Просмотров: 1373 просмотров

Два вкуса войны

Еще будучи школьником средних классов, во время летних каникул, которые приходилось проводить у бабушки, довелось столкнуться с книгой мемуаров Жукова. 

Это был не Конан Дойль или Станислав Лем, которыми с удовольствием зачитывался именно в это время, но тем не менее, прочел всю эту толстенную книжку. Поскольку написана она была очень скабрезно, то особого удовольствия не получилось, но для уроков истории это оказалось удобным подспорьем.

С тех пор осталось всего два впечатления от этого «труда». Первое – как эту писанину читал дед, начавший войну под Бобруйском и закончивший в Чехословакии. Собственно, книга эта была его. Так вот, дед ее читал всегда с хитрой улыбкой и единственное, что постоянно приговаривал: «вот паразит».

С годами стало понятно, что это было адресовано автору мемуаров. К сожалению, дед ничего о войне не рассказывал, и почему Жуков получил от него такое определение – тоже.

Собственное же впечатление от чтения этой книги состояло в недоумении от описания финальной операции войны с Германией по штурму Берлина.

Тогда еще не было представления о масштабах той чудовищной вакханалии, автором которой был Жуков, но один момент не мог уложиться даже в голове подростка, всю свою сознательную жизнь прожившего под действием совковой пропаганды.

Жуков красочно расписывал о стволах артиллерии на один километр фронта, мол, такого никогда не было. Но самое странное было в том, с каким упоением он описывал «психологическое воздействие» на противника, которое ошеломило и сломало его.

В общем, согласно мемуарам, рано утром были включены зенитные прожекторы, которые были направлены в сторону противника, а когда после чудовищной артподготовки в черту города были введены танковые армии, то противник добивался сиренами, установленными на танках.

Уже тогда возникла какая-то навязчивая аналогия с мультфильмом про Винни Пуха, когда он докладывал Пятачку о том, что на Большом Дубе живут неправильные пчелы, которые делают неправильный мед.

То есть, артподготовка с чудовищной плотностью огня – вполне понятна, даже танки в городе – укладывались в голове, хоть позже пришло понимание тупости этого решения, а вот прожекторы и сирены – никак не хотели укладываться в канву здравого смысла.

Это было тем более удивительно, что потом «ошеломленный» противник уничтожил несколько сотен тысяч красноармейцев. Причем, оба эти факта описаны одним и тем же автором, в одной книге и даже страницы там рядом были. Тут явно было: «Либо лыжи не едут», либо что-то из двух одно.

Со временем пришло понимание того, что эта толстая книжка – подлая и совершенно ничтожная фальшивка, которую можно читать лишь как образчик поделок информационной войны, но не как источник полезной информации.

Впрочем, полезная информация там была, но не там, где ее предполагал оставить автор. Те места, где он взахлеб описывал удачные боевые действия, непременно под его личным руководством, сопровождались описанием «огневых валов», «лавин огня» и прочими выражениями.

Понятно, что именно так маршал и видел удачное проведение боевой операции. Перед войсками все равняется в щебень, а уже по щебню идет пехота, бронетехника и все остальное.

ВКУС №1

Не удивительно, что спустя годы именно Жуков руководил знаменитыми учениями на Тоцком полигоне, с применением боевого ядерного оружия. Понятно, что роль противника отрабатывали бедные животные, привязанные на разных расстояниях от эпицентра воздушного ядерного взрыва.

Роль же совковой армии выполняла совковая же армия. Что характерно, войска отрабатывали наступление через территорию, подвергшуюся ядерному удару. То есть, это было воплощение жуковского видения идеальной наступательной операции.

Войска пошли по местности, где все постройки были сметены в щебень, а ближе к эпицентру – все сплавилось в стекло.

Наследники Жукова переняли это представление о правильной наступательной операции, но внесли поправки на то, что совок подписал документ о запрете испытания ЯО в трех средах. Поэтому, продолжение таких оригинальных учений не случилось.

Тем не менее, совок разрабатывал системы вооружений, которые могли обеспечивать разрушения, сравнимые с применением тактического ЯО.

Это были и РСЗО, и термобарические боеприпасы, а также – кассетные бомбы. Все это – площадное оружие, призванное накрывать большую территорию.

Действуя в этой парадигме, совок избавлялся от необходимости иметь большой штат высококлассных специалистов, способных обеспечить высокую точность применения оружия.

Два вкуса войны (Часть 2)

ДАП — это почерк Москвы

В первой половине 21 века, понимая причины движения в этом направлении или нет, РФ движется в се в том же направлении, в котором Жуков и Сталин, двигали военную машину совка. 

Что бы там не рассказывали «эксперты» в десятках пропагандистских сериалах псевдо-документального характера, а основные установки российской оборонки, все те же – мощное площадное оружие, способное разрушать или сжигать все на как можно большей площади поля боя.

Понятно, что такие разработки берутся ни на ровном месте, а в результате технических заданий, получаемых от военных, а те, в свою очередь, продолжают воевать по заветам предков, описанных в тех же мемуарах Жукова.

Это полностью подтверждает война в Украине и Сирии. В эти дни мы вспоминаем наших героев, которые вгрызлись в донецкий аэропорт и показали нетленный образец героизма, сражаясь в автономном режиме дольше, чем кто-либо.

Противник так и не смог их выбить из здания аэропорта до тех пор, пока само здание не перестало существовать. Только перемолотые в щебень строения, которые могут служить укрытием, позволяют противнику продвигаться вперед.

Подлость ситуации в ДАП заключается в том, что ВСУ вполне могли ответить тем же и выполнить работы по ландшафтному дизайну в тех местах, откуда противник вел огонь.

Однако, позиции российской артиллерии располагались в городской застройке, а потому, наши военные вынуждены были соотносить свои действия с понятиями «сопутствующий ущерб» или «приемлемый ущерб», которых российская армия просто не знает в принципе.

То же самое россияне делают и в Сирии. Название Алеппо стало несмываемым клеймом на шкуре Московии. Испанская Герника, частично разрушенная Люфтваффе, не идет ни в какое сравнение с этим сирийским городом. Россияне уничтожили его полностью. Причем, они не просто разрушили все более или менее значимые строения, но и уничтожили подвалы домов специальными, бетонойными бомбами.

Так они уничтожали живую силу противника и мирное население. А где было возможно – применяли термобарические заряды или выжигали все фосфором. В любом случае, почерк московитов не изменился со времен совка и даже раньше. Не имея мастерства поражения противника, без разрушения всего, что рядом с ним и убийства всех, кому не повезло оказаться на одной площади с противником, россияне уничтожают просто все, что видят.

Это происходит потому, что еще ни разу в истории, им не пришлось отвечать за такие вещи. Но все течет и меняется, на подходе первые многомиллиардные иски, от которых в Москве многие будут очень громко икать, и не только икать.

ВЗГЛЯД №2

Нормальные армии, нормальных стран, давно пришли к выводу о том, что тотальная война – довольно редкое явление, а потому, в локальных конфликтах, противостояние следует вести именно с вооруженными силами противника и никак не с мирным населением. Тут нет ни филонтропии, ни альтруизма.

Просто действующее международное законодательство так устроено, что за подобные художества можно поплатиться громадными суммами денег отступными. Поэтому, военные стали заказывать более точные системы вооружений, способные воздействовать на конкретных лиц или единицы техники.

Для того, чтобы уничтожить конкретного террориста или командира подразделения, соединения ил чего-то подобного, совсем не обязательно уничтожать весь квартал или весь город, в котором он обнаружен. То же самое и с подразделениями противника. Всегда есть разумное количество силы, которой достаточно для выведения из строя конкретной цели.

Если же появляется возможность наносить высокоточные удары, то и сам боеприпас уже уменьшается в размерах, что выводит методы ведения войны на совершенно новый уровень.

Миниатюрные боеприпасы уже не нуждаются в мощных и скоростных носителях и вообще, могут быть использованы совершенно неожиданными платформами, а не привычными танками, самолетами и прочими, привычными системами вооружений.

В свою очередь это, начинает активно компенсировать затраты на высоко интеллектуальную начинку систем наведения вооружений.

В самом деле, если миниатюрная ракета может выпускаться практически с любого транспортного средства, то просто отпадает необходимость проектирования и производства отдельной платформы, или специальная модернизация существующих платформ.

Мало того, появляется возможность разделения средств доставки и управления таким оружием.

Два вкуса войны (Часть 3)

Когда американцы приняли на вооружение свой первый истребитель пятого поколения F-22, то кроме его стелс возможностей и прочих инноваций, как-то вскользь упоминалось о том, что он может быть командным центром для различных видов вооружений, в зоне проведения боевой операции. 

Как эта функция могла быть реализованной в жизни, представить было довольно трудно. Но потом пошел серийный выпуск и принятие на вооружение второго самолета пятого поколения F-35, где именно эти свойства были развиты еще дальше и по описаниям, эта машинка оказалась очень удачной именно в плане возможностей РЭБ и управления различными девайсами, пусть и находящимися не у него на борту.

Конечно, было понятно, что речь, в первую очередь, идет о том вооружении, которое несут самолеты предыдущего поколения, в частности F-16 и Еврофайтер, с которыми постоянно идут учения по взаимодействию в боевой операции.

Понятно, что новые самолеты могут гораздо дальше проникать в зону, прикрытую ПВО противника и там выбрать цели, которые можно поразить бортовым вооружением тех самолетов, которые остались сзади, просто как летающие склады боеприпасов.

По таким описаниям, складывалось мнение о том, что в таком случае, не обязательно использовать именно такие носители вооружений, в виде самолетов четвертого поколения. Наверняка им можно найти лучшее применение, а вместо них, использовать аэропланы вместительные и не обязательно – скоростные и маневренные.

В конце концов, никому в голову не приходит воздушный танкер, способный развивать скорость в 2 МАХа и демонстрировать фигуры высшего пилотажа. Его задача – находиться в нужном месте и иметь на борту максимально возможное количество топлива.

И вот похоже на то, что подобные мысли действительно были актуальными, что нашло свое отражение в разработках DARPA.

Известно, что на финишную прямую выходит разработка одноразовых ударных беспилотников, в рамках программы Gremlins, проводимую компанией General Atomics Aeronautical Systems and Dynetics. Уже в следующем году, будут продемонстрированы возможности системы на первых образцах этих дронов.

Ожидается, что это будут универсальные боеприпасы, которые могут использоваться практически любой авиационной платформой, для доставки в целевой район.

Речь идет как об истребителях четвертого и пятого поколения, так и грузовых самолетов, например С-130 или даже о боевых дронах Predator B / MQ-9 Reaper.

Любая из этих платформ должна иметь возможность как нести, так и производить пуски этих боеприпасов, а их наведением и управлением, как раз и будут заниматься указанные самолеты пятого поколения.

Ожидается, что такие боеприпасы будут нести около 30 кг полезной нагрузки, или боевой части, на расстояние около 500 км от места пуска. При этом, они будут активно маневрировать, и что самое важное – активно взаимодействовать друг с другом.

Уже сейчас понятно, что в первую очередь, новые боеприпасы могут применяться против систем ПВО противника.

Причем, имея набор датчиков, каждый беспилотник будет выполнять роль как боеприпаса, так и разведывательной системы, которая передает актуальные данные, зафиксированные при подлете к цели, в управляющий центр (в данном случае – самолет пятого поколения) и на другие подобные боеприпасы, которые выпущены в этом же районе и отрабатывающие ту же самую цель или набор целей.

Эти данные позволят наносить более точные удары, с учетом средств противодействия противника. В общем, речь идет о том, что в следующем году, может быть создан первый полноценный рой дронов, подобного масштаба.

С учетом того, что уже заявлена возможность доставки этих устройств на транспортных С-130, то можно только представить, что это будет за рой. Причем, это не миниатюрные машинки, а вполне солидные устройства, которые только боевую часть имеют в несколько десятков килограммов.

Известно, что одним из непеременных условий, поставленных военными, является дешевизна изготовления этих систем. Все это говорит о том, что рисунок завтрашнего боя может кардинально измениться. Особенно это касается боевых действий против особо защищенных объектов.

По своей сути, такой беспилотник, является высокоточным оружием. Если противник не сможет его перехватить или уничтожить, то посылка будет доставлена с точностью до сантиметров.

Интересна сама мысль, которая работает в этом направлении и формирует заявки именно на такие сложные системы. Ведь речь идет не только о «гремлинах», как таковых, но и о новейших самолетах, которые изначально создавались для работы в таком ключе, и о системах связи, которые позволяют замкнуть все это в единую боевую систему управления.

Это значит, что все эти разработки укладываются в концепцию высокоточной войны, в которой используются новейшие достижения из различных областей знаний.

Понятно, что новейшая система будет дороже систем прошлого или позапрошлого поколения, но фокус в том, что расход боеприпасов становится несравнимо меньшим, а стоимость отдаленных последствий, связанных с гибелью посторонних людей или разрушения посторонних объектов – минимальной.

Таким образом, налицо две тенденции развития военной мысли. Одна – устремлена в послезавтра и генерирует переход на изделия из завтра, а другая – устремлена в прошлое и генерирует соответствующие требования к системам вооружений.

Не удивлюсь, если обнаружится, что в генштабе РФ есть планы задействования прожекторов и сирен на танки, как завещал товарищ Жуков.

http://censoru.net

Leave a Reply