Просмотров: 1900 просмотров

В России цена хлеба больше не зависит от цены зерна

В этом году Россия столкнулась с парадоксальной ситуацией: урожай зерновых оказался рекордным — собрали около 140 миллионов тонн (ответ очень простой все рекорды дутые Ред.). Поскольку цены на пшеницу опустились ниже себестоимости, то многие ожидали, что и ценник на конечный продукт тоже снизится. Но стоимость хлеба в магазинах продемонстрировала те же чудеса, что и бензин на заправках: в какую бы сторону цены на сырьё не менялись, россияне видят только стабильный рост. Корреспонденты ИА REGNUM, пройдя по хлебным магазинам России, готовы наглядно развеять вредное заблуждение: цена хлеба действительно больше не зависит от цены зерна.

На килограмм хлеба, как известно, идёт примерно 700 грамм пшеничной муки. Если исходить из того, что, к примеру, в Алтайском крае, где в этом году собрали рекордные 5 миллионов тонн зерна, пшеница третьего класса продаётся сейчас в среднем по цене 5 рублей за килограмм, то 700 грамм зерна соответственно будут стоить 3,5 рубля. Именно столько при продаже килограмма хлеба достаётся крестьянам.

Но если посетить далеко не самую престижную в Барнауле торговую точку, то можно увидеть, что первосортная буханка (500 грамм) обойдется в 28 рублей, то есть килограмм — 54 рубля. Сбоку от нее на полке затесался хлеб «Алтайский» высшего сорта (нарезка): 700 грамм за 40 рублей. Получается, что сорт муки выше, а килограмм хлеба из него даже дешевле — 52 руб. за килограмм. Дорого. Но, как было сказано выше, крестьянину из этих 52 рублей, «запечённых» в буханке, достаётся лишь 3,5 рубля, а это даже не десятая часть!

Даже если учесть расходы на производство муки, другие входящие в состав хлеба ингредиенты и прочие издержки, возникает вопрос: где оседает серьезная разница между стоимостью зерна и готовой продукции из него?

Но не будем пока торопиться с ответам, а просто заглянем в другие хлебные магазины нашей необъятной родины. В Карачаево-Черкесии за полкило высшего сорта нужно отдать всего около 20 рублей, тогда как за пшеницу 3 класса дают весьма достойную цену — 10 тыс. рублей за тонну. По 17 рублей буханка можно найти хлеб в Оренбурге.

Карачаево-Черкесия. Цена хлеба в январе 2018 года

В Чувашии полукилограммовая булка хлеба стоит порядка 23 рублей, а кило пшеницы покупают по 8,5 рублей. В Воронеже за килограммовый «кирпичик» нужно заплатить в среднем в 26,50 рублей, в Иркутске — 27 рублей (тогда как третий класс пшеницы принимают по 8 рублей за килограмм). Дальше — больше: в Челябинске хлеб стоит почти 28 рублей, Волгодонске — 29,50 руб. В Ростове-на-Дону булка обойдется в 34—40 рублей, тогда как килограмм пшеницы (3 класс) стоит в среднем 8,7 рублей (в порту за неё дают 8700—10 400 руб/тонна).

Башкирия: при цене пшеницы 5 рублей за килограмм буханка хлеба стоит более 40 рублей.

Необыкновенно странный порядок цен демонстрирует Свердловская область: хлебные отделы в Каменске-Уральском торгуют булками по 15—19 рублей, тогда как в самом в Екатеринбурге и Первоуральске примерно такой же хлеб стоит от 16 до 29 рублей.

Но это еще далеко не все казусы.

Немудрено, к примеру, что Крым, где урожайность пшеницы составляет 60—70 центнеров с гектара и выше и где в этом году тоже собрали внушительный урожай, может себе позволить продавать буханки за 7,5 рублей. При этом стоимость тонны самого ходового зерна (3 класс) на полуострове на несколько порядков выше, чем на Алтае — 9200 рублей без НДС.

А вот в Приморье — регионе, который собственную пшеницу не выращивает, а кормится в том числе за счёт алтайских аграриев, цена буханки едва превышает 20 рублей! Такие вот аппетитные пухленькие 450-граммовые булки можно купить в Дальнегорске.

Такие вот аппетитные пухленькие 450-граммовые булки можно купить в Дальнегорске

И мука — высший сорт, и рецепт — обычный (соль, растительное масло, сахар, дрожжи) а вот цена необычная — 17 рублей 90 копеек! В портовом посёлке Ванино (Хабаровский край) буханка пшеничного стоит уже 36 рублей.

В портовом посёлке Ванино (Хабаровский край) буханка пшеничного стоит уже 36 рублей

Ну и китайцы в Приморье, конечно же, в деле: после обрушившегося рубля алтайскую муку они скупают приличными партиями.

Это можно увидеть на снимках с выставки-продажи российской продукции в Китае, предоставленных редакции ИА REGNUM руководителем туристического интернет-проекта о Китае visitchina.ru Константином Ягодиным.

Ну и китайцы в Приморье, конечно же, в деле: после обрушившегося рубля алтайскую муку они скупают приличными партиями.

Алтайской пшеницей кормится и Республика Алтай. Но и там цена «кирпичика» дешевле: почти 25 рублей (без 4 копеек) отдал сегодня за булочку белого (450 гр.) корреспондент ИА REGNUM в Горно-Алтайске.

Интересно, что и регионов, где бы хлеб стоил дороже, чем в традиционных российских житницах, нашлось не так много. Это, разумеется Сахалин, где, к примеру, за 400-граммовую упаковку нарезного белого батона нужно отдать 66 рублей. Трехсотграммовый батон нарезного пшеничного хлеба по цене 34 рубля за штуку предлагают купить в рядовой торговой сети Москвы.

Москва, цены на батон нарезной

В Санкт-Петербурге за 550-граммовую нарезку круглого белого хлеба придётся заплатить более 62 рублей. Не назовёшь «божеской» и цену 580-граммовой нарезки хлеба «Галицкий» в Калининграде — 45 рублей.

Расчёт наш, конечно же, примерный. Можно еще высчитать выход муки из зерна, можно учитывать смешивание при изготовлении хлеба разных сортов муки и водить прочие уточнения. Но результат окажется тот же — крестьянину достаётся очень малая часть денег. Львиная же доля уходит тем, кто не имеет никакого отношения к производству того, что мы привыкли считать «Всему Головой»: перекупщики, посредники, банкиры, нефтяники, производители топлива. Ну и мукомолам и пекарям что-то достаётся.

А что в это время делают заботливые чиновники? Стараются снизить непроизводительное удорожание, спровоцированное кризисом перепроизводства? Включают ли имеющиеся механизмы государственного регулирования зернового рынка? Крестьянам с реструктуризацией взятых под урожай кредитов помогают?
«По состоянию на 1 января 2018 года просроченная задолженность моего хозяйства «Сбербанку» составила 360 тыс. рублей. Нас долгое время уверяли, что помогут, в том числе — с реструктуризацией кредитов. Но этого до сих пор не произошло. А когда я уже принципиально не стал самостоятельно возиться с пролонгацией кредита, не поверите, прошло всего несколько дней праздников новогодних — а звонков от банка по поводу долга — более 30 поступило. Оплачу, конечно, позднее: у меня еще 300 тонн гречихи осталось, но сейчас, чтобы рассчитаться с банком и не портить кредитную историю, сдавать её по 6 рублей, — это издевательство», — заявил ИА REGNUM руководитель крестьянско-фермерского хозяйства из Шипуновского района Алтайского края Владимир Жданов.

Стоит ли напоминать, что в сложившейся ситуации не только у крестьян беды начались? Снижается рентабельность сельского хозяйства, снижается спрос на сельхозтехнику, оборудование, удобрения, строительные материалы и всё прочее, что нужно селу. Тормозится экономика, сокращается количество рабочих мест, увеличивается число малоимущих. Но самое страшное даже не в этом. При таком подходе цена зерновых, конечно, со временем поднимется. Но может статься, что и кирпич пшеничного сравнится по стоимости с золотым кирпичиком.
Кстати, о том же самом в программе Игоря Абакумова недавно напомнил и ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Иван Стариков:
«Вопрос номер один. Уважаемые коллеги из Министерства сельского хозяйства, скажите, пожалуйста, в 2018 году, судя по всему, мы с вами получим резкое снижение посевов зерновых. Это уже очевидно. Долгосрочный прогноз тоже неблагоприятный. И в какой ситуации мы окажемся? Сейчас страдает растениеводство. Полегче животноводству, потому что цена на фуражное зерно упала. Через год мы столкнемся с тем, что цена на зерно вырастет, неплохо будет растениеводству, а животноводство окажется в убытке. И вот это непрерывно, что называется, «хвост вытащил— нос завяз, нос вытащил — хвост завяз».

Ну, а утверждение, что цена продукта на прилавке и цена за продукт, которую получает фермер, вещи слабо связанные, вряд ли кто-то оспорит. Равно как и то, что перекосы в экономике нужно исправлять масштабно, реформами, а не «забалтывать» проблему, не ограничивать доходы фермеров, как это умеют делать чиновники в Минсельхозе. Занятие это, прямо скажем, неблагородное и непродуктивное. Это как детей обижать.

Гораздо эффективнее было бы снизить налоги, пересмотреть политику Центробанка. Да и вообще. В мире давно наработаны механизмы цивилизованного рыночного регулирования агропродовольственных рынков.

И это не только поддержка экспорта. Эти и поддержка животноводства, и включение механизмов, направленных на увеличение гарантированного платежеспособного спроса со стороны государства. И наконец, мы же платим приличные деньги за участие во Всемирной продовольственной организации при ООН. А там существует программа борьбы с глобальным голодом, как-никак в мире 750 миллионов человек голодает. Задумывались ли наши атташе по сельскому хозяйству решить вопрос с получением оттуда денег? И земледельцам помогли бы, и в благородной миссии поучаствовали. Также очень важно развивать и дорогостоящее, но перспективное направление по глубокой переработке зерна.

Вот тогда, наверное, российские аграрии (а не только крупные агрохолдинги) будут жить богато, а россияне (да и весь мир!) кушать недорогой, но очень вкусный хлеб.

Собственно, этой всеобъемлющей теме и посвящён проект ИА REGNUM «На хлебном фронте». Государству, в котором всё ладится, должно просыпаться по утрам от запаха свежеиспеченного хлеба. Но именно этот главный продукт не раз становился и вновь становится средством действенных манипуляций. Многие не помнят, но одна из первых таких «химер» способствовала началу февральской революции 1917 года, и спустя 100 лет цикличность этих событий явственно прослеживается.

Так что хлеб у нас пока с горчинкой.

Светлана Шаповалова, ИА REGNUM

http://krizis-kopilka.ru/archives/48395#more-48395

Leave a Reply