псевдоним, которым Зоя воспользовалась в целях конспирации.

Настоящее же имя казнённой в Петрищево в начале февраля 1942 года установила комиссия Московского городского комитета ВЛКСМ. В акте от 4 февраля констатировалось:

«1. Граждане села Петрищево (следуют фамилии) по предъявленным разведотделом штаба Западного фронта фотографиям опознали, что повешенной была комсомолка Космодемьянская З.А.

2. Комиссия произвела раскопку могилы, где похоронена Космодемьянская Зоя Анатольевна. Осмотр трупа… еще раз подтвердил, что повешенной является тов. Космодемьянская З.А.».

5 февраля 1942 года комиссия МГК ВЛКСМ подготовила записку в Московский городской комитет ВКП(б) с предложением представить Зою Космодемьянскую к присвоению звания Героя Советского Союза (посмертно). А уже 16 февраля 1942 года увидел свет соответствующий Указ Президиума Верховного Совета СССР. В результате красноармеец З.А.Космодемьянская стала первой в Великой Отечественной войне женщиной-кавалером Золотой Звезды Героя.

Староста Свиридов, предатель Клубков, пособники фашистов Солина и Смирнова были приговорены к высшей мере наказания.

13 сентября 1923 года – 29 ноября 1941 года

http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=299

 

Похожие новости

Похожие записи

Оставить комментарий