Просмотров: 895 просмотров

Клин — клином?

Медленно, но уверенно внимание переключается с ядерной программы КНДР на Олимпийские игры в Южной Корее. В самом деле, из Киева в Сеул уже отбыла команда сборной Украины. В это же время, как частные лица, из спортивной страны 404 в Южную Корею прибывают представители исконной и скрепоносной. Они не имеют права выступать под флагом своей страны и даже писать название этой гадости у себя на форме.

Мало того, даже зрителям из стран, не участвующих в Олимпиаде, запрещено проносить свои тряпки, называемые флагами, на спортивные объекты.

Как сообщают из столицы Республики Корея, там предусмотрен особый протокол для нарушителей запрета. Местные блюстители порядка будут использовать методику Роскомнадзора и станут давить эти тряпки с помощью бульдозера. Под тряпками имеется в виду – триколор, и приданный ему ватник. Хотя, там все же могут смягчить меры и просто – бить морду ступнями ног и тупыми, тяжелыми предметами, специально заготовленными бюстами Путина.

Тем не менее, проблема северокорейского ЯО никуда не делась, и таймаут, взятый соседями и США, закончится с окончанием игр. За это время, там попытаются рассказать опухшему кролику, что его чубчик хорошо горит, а жирка хватит на неплохое барбекю. Но это будут делать Штаты, которые пытаются играть в дипломатию до последнего.

У соседей КНДР терпение уже заканчивается и они готовы психануть. Как это не странно, ситуация очень напоминает иранский ядерный кризис. В двух словах, для тех, кто не читал десяток наших статей, на сей счет, напомним суть этого эпизода истории.

Владимир Владимирович, возомнив себя богом нефти и Газоболическим Стервоидом, решил взорвать регион Персидского залива с тем, чтобы перекрыть поток нефти, вызвать ее тотальный дефицит и взвинтить цены на свои нефть и газ. Собственно говоря, о таком желании в Москве уже говорили не скрываясь. Но для этого надо было хорошо встряхнуть весь регион.

Поскольку совок уже не раз прямо, и чужими руками, начинал такую игру, то выдумывать ничего не надо было. Поскольку взять и поставить несколько десятков боеголовок в Тегеран было не по фен-шую, то было принято гибридное решение по строительству там Бушерской атомной электростанции.

Только полные идиоты могли предполагать, что страна, по брови заполненная нефтью и газом, а тем более — имеющая огромные проблемы со сбытом этого добра, и затоваренная как совковая база коопторга, так нуждалась в электричестве, что не смогла построить ТЭЦ на газу или дармовом мазуте. В общем, Ирану так нужна была АЭС, что даже кушать они не могли.

Но ларчик открывался просто. Отработанное ядерное топливо содержит в себе плутоний, основу современных ядерных зарядов. В общем, любая страна, имеющая АЭС, при наличие некоторого технологического «хвоста» за АЭС, вполне может наработать нужное количество плутония и начать ваять ядерное оружие. Чтобы этого не случилось тот, кто строит станцию, сразу заключает договор на поставку и утилизацию топлива.

Если РФ строит Бушер, то она и поставляет необходимое количество топливных сборок, а после отработки все возвращается в РФ. В принципе, такой механизм должен быть предохранителем, не позволяющим владельцу АЭС поиграться в Хиросиму.

Но когда этот владелец заикается о том, что станет самостоятельно снабжать АЭС топливными сборками собственного производства, то на 99,9% речь идет о запуске программы создания собственного ЯО. Для того, чтобы перейти на свои топливные сборки, а потом, из отработанного сырья получить плутоний нужной концентрации, владелец АЭС должен запустить обогатительные фабрики с тысячами промышленных, газовых центрифуг.

Причем, он может рассказывать о том, что центрифуги устанавливаются только для производства топлива или другие сказки, но тут уже на 100 процентов можно говорить о кандидате на вступление в ядерный клуб.

В случае с Ираном, все было почти открыто. АЭС еще не ввели в эксплуатацию, а обогатительные фабрики уже молотили урановую руду круглые сутки. Мало того, иранское руководство не скрывало, не скрывает и не намерено скрывать, что оно будет делать в случае появления собственного ЯО – ударит по Израилю.

Тут есть еще два момента, которые остались за кадром. Уже зная, что Иран построил обогатительные фабрики, РФ продолжала пусконаладочные работы. То есть, Москву не интересовало ни соблюдение процедур, ни фактически, потерю контракта на поставку ядерного топлива. А второй момент заключался в том, что под прикрытием этих фабрик и АЭС, Москва действительно могла передать Ирану готовые ядерные устройства, якобы изготовленные на месте.

Таким был план. Понятно, что Израиль не стал ждать, пока из Ирана прилетит и призвал Штаты употребить силу. Когда там отказались от силового варианта, Израиль заявил о готовности самостоятельно поставить точку на ядерной программе Ирана, как до этого они сделали в Ираке и Сирии. В конце концов, Иран притормозил уже в полушаге от обладания ЯО, взамен на снятия части санкций.

Примерно то же самое, но в куда более острой форме, происходит вокруг северокорейской ядерной программы. Но роль Израиля здесь может сыграть даже не Южная Корея, а Япония.

Аналогия с Израилем не очень корректна по нескольким причинам. Во-первых, Япония имеет несравненно более мощную экономику, да и населения там на два порядка больше.

Кроме того, применительно к возможностям именно ядерного вооружения, то против одного реактора исследовательского центра Димона у Израиля, Япония имеет 54 реактора, большую часть которых можно ввести в эксплуатацию, после их остановки в связи с известными событиями – землетрясением и цунами.

Просто в этом плане, японцы могут практически мгновенно получить существенное количество оружейного плутония. Американские специалисты утверждают, что реакторы японских АЭС вполне способны производить до 250-300 кг плутония в год каждый, чего достаточно для производства 25-30 единиц ядерного оружия.

С учетом того, сколько реакторов могут быть задействовано для этой цели, количество оружейного плутония увеличится кратно. То есть, при 10 реакторах, нарабатывающих плутоний для оружия, возможно изготовить до трех сотен единиц ядерного оружия в год.

Что касается оборудования для его получения, то у Японии с этим нет никаких проблем. Там его изготовят столько, сколько надо, с наилучшим качеством, из всех возможных. Научный потенциал – тоже не вызывает сомнений.

Для стран, наподобие КНДР или Ирана, критичным местом программы ядерного вооружения, есть оборудование для обеспечения мгновенного подрыва оболочки вокруг плутониевого шара, с целью получения критической массы заряда. Все заряды должны подорваться одновременно, с точностью до милисекунд. В противном случае, плутониевое ядро не даст цепной реакции, а просто разлетится. Так вот, у Японии и с этим нет проблем.

В общем, у Японии вообще нет препятствий для создания нужного количества ядерных устройств. Ее останавливает конституционное ограничение и настрой основных политических партий, которые выступают за продолжение отказа от милитаризации вообще и нуклеаризации Японии – в частности. Тем не менее, премьер-министр Синдзо Абэ является сторонником расширения понятия «оборона», в том числе, выступает и за обладание ядерным оружием, как фактором сдерживания против Китая, а теперь и КНДР.

Однако, в отличие от других видов вооружений, ЯО плотно привязано к средствам его доставки. Оно и понятно, ибо применять такое оружие на своей территории – глупо, а до противника его надо быстро и точно донести.

В принципе, ядерные боеголовки могут быть размещены на ракетах морского базирования, которые несут клоны американских эсминцев «Иджис». Кроме того, Япония имеет собственные варианты самолетов F-16, F-15 и уже получает самолеты пятого поколения F-35. Все они могут нести ядерное оружие в виде авиабомб.

Тем не менее, если рассматривать ЯО как средство стратегического сдерживания, то надо обязательно иметь баллистические ракеты, которые могут доставить посылку прямо в жизненно важные центры противника. Само наличие ЯО еще не является нужным сигналом и в Пхеньяне это прекрасно знают. Именно по этой причине, удивительным образом полученные ядерные технологии развиваются параллельно ракетным технологиям, что понятно, ибо источник таких приобретений находится в одном и том же месте.

Военные обозреватели утверждают, что и этот вопрос Япония способна решить легко и быстро. 17 января в Японии , с космодрома Усиноура, была запущена ракета Epsilon-3, способная забрасывать полезную нагрузку свыше 1,2 тонны на расстояние, достаточное для достижения стратегических военных целей.

В этой связи, эксперт по вопросам космической безопасности Джон Пайк заявил, что одноступенчатая ракета Epsilon – готовая баллистическая ракета, которую даже не нужно дорабатывать для военных целей, просто надо вместо спутника, в головную часть поместить ядерный боеприпас и дело сделано. Похоже, что возможностей этой ракеты, будет достаточно для заброски боеголовки с разделяющимися боевыми блоками.

В общем, большинство военных экспертов США сходятся во мнении о том, что Япония способна создать существенный ядерный потенциал в течение одного года. Для этого у нее все есть, кроме политического решения.

Таким образом, Кремль может заиграться в свои тупые игры еще в одном месте Земного шара и получить себе проблему на ровном месте. Окончание Олимпиады снова поставит северокорейский вопрос ребром и если Штаты не предпримут самых решительных действий, то вся ситуация может развернуться новым и совершенно непредсказуемым образом.

Дело в том, что работоспособность, умение и желание воевать у японцев в крови так же, как тяга к выпивке у алкаша. Сейчас страна Восходящего Солнца напоминает «закодированного» пьяницу.

Она старается даже не смотреть в запретную сторону, но если сорвется, то там грустно станет многим, в том числе и Пекину.

http://censoru.net

Leave a Reply