Просмотров: 1199 просмотров

В США планируют запретить России давать кредиты

Минфин США должен передать в конгресс доклад с анализом последствий от возможного расширения санкций на российский госдолг. Аналитики считают такой сценарий маловероятным, но потенциально крайне опасным

В понедельник, 29 января (по американскому времени), как ожидается, Минфин США направит в конгресс доклад с оценкой «потенциальных эффектов» от расширения действующих секторальных санкций на российский суверенный долг. Подготовка такого доклада — требование закона CAATSA, подписанного президентом США Дональдом Трампом еще полгода назад. Другое требование закона — отчет о высокопоставленных российских чиновниках и «олигархах», который в понедельник, 29 января, тоже должен быть передан в конгресс.

Хотя доклад по суверенному долгу, согласно CAATSA, не засекречивается (кроме возможного секретного приложения), до сих пор не ясно, будет ли этот документ опубликован администрацией или конгрессом. РБК ожидает ответа от представителя Минфина США.

Какие запреты анализировал Минфин?

В докладе, в котором принимали участие Национальная разведка США и Госдепартамент, должна содержаться информация о «потенциальных эффектах» включения российского суверенного долга в Директиву 1 (.pdf), которая в настоящее время запрещает американским гражданам и компаниям любые сделки с «новым долгом» сроком больше 14 дней, выпущенным российскими финансовыми институтами (ВТБ, Россельхозбанк, Внешэкономбанк, Газпромбанк, Сбербанк и их дочерние компании). По аналогии с этой директивой ограничения, которые анализировались Минфином США, могут принять форму запрета для американцев инвестировать в российские гособлигации (как ОФЗ, так и евробонды), выпущенные после определенной даты в будущем.

Потенциальный риск будущих санкций распространяется не только на суверенный долг, но и на «полный спектр» (full range) деривативов, следует из текста CAATSA, но какие производные инструменты рассматривали составители доклада, в точности неизвестно.

В свое время администрация Барака Обамы уже рассматривала возможность введения санкций против российского госдолга, но пришла к выводу о нецелесообразности этого решения, знает юрист иностранной юридической фирмы. Тем не менее в 2016 году американские власти неофициально тестировали санкции против российского госдолга, когда порекомендовали западным банкам не участвовать в размещении первых с 2013 года евробондов Минфина. Несмотря на это, облигации были размещены, но России понадобилось прописать в документации для инвесторов обещание не использовать привлеченные средства для финансирования подсанкционных компаний (эта оговорка стала стандартной для последующих выпусков российских евробондов).

Вероятность санкций

Bank of America Merrill Lynch называл возможный запрет США на инвестиции в российский госдолг главным «черным лебедем» для России (событие с малой вероятностью, но мощными потенциальными последствиями. — РБК). Британская фирма GPW, специализирующаяся на бизнес-разведке (консультирует в том числе клиентов, инвестирующих в российский рынок), пишет, что «санкции против российского суверенного долга будут расцениваться как опция, подобная финансовому «ядерному удару», и поэтому власти США, вероятнее всего, прибегнут к другим возможным санкциям, прежде чем целить в российское правительство».

Вполне возможно, что отчет администрации США будет содержать отрицательный вывод о целесообразности распространения санкций на российский госдолг, рассуждает управляющий партнер московского офиса международной юрфирмы Debevoise & Plimpton Алан Карташкин. Но если конгресс все же пойдет по пути введения таких санкций, то, вероятнее всего, будет приниматься отдельный закон, обусловливающий такие санкции определенными «нарушениями» в будущем. Именно по такой модели построен законопроект сенаторов Марко Рубио и Криса Ван Холлена, представленный в январе: его авторы, в частности, предложили запретить американским лицам любые транзакции с российским суверенным долгом, выпущенным после вступления в силу соответствующего закона в будущем, в случае вмешательства России в американские выборы, признанного директором Национальной разведки. Аналогичный проект внесли 25 января члены палаты представителей Брэд Шнейдер и Илеана Рос-Лехтинен.
Экономист Deutsche Bank Элина Рыбакова сомневается, что публикация доклада Минфина США вызовет бегство инвесторов из российских ОФЗ. На 1 декабря 2017 года доля нерезидентов на рынке ОФЗ оценивалась Банком России в 32,1% (она снизилась с рекордных 33,2% в сентябре). «Вероятно, мы увидим некоторую волатильность, больше даже в рубле, чем в ОФЗ, но если в докладе не будет никаких рекомендаций и анализ в документе будет сбалансированным, настроения на рынке вернутся к business as usual», — рассуждает Рыбакова.

Санкции в духе законопроекта Рубио — Ван Холлена экономист видит «крайне маловероятными», но если такие ограничения все же будут введены, «иностранцы отреагируют не сразу, их портфели ОФЗ все еще слишком перекуплены (overweight)». «В краткосрочной перспективе в случае санкций новые инвестиции нерезидентов в ОФЗ прекратятся, будет идти постепенная ликвидация позиций. Но ОФЗ в конечном счете будут поддержаны российскими банками и прямыми покупками Центробанка», — полагает Рыбакова. Рубль поначалу ослабнет, но затем рано или поздно восстановится, то есть даже в худшем сценарии (санкции против суверенного долга) возможна хорошая ставка по рублю, рассуждает она.

Неясность с деривативами

Стоимость заимствований для правительства может возрасти (максимум на 400 базисных пунктов) из-за распродаж нерезидентов, оценивал Банк России в прошлом году (.pdf), но «эффект для банковского сектора не будет иметь системного характера». При более высокой стоимости заимствований можно ожидать, что российские инвесторы (в основном банки) станут более активными покупателями ОФЗ, отмечал ЦБ.

Дополнительные риски содержит в себе формулировка «полный спектр деривативных инструментов» — эффект от санкций против них тоже должен проанализировать Минфин США в своем докладе. Некоторые банкиры, с которыми говорил РБК, опасались, что за этой формулировкой может скрываться все что угодно, вплоть до производных инструментов на рубль (форварды, свопы, фьючерсы, опционы). «Я думаю, что Минфин США и другие уполномоченные ведомства и агенты рассматривают все возможные формы запретов и ограничений. Обсуждаться могут любые варианты, но будут ли предприняты какие-то шаги, и если будут, то когда, на данный момент сказать невозможно», — говорит РБК глава вашингтонской юрфирмы Ferrari & Associates, специализирующейся на санкциях, Эрих Феррари.

Вряд ли Минфин США смотрит столь широко на деривативы, которые могут быть запрещены, успокаивает бывший старший советник OFAC (санкционное подразделение Минфина США) Брайан О’Тул. Скорее всего, в докладе анализировалось, что будет, если убрать генеральную лицензию (.pdf), которая сейчас разрешает американцам транзакции с деривативами, для которых базовыми активами являются долговые обязательства и акции российских компаний, находящихся под секторальными санкциями. Если же в секторальные санкции добавится российский суверенный долг, то могут быть запрещены и деривативы на него — такие как контракты CDS (кредитно-дефолтные свопы). В любом случае запреты на производные инструменты будут довольно «щадящими», полагает О’Тул.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/economics/29/01/2018/5a6f2d109a794793c46bd577

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *