Просмотров: 5733 просмотров

Подвиги красных освободителей Европы без ретуши. Мародерство, массовые изнасилования, грабежи и убийства (18+)

В ночь с 23 на 24 августа 1939 г. за бокалом шампанского товарищ Сталин договорился с Риббентропом и нацистами о ликвидации Польши и разделе ее территории и начале второй мировой войны. 31 октября 1939 г. устами своего верного приспешника В.Молотова назвал славянское государство с многовековой историей “уродливым детищем Версальского договора”.

 

Не скрывал торжества и нарком обороны Ворошилов, который в своем праздничном приказе от 7 ноября 1939 г. заявил: “Польское государство при первом же серьезном военном столкновении разлетелось, как старая и сгнившая телега. Тут стоит напомнить, что Сталин, в последствии «освободитель Польши», испытывал особую, почти не скрываемую, ненависть к полякам. Еще Летом 1937 г. началась печально-знаменитая “польская операция” (приказ наркома НКВД Ежова № 00485), в ходе которой было арестовано 143.810 человек, из них 111.091 приговорено к расстрелу. Сто одиннадцать тысяч. Каждый шестой проживавший в СССР поляк. Рекордный показатель даже для эпохи Большого Террора.

Вот так всегда резню начали двое, а отвечает только один. Гитлер войну проиграл. Потому получается, что немецкие солдаты напавшие на Польшу оказались оккупантами и зверями, а красные стали солдаты воинами-освободителями с 1939 года. Потому и состоялся Нюрнбергский процесс только над одним из зачинщиков бойни, где рядовыми еврейскими свидетелями и под пытками отдельными немцами была озвучена цифра в 6 миллионов убитых, которая не подтверждена никакими документами. Безусловно немецкие солдаты убивали невинных и безоружных людей, сотни тысяч людей пострадали в их концлагерях. Но за фасадом Нюрнберга, где осудили нацизм, остались не менее чудовищные преступления обезумевших красных освободителей Европы. Отдельные полудебильные потомки которых гордо себя называют антифашистами и освободителями Европы. У меня только один вопрос, почему НИКТО в Европе не считает коммунистов освободителями?

Мародерство и грабежи красных освободителей.

Из протокола обыска четырежды героя маршалла Советского Союза Г.К. Жукова:

“…Две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей. Например: шерстяных тканей, шелка, парчи, пан-бархата и других материалов – всего свыше 4000 метров; мехов – собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчевых, каракулевых – всего 323 шкуры; шевро высшего качества – 35 кож; дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и др. дворцов и домов Германии – всего 44 штуки… ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках — всего 55 штук, развешенных по комнатам дачи и частично хранящихся на складе; дорогостоящих сервизов, столовой и чайной посуды (фарфор с художественной отделкой, хрусталь) – 7 больших ящиков; серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов – 2 ящика; аккордеонов с богатой художественной отделкой – 8 штук; уникальных охотничьих ружей фирмы Голанд-Голанд и других – всего 20 штук…
Вся обстановка, начиная от мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах – заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на дачу. На даче нет ни одной советской книги, но зато в книжных шкафах стоит большое количество книг в прекрасных переплетах с золотым тиснением, исключительно на немецком языке. Зайдя в дом, трудно себе представить, что находишься под Москвой, а не в Германии…”

Этот протокол был подписан министром госбезопасности СССР Абакумовым 10 января 1948 года. 20 января 1948 г. Политбюро ЦК ВКП(б), “заслушав сообщение комиссии в составе тт. Жданова, Булганина, Кузнецова и Шкирятова”, приняло специальное постановление “О т. Жукове Г.К.”, в котором, в частности, отмечалось, что “подчиненные Жукова, угодничая перед ним, забирали картины и другие ценные вещи во дворцах и особняках, взломали сейф в ювелирном магазине в г. Лодзи (это не Германия, это “освобожденная” Польша – М.С.), изъяв находящиеся в нем ценности, и т.д. В итоге всего этого Жуковым было присвоено до 70 ценных золотых предметов (кулоны и кольца с драгоценными камнями, часы, серьги с бриллиантами, браслеты, броши и т.д.), до 740 предметов столового серебра и серебряной посуды и сверх того еще до 30 килограммов разных серебряных изделий…” (РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 2198, лл. 28 – 29).

Исключительно и только с головы. При таком поведении старших командиров младшему сержанту можно было зачитать сколько угодно и каких угодно приказов. Это мало что меняло в ситуации, когда Устав был негласно заменен на “понятия”. С этого момента Красная Армия начала стремительно меняться. Даже внешне:
“…Красочный, живописный вид имела эта лавина войск, двигавшихся с востока на запад. Танки, задымленные, забрызганные грязью, были покрыты пестрыми, яркими коврами, а на коврах сидели чумазые танкисты в черных, пропитанных машинным маслом бушлатах. Кто-нибудь вытаскивал из-за пазухи бутылку и, запрокинув голову, пил из горлышка, — передавал соседу и хриплым голосом, стараясь перекричать грохот мотора и скрежет гусениц, выкрикивал слова песни…

Орудийная прислуга, удел которой — трястись на зарядных ящиках, обложилась мягкими диванными подушками, вышитыми шелком, и чувствовала себя превосходно: пиликала на немецких губных гармониках, растягивала меха аккордеонов, богато отделанных перламутром и серебром.
В потоке танков, орудий, автомашин, армейских двуколок, нередко попадалась старинная помещичья, карета – крытая, с зеркальными дверцами и фонарями, или длинное ландо с лакированными закрылками. В каретах сидели молоденькие офицеры и солдаты – в шинелях с погонами, автоматами через плечо, но в цилиндрах и с зонтиками…”

Действительно, вид был очень красочный. Как пишет И.Гофман, “Красная Армия находилась в состоянии нарастающего одичания… советские солдаты перешли к тому, чтобы вместо предписанного головного убора надевать наполеоновские шляпы, носить трости, зонтики, резиновые плащи, тем самым все больше приобретая вид грабителей и мародеров”. Можно ли верить немецкому “историку-неофашисту”? Можно и нужно, потому как далее Гофман цитирует сохранившиеся в военном архиве Германии приказы. Например, приказ № 006 Военного Совета 2-го Белорусского фронта от 22 января 1945 г, в котором констатировалось, что “наряду с ограблениями, мародерством, поджогами наблюдается массовое пьянство… машины загружены всевозможными предметами домашнего обихода, захваченным продовольствием и гражданской одеждой до такой степени, что стали обузой для войск, ограничивают свободу их передвижения и снижают ударную силу танковых соединений”. Про кареты, цилиндры и зонтики упоминалось и в приказе командующего 1-го Украинского фронта маршала И.С.Конева от 27 января 1945 г., где отмечалось также, что в ходе проверки было выявлены танки, забитые награбленным барахлом до такой степени, что не оставалось места для экипажа.

Массовые изнасилования и убийства мирного населения советскими антифашистами.

М.М. Коряков (боевой капитан, прошедший всю войну от Москвы до Силезии) пишет:
“На Вильгельмштрассе в Бунцлау я пережил ночь, самую страшную в моей жизни. Ни под бомбежками, – скажем, на Волыни, где в одну ночь снесен был полностью город Сарны,- ни на переднем крае под огнем немецких шестиствольных минометов, – нигде не испытал я такого страха, как тут, в этом мирном немецком квартале…
Мы легли спать в десять вечера. Дверные замки были поломаны, к дверям приставили стол, ведра с каменным углем. Не прошло и полчаса, как дверь зашаталась, баррикада поехала… Танкисты… Шестеро. Не одни солдаты, но и офицеры. Пистолеты наружу, за поясами. Ни мало не обращая на меня внимания, протопали вверх по лестнице. Наверху, над потолком, раздались женские крики, плач детишек. В волнении стал я одеваться. Девушка и старики Вюнш умоляли меня не ходить туда: убьют! Минувшей ночью убили офицера городской комендатуры, пытавшегося помешать насилию.

Всю ночь мы слушали в страхе крики несчастных женщин, плач детей и топот, топот тяжелых солдатских сапог над головой…”

Личные воспоминания М.Корякова вполне подтверждаются документами немецких военных архивов. Так, 10 февраля 1945 г. на сторону противника перешел капитан Б., командир батальона 510-го стрелкового полка 154-й стрелковой дивизии. Свой поступок – достаточно неординарный для последних недель войны – он объяснил тем, что застрелил двух своих подчиненных, застигнутых в момент группового изнасилования немецкой девочки, и “не мог более смотреть, как красноармейцы обращаются с гражданским населением”. Попавший в плен младший лейтенант из 287-й стрелковой дивизии на допросе показал, что несколько офицеров его части, попытавшихся воспрепятствовать насилию над гражданским населением, были застрелены распаленными красноармейцами. Напротив, капитан Е., командир батальона из состава 4-го гвардейского танкового корпуса 2 февраля 1945 г. застрелил своего подчиненного, который попытался было заступиться за изнасилованную капитаном Е. женщину. В поселке Гермау, занятом частями 91-й гвардейской стрелковой дивизии, советский военный комендант в целях спасения немецких женщин от насилия собрал их в помещении церкви и выставил вооруженную охрану, которой было приказано в случае необходимости стрелять по красноармейцам…

По книге Остина Aппa “Изнасилование женщин завоёванной Европы” 

Невозможно без содрогания узнавать об оргии изнасилований и сексуального рабства невинных женщин и маленьких девочек. И очень легко отмахнуться от этой темы и выбрать для чтения что-нибудь более приятное или развлекательное. Но если вы хотите знать правду об одном из самых зловещих секретов наших правящих кругов, о страшном преступлении против женщин, о котором политически благонадёжные феминистки странным образом предпочитают хранить молчание, то я вас призываю дочитать эту статью.

Я не являюсь первым, кто документировал или поведал об этом чудовищном преступлении, совершённом главным образом теми, кого Франклин Рузвельт называл “наш благородный советский союзник”. Мы этим обязаны д-ру Остину Дж. Аппу (Austin J. Арр), профессору и специалисту по английской литературе в Католическом Университете Скрэнтонском Университете и Ласалльском Колледже, который в числе других людей, рискуя своей карьерой и средствами к существованию, донесли до нас правду. Когда в апреле 1946 года он опубликовал свою работу, на которой основана данная статья, ”Изнасилование женщин завоёванной Европы” (Ravishing the Women of Conquered Europe), он был одиноким голосом, призывающим к правосудию в Америке, где пропаганда по-прежнему трубила о “Великой Победе”, но что позднее, в годы холодной войны, окажется поражением для Америки и Запада в такой же мере, как и для Германии.

По мере того, как Красная Армия продвигалась вперёд в 1945 году, Берлин становился городом практически без мужчин. Из гражданского населения 2’700’000 человек, 2’000’000 были женщины. Неудивительно, что страх перед изнасилованиями разносился по городу подобно чуме. Женщины осаждали докторов, ища информацию о быстрейших способах совершить самоубийство. На яд был огромный спрос.

В Берлине находилось благотворительное учреждение Хаус Делем, родильный дом и приют. Советские солдаты ворвались в него и многократно изнасиловали беременных женщин и только что родивших женщин. Это не было одиночным эпизодом. Никто точно не знает, сколько всего женщин было изнасиловано, но по оценкам врачей, в одном только Берлине не менее 100’000 женщин, в возрасте от 10 до 70 лет.

24 марта 1945 года наш “благородный советский союзник” вошёл в Данциг. 50-летняя данцигская учительница сообщала, что её племянница, 15 лет, была изнасилована семь раз, а другая племянница, 22 лет, была изнасилована пятнадцать раз. Советский офицер сказал группе женщин искать убежища в соборе. Когда они собрались там, туда зашли большевистские звери, и под звуки колоколов и органа, “отпраздновали” гнусную оргию, всю ночь насилуя всех женщин, некоторых более тридцати раз. Католический пастор в Данциге показал: ”Они насиловали даже 8-летних девочек, и убивали тех мальчиков, которые пытались заслонить своих матерей”. Его высокопреосвященство британский архиепископ Бернард Гриффин (Bernard Griffin) с целью изучения условий объехал Европу. Он сообщал: “В одной только Вене они изнасиловали 100 000 женщин, причём не один раз, а по много раз, включая не достигших 10-летнего возраста девочек, и старых женщин”.

Через день после захвата Нейссы (Neisse), Силезия, нашим благородным советским союзником, было изнасиловано 182 католические монахини. В епархии Каттовицы было насчитано 66 беременных монахинь. В одном из женских монастырей были застрелены игуменья и её помощница, когда они с распростёртыми руками пытались защитить молодых монахинь. В журнале ”Норд Америка” (Nord Amerika) от 1 ноября 1945 года один священник сообщал, что ему известно ”несколько деревень, в которых все женщины, даже пожилые женщины и девочки двенадцати лет, в течение недель ежедневно насиловались советскими солдатами”.

27 апреля 1946 года Радио Ватикана утверждало, что из советской оккупационной зоны в Восточной Германии доносятся мольбы о помощи ”от зверски насилуемых девочек и женщин, чьё физическое и нравственное здоровье совершенно подорвано”.

Выдержки из книги Макса Гастингса “Армагеддон: битва за Германию, 1944-1945” (“Armaged-don: The Battle For Germany 1944-1945”) 

Первое вторжение русских в восточные районы Германии произошло в октябре 1944 г., когда части Красной Армии захватили несколько приграничных деревень. Через пять дней они были выбиты оттуда, и перед глазами гитлеровских солдат предстала неописуемая картина.

Едва ли хоть один гражданский избежал смерти от рук русских солдат. Женщин распинали на дверях сараев и перевернутых телегах, или, изнасиловав, давили гусеницами танков. Их детей тоже зверски убили. Сорок французских военнопленных, работавших на окрестных хуторах, предполагаемые освободители расстреляли. Та же судьба постигла и признанных немецких коммунистов. Действия красноармейцев не были проявлением бессмысленной жестокости – это был методичный садизм.

“Во дворе фермы стояла телега, к которой, в позе распятых, были прибиты гвоздями за руки еще несколько голых женщин, – докладывал немецкий фольксштурмовец Карл Потрек (Karl Potrek). – Возле большого постоялого двора находится сарай; к каждой из двух его дверей была в позе распятой прибита гвоздями голая женщина. В жилых домах мы обнаружили в общей сложности 72 женщин и девочек, а также одного мужчину 74 лет – все они были убиты зверским образом; лишь у нескольких в голове обнаружены пулевые отверстия. Некоторым младенцам размозжили головы”.

 

Даже у самих русских эти зверства впоследствии вызывали неловкость. Авторы подготовленной Москвой официальной истории так называемой “Великой Отечественной войны”, обычно весьма сдержанные в подобных вопросах, признают: “Не все советские солдаты правильно понимали, как им следует вести себя в Германии. В первые дни боев в Восточной Пруссии имели место отдельные нарушения норм правильного поведения”.

На самом же деле то, что случилось в ходе этих первых атак, было лишь предвестником варварского поведения Красной Армии в страшные месяцы ее стремительного продвижения вглубь Третьего Рейха. Более 100 миллионов человек, находившихся в пределах гитлеровской Германии, оказались в темном лабиринте, где их ждали ужасы, намного превосходившие все, что пришлось испытать западным странам в годы второй мировой войны.

Большинство сдавшихся немцев так и не увидели лагерей для военнопленных. “Мы убивали пленных просто вот так, – говорит капитан Василий Крылов, и щелкает пальцами. – Если солдатам приказывали доставить пленных в тыл, чаще всего их “убивали при попытке к бегству””.

Витольд Кубашевский вспоминает, как невыносимо было для него расстреливать пленных, и как он старался не смотреть обреченным людям в глаза. Но, как и все, он стрелял, выполняя приказ.
“На войне одно правило – ты идешь в бой, видишь врага, и враг для тебя – не человек, – вспоминает сержант Николай Тимошенко. – Подняв руки, ты не спасешься”.

Сталинским солдатам рекомендовали вести “реестры возмездия”, записывая данные о немецких зверствах, и фиксируя личный вклад в “сведение счетов” с врагом. Политруки в тех же целях проводили “митинги возмездия”.
Когда эта жаждущая отмщения орда вошла в Германию, она представляла собой грозное зрелище. Сталина совершенно не волновало, сколько людей погибнет, обеспечивая ему победу, и успешные атаки его пехоты и танков основывались скорее на самопожертвовании солдат, чем на хитроумной тактике или предусмотрительности.

<…>

Даже сегодня многие россияне – да и само правительство – отказываются признать подлинный размах жестокостей, которые творила Красная Армия на пути к Берлину. Однако в 1945 г. командование Красной Армии, несомненно, считало, что ее бойцы способны вести себя на германской земле как дикари.

Сильнее всего пострадала Восточная Пруссия – на ее обширных холмистых равнинах раскинулись поместья многих германских аристократов. В первые годы войны это было тихое захолустье, жившее почти как в мирные времена. Теперь она превратилась в кромешный ад.

В свидетельствах очевидцев недостатка нет. “Все мы знали, что немецких девушек можно насиловать и убивать, – писал Александр Солженицын, в годы войны – офицер-артиллерист. – Это воспринималось чуть ли не как отличие в бою”.

Ему вторит и Гавриил Темкин, служивший переводчиком в 78-й стрелковой дивизии: “Самый простой способ отомстить – это овладеть женщинами врага”. 

В Восточной Пруссии красноармейцы насиловали женщин в таком количестве, что речь явно шла не о чисто сексуальном удовлетворении, а о стремлении надругаться над целым народом.

То, что увидели солдаты, противоречило многолетней пропаганде о преимуществах социалистической экономики. Возможно именно яростью, вызванной благосостоянием врага на фоне собственной нищеты после десятилетий “затягивания поясов”, объясняет, почему советские солдаты, как безумные, крушили все, что попадалось под руку.

Мародерство приобрело эпический размах – этому способствовал и существовавший в Красной Армии порядок, согласно которому каждый солдат раз в месяц мог отправлять домой посылку с трофеями. В Россию отправлялось все – еда, напитки, скот, одежда, драгоценности. Если гражданские жители по глупости жаловались на грабежи, солдаты просто поджигали их дома.

Перед лицом этого яростного наступления немецкое население Восточной Пруссии бежало без оглядки: по своему ужасу этот исход был одним из самых мрачных в истории.

В одну из самых холодных зим двадцатого столетия сотни тысяч мирных жителей (немногие счастливчики – на телегах, а большинство пешком ) устремились на запад по узкому коридору заснеженной равнины между сжимающимися клещами советского наступления. Только одно имело значение – спастись от русских. Дороги были забиты живыми, а обочины – трупами. Мертвые младенцы лежали прямо на снегу. Некоторые беженцы, придя в ужас от этого смертоносного хаоса, поворачивали домой, говоря: “Может быть, русские не так страшны, как говорят”.

Позднее им оставалось только пожалеть об этом решении. Поравнявшись с колоннами беженцев, русские войска расстреливали их из пушек и пулеметов. В этом не было никакой военной необходимости – речь шла только о мести.

Те, кто не мог уйти по суше, пытались бежать морем – это стало одним из самых мрачных эпизодов войны. В балтийских портах Германии тысячи людей дрались за место на кораблях, отплывавших на Запад – некоторые срывались в воду, поскользнувшись в давке на пирсе, кого-то другие пассажиры сбрасывали за борт.

В порту Гдыня, недалеко от Данцига, встал под погрузку старый корабль “Вильгельм Густлов” [на самом деле “Густлов” был спущен на воду в 1937 г. – прим. перев.] – до войны он был круизным лайнером. В мирное время корабль брал на борт 1900 пассажиров и членов экипажа. Но в тот день в списке пассажиров значилось более 6000 душ – в том числе раненые из военных госпиталей с ампутированными конечностями и беременные женщины, для которых на прогулочной палубе было оборудовано родильное отделение.

Он стал легкой мишенью для советского капитана-подводника Александра Маринеско, перехватившего лайнер и выпустившего по нему в упор торпеды, как обычно, украшенные лозунгами: “За Родину!”, “За Сталинград!”, “За советский народ!”.

Раздались три оглушительных взрыва, “Вильгельм Густлов” сильно накренился и через 70 минут затонул. Жертвами этой катастрофы – крупнейшей в истории мореплавания, затмившей гибель “Ти-таника” или “Лузитании” – стали 7000 человек.

Даже из тех, кому удалось попасть в шлюпки, многие замерзли насмерть, не дождавшись спасателей, прибывших на место катастрофы с рассветом. Всего выжило 949 человек. Однако страшная участь “Вильгельма Густлова” затерялась на фоне всемирной трагедии 1945 г., и сегодня о ней знают лишь некоторые немцы да горстка историков.

Теперь в Восточной Пруссии в руках немцев осталась лишь ее осажденная столица – укрепленный город Кенигсберг. Некоторые горожане хотели сдаться – но потом увидели тела 80 немецких солдат, казненных за дезертирство, выставленные на всеобщее обозрение у городского вокзала с прикрепленными к одежде надписями: “Они были трусами, но все равно погибли”.

Русские разбомбили город до основания, и все же штурмовым группам пришлось сражаться за каждый метр, используя огнеметы, чтобы уничтожить защитников, не желавших сдаваться. “Никогда не встречал такого яростного сопротивления, как в Кенигсберге”, – вспоминает один русский офицер.

Когда красноармейцы в конце концов овладели городом, они перебили тысячи жителей. Женщин насиловали прямо в родильных отделениях больниц. Один врач вспоминает их отчаянные крики “Пристрелите меня!”, “Пристрелите меня!”, но мучители выбирали для своих жертв медленную смерть.

Михаэль Вик (Michael Wieck) – один из тех, кто выжил в этой бойне – рассказывает: “Каждого встреченного мужчину они убивали, а каждую женщину – насиловали. В ночи отовсюду слышались крики и мольбы о помощи. Они запирали людей в подвалах и поджигали дома. Они сгоняли мирных жителей на бывшие поля сражений в окрестностях города, и там расстреливали или сжигали”. От еврея Вика не укрылся и мрачный парадокс ситуации: “Сначала нас пытались уничтожить Гитлер и нацисты, теперь этим занялись русские”.

Куда более суровая участь по сравнению с берлинцами была уготована немецкому населению Померании, Силезии и Восточной Пруссии. 5 мая Лаврентий Берия направил в Восточную Пруссию генерал-полковника Аполлонова с целью ликвидации “шпионов, саботажников и других враждебных элементов” в дополнение к 50 тысячам человек, уже ликвидированных там с января 1945 года, когда эти территории перешли под контроль Красной Армии.

Аполлонов со своим войском развернулся в полную силу. К концу мая численность населения Восточной Пруссии сократилась с 2,2 миллиона до 193 тысяч человек. Многие женщины были угнаны без суда и следствия на принудительные работы в Советский Союз, где трудились по 16 часов в сутки на лесоповале и земляных работах. В последующие два года более половины из них умерли. Оставшиеся в живых вернулись в апреле 1947 года к разграбленных домам, полям, обратившимся в болота, и фермам, пришедшим в полнейшее запустение.

Кровавая зима Восточной Пруссии – один из самых страшных эпизодов второй мировой войны. Немцы по сей день испытывают ярость от того, что мир так мало о ней знает. Одна женщина из Восточной Пруссии сказала мне: “Это был наш Холокост, но всем на это наплевать”.

29 апреля начальнику политуправления 1-го Белорусского фронта начальник политотдела 8-й гвардейской армии генерал-майор Скосырев. – Некоторые военнослужащие дошли до того, что превратились в бандитов”.

Военный прокурор того же фронта генерал-майор Яченин, 2 мая: “Если расстрелы немцев в настоящее время почти совсем не наблюдаются, а случаи грабежа носят единичный характер, то насилия над женщинами все еще имеют место”. Далее излагаются факты. Заместитель командира батареи старший лейтенант Энчиватов “в нетрезвом состоянии ходил по домам и насиловал женщин”. Красноармейцы Иванов и Мананков, “будучи в нетрезвом состоянии, зашли в дом одного немца. В этом доме Мананков изнасиловал больную немку Лизелет Люре. 22 апреля с.г. она была изнасилована группой наших военнослужащих, после чего отравила своего сына полутора лет, отравилась ее мать и она сама пыталась отравиться, но была спасена. В состоянии болезни после отравления ее Мананков и изнасиловал. Иванов в это время изнасиловал немку Кирхенвиц”. Начальник штаба полка подполковник Лосьев “послал подчиненного ему лейтенанта в подвал, где скрывались немцы, чтобы тот выбрал и привел к нему немецкую женщину. Лейтенант приказание выполнил, и Лосьев приведенную к нему женщину изнасиловал”. Наконец, командир орудия старшина Дорохин “в пьяном виде, угрожая оружием, на глазах у родителей изнасиловал 15-летнюю девочку”, а лейтенант Курсаков “в присутствии мужа и детей пытался изнасиловать пожилую немку”.

Но и это лишь незначительная часть правды. Согласно немецкой оценке, которую приводит в своей недавно вышедшей в свет книге “Падение Берлина” британский историк Энтони Бивор, в Берлине военнослужащими Красной Армии было изнасиловано около 100 тысяч женщин. Из них примерно каждая десятая умерла – в основном в результате самоубийства. Гораздо выше был процент смертей среди 1,4 миллиона женщин, изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии. В общей сложности, пишет Бивор, насилию подверглись не менее двух миллионов немецких женщин, причем значительное их число, если не большинство стали жертвами насильников неоднократно или изнасилования были групповыми.

Как утверждает в своей новой книге военный историк Энтони Бивор “Падение Берлина” маштаб изнасилований в Красной Армии в дни агонии нацистской Германии имела куда более широкие масштабы, чем подозревалось ранее.

Изнасилования начались сразу же, как только в 1944 году Красная Армия вошла в Восточную Пруссию и Силезию. Во многих городах и поселках была изнасилована каждая женщина в возрасте от 10 до 80 лет. Александр Солженицин, лауреат Нобелевской премии, в то время молодой офицер, описывал этот ужас в своей написанной белым стихом поэме “Прусские ночи”: “Маленькая дочь на матраце/ Мертва. Как много их перебывало на нем/ Взвод, а может и рота?” Но такие, как г-н Солженицин, были редкостью; большинство его товарищей считали изнасилование легитимным. Когда наступавшие войска продвинулись вглубь Германии, в приказе их командующего, маршала Жукова, было написано: “Горе земле убийц. Мы отомстим за все, и наша месть будет ужасной”.

На этом ужасающем фоне Сталин и его командиры оправдывали и даже поощряли изнасилования, причем не только в отношении немецкой нации, но также и их союзников, Венгрии, Румынии и Хорватии. Когда югославский коммунист Милован Джилас заявил протест Сталину, диктатор взорвался: “Как так, Вы не можете понять солдата, который прошагал тысячи километров через кровь, огонь и смерть и хочет развлечься с женщиной или взять себе какую-нибудь безделушку?” А когда немецкие коммунисты предостерегли его, что изнасилования отвращают от них население, Сталин вспылил: “Я никому не позволю втаптывать в грязь репутацию Красной Армии!”

Изнасилования советских женщин сводят на нет попытки объяснить поведение Красной Армии местью за немецкие бесчинства на территории Советского Союза. 29 марта 1945 года ЦК Комсомола уведомил Маленкова о докладе с 1-го Украинского Фронта. Генерал Цыганков сообщал: “В ночь 24 февраля группа из 35 солдат и командир их батальона проникли в женское общежитие в деревне Грютенберг и изнасиловали всех”.

В Дахлеме (Dahlem) советские офицеры посетили сестру Кунигунду, настоятельницу женского монастыря, в котором находились приют и родильный дом. Офицеры и солдаты вели себя безупречно. Они даже предупредили о том, что за ними следуют подкрепления. Их предсказание сбылось: монахини, девушки, старухи, беременные и только что родившие были все изнасилованы без жалости.

Уже через несколько дней среди солдат возникло обыкновение выбирать своих жертв, светя им в лицо факелами. Сам процесс выбора, вместо насилия без разбора, свидетельствует об определенной перемене. К этому времени советские солдаты начали рассматривать немецких женщин не как ответственных за преступления Вермахта, а как на военную добычу.

Далее будут приведены обширные выдержки из тех глав книги (И.Гофман, “Сталинская война на уничтожение”, М., АСТ-Астрель, 2006 г., стр. 305-347), в которых рассматриваются события зимы-весны 1945 г. Каждый эпизод и каждая цитата в книге сопровождаются ссылкой на соответствующие фонды Федерального военного архива во Фрайбурге, но, учитывая практическую малодоступность этого архива для рядового российского читателя, я не стал воспроизводить эти сноски. Фамилии советских военнослужащих в большинстве случаев будут заменены первой буквой. Итак:

“О числе гражданских жертв дают хотя бы приблизительное пред-ставление исследования Федерального министерства по делам изгнанных и Федерального архива, основанные на статистике населения, хотя эти оценки располагаются у нижней границыи охватывают только жертв непосредственных преступлений.

Согласно им, были убиты 120.000 мужчин, женщин и детей, большей частью — советскими солдатами, и еще 100.000 – 200.000 погибли в тюрьмах и лагерях. Крайне высока была и доля тех, кто сам покончил со сво-ей жизнью от отчаяния. При этом гигантские человеческие по-тери, имевшие место в результате непосредственного применения насилия или в тюрьмах, концлагерях и лагерях смерти в Польше, Югославии и Чехословакии (с мая 1945 г. в Чехословакии были убиты, отчасти зверски, 270 тыс. безоружных немцев), останутся в этом контексте вне внимания точно так же, как минимум 43.000 граж-данских лиц, погибших от голода и эпидемий в советских концлагерях (специальные лагеря, спецлагеря НКВД СССР)…

По совокупной оценке, в так называемых “районах изгнания” имело место в общей сложности 2,2 млн. “нераскрытых дел”, где при дальнейшем толковании этого понятия в большинстве своем речь должна идти о жертвах преступления, т.е. о жертвах антинемецкого геноцида…

…То, что творила пропаганда ненависти среди красноармейцев, нашло правдивое отражение в захваченных фронтовых письмах, некоторые из которых приведем здесь. Они напи-саны военнослужащими моторизованных частей (номер поле-вой почты 20739) в период января-февраля 1945 г.

«Мы каждый день продвигаемся дальше по Вос-точной Пруссии, – писал, например, С. своим родите-лям в Смоленск, — и мы мстим немцам за все их подлости, ко-торые они нам причинили… Нам теперь разрешено делать с немецкими негодяями все». «Немцы все удирают, боятся нашей мести, — говорится в письме, которое Л. написал 30 января 1945 г. – но не каждому удается ускользнуть. Пусть немецкая мать проклянет тот день, когда она родила сына. Пусть немецкие женщины ощутят теперь ужасы войны. Пусть они сейчас сами переживут то, что предназначили другим народам».

«Гражданское население теперь больше не бежит, — писал К. 30 января 1945 г. во Владимирскую область. — То, что тут вообще творится, просто жутко». «Те-перь мы ведем войну в самом прямом смысле слова, — писал 1 февраля 1945 г. П. своим родителям в Алма-Ату, — гро-мим гадов в их логове в Восточной Пруссии… Теперь и наши солдаты могут видеть, как горят их убежища, как скитаются их семьи и таскают с собой свое змеиное отродье… Они, наверно, надеются остаться в живых, но им нет пощады».

Так, Группа армий «А» донесла 20 янва-ря 1945 г., что все жители вновь занятых ночью населенных пунктов Рейхталь [Рыхталь] и Глауше под Намслау [ныне Намыслув, Польша] были расстреляны советскими солдатами 9-го механизированного корпуса 3-й гвардейской танковой ар-мии. 22 января 1945 г., согласно донесению Группы армий «Центр», под Грюнхайном в в округе Велау [ ныне Знаменск] танки 2-го гвардейского танкового корпуса “настигли, обстреляли танковыми снарядами и пулеметными очередями колонну беженцев в 4 км длинной, большей частью женщин и детей, а оставшихся уложили автоматчики”.

Аналогичное произошло в тот же день неподалеку оттуда, под Гертлаукеном, где были убиты советскими солдатами, частично – выстрелами в затылок, 50 человек из колонны беженцев.
В Западной Пруссии, в неуказанном населенном пункте, в кон-це января длинный обоз беженцев также был настигнут передо-выми советскими танковыми отрядами. Как сообщили не-сколько выживших женщин “солдаты сбросили повозки в кюветы на обочинах и набросились на женщин; бросающихся на помощь им детей расстреливали. Присутствующий при этом советский полковник регулировал очередь насильников, в то время как другой офицер стрелял бьющихся в истерике детей и стариков”.

Всех женщин от 13 до 60 лет из этого населенного пункта, расположенного под Эльбингом [ныне Эльблонг, Польша], красноармейцы беспрерывно насиловали самым жестоким образом. Немецкие солдаты из танковой разведроты нашли одну женщину с распоротой штыком нижней частью живота, а другую молодую женщину – на деревянных нарах с размозженным лицом. Уничтоженные и раз-грабленные обозы беженцев по обе стороны дороги, трупы пассажиров, лежащие рядом в придорожном рву, были обна-ружены также в Майслатайне под Эльбингом.

Об умышленном уничтожении гусеницами или обстреле обозов беженцев, всюду тянувшихся по дорогам и хорошо распознаваемых в качестве таковых, сообщалось из восточных провинций повсеместно, например, из района действий советской 2-й гвардейской танковой армии. В округе Вальдроде 18 и 19 января 1945 г. в нескольких местах подобные колонны останавливали, атаковывали и частично уничтожали; «падавших женщин и детей расстреливали или давили» или, как говорится в другом сообщении, «большинство женщин и детей убивали». Советские танки обстреляли под Вальдроде из орудий и пулеметов немецкий госпитальный транспорт, в ре-зультате чего «из 1000 раненых удалось спасти лишь 80». Кроме того, сообщения о нападениях советских танков на колон-ны беженцев имеются из Шауэркирха, Гомбина, где были «убиты порядка 800 женщин и детей»…

Более детальные расследования, как под Гумбинненом, Голдапом, Эльбингом и в некоторых других местах, удавалось провести лишь в случае нового занятия потерян-ной территории немецкими войсками, что случалось достаточно редко: так, в захваченных 28-30 января 1945 г. частями 10-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии на-селенных пунктах вокруг Прейсиш-Голланд [ныне Пасленк, Польша]. В донесении Группы армий «Север» от 2 февраля 1945 г. сказано, например, что в Гёттхендорфе, Дёберне, Борденене жителей перебили или расстреляли. «В Гёттхендорфе под Прейсиш-Голландом, — говорится в донесении, — только в одной комнате лежат 7 убитых гражданских лиц, среди них 2 пожилые женщины, 2 мужчин, мальчик около 14 лет. В углу скорчившись — 9-летний мальчик с совершенно разбитым че-репом, и над ним 15-летняя девочка с исколотыми руками и расцарапанным лицом, штыком изрезаны грудь и живот, ни-жняя часть тела совершенно голая. 80-летний старик лежал застреленный перед дверью».

…Вблизи границы рейха, западнее Велюни, советские солда-ты 1-го Украинского фронта облили бензином повозки обоза беженцев и сожгли их вместе с пассажирами. На дорогах лежали бесчисленные тела немецких мужчин, женщин и детей, ча-стично в изувеченном состоянии – с перерезанным горлом, отрезанным языком, вспоротым животом. Также к западу от Велюни 25 служащих Организации Тодта были расстреляны танковыми экипажами 3-й гвардейской танковой армии. Все мужчины были расстреляны и в Хайнерсдорфе, женщины изнасилованы, а под Кунцендорфом 25-30 мужчин из фольксштурма получили пули в затылок.

В Альт-Гротткау военнослужащие той же дивизии убили 14 военнопленных, отсекли им головы, выкололи глаза и раздавили танками. Красноармейцы этой же стрелковой дивизии несли ответственность и за злодеяния в Шварценгрунде под Гротткау. Они насиловали женщин, включая монастырских сестер, застрелили крестьянина Калерта, вспороли живот его жене, отрубили ей руки, застрелили крестьянина Христофа и его сына, а также молодую девушку. В имении Айсдорф под Мерцдорфом советские солдаты из 5-й гвардейской армии выкололи глаза пожилому мужчине и пожилой женщине, по-видимому – супружеской паре, и отрезали им носы и пальцы. Вблизи были найдены зверски убитыми 11 раненых солдат Люфтваффе.

Военнослужащие 7-го гвардейского танкового корпуса в Оссиге под Штригау насиловали женщин, убили 6-7 девушек, застрелили 12 крестьян и совершили аналогичные тяжкие преступления в Хертвиссвальдау под Яуэром [ныне Явор, Польша]. В Лигнице [ныне Легница, Польша] были обнару-жены трупы многочисленных гражданских лиц, расстрелян-ных советскими солдатами из 6-й армии. В городке Костенблют под Неймарктом [ныне Сьрода-Слёнска, Польша], за-хваченном частями 7-го гвардейского танкового корпуса, на-силовали женщин и девушек, включая и находившуюся на сносях мать 8 детей. Брат, попытавшийся заступиться за нее, был застрелен. Расстреляны были все военнопленные иност-ранцы, а также 6 мужчин и 3 женщины…

Неподалеку за Скампе, у дороги на Ренчен [ныне Збоншинь, Польша], были найдены трупы мужчины и женщины. У женщины был распорот живот, вырван зародыш, а отверстие в животе заполнено нечистотами и соломой. Вблизи находились трупы трех повешенных муж-чин из фольксштурма. В Кае под Цюллихау военнослужащие 33-й Армии убили выстрелами в затылок раненых, а также женщин и детей с од-ного обоза. Город Ной-Бенчен [ныне Збоншичек, Польша] красноармейцы разграбили и затем умышленно подожгли. У дороги Швибус [ныне Свебодзин, Польша] – Франкфурт красноармейцы из 69-й армии перестреляли гражданских лиц, включая женщин и детей, так что “трупы лежали друг на дру-ге”. В Реппене все мужчины с проходящего обоза беженцев были расстреляны советскими солдатами из 19-й ар-мии, а женщины изнасилованы…

О жутком событии сообщил командир немецкого инженерно-танкового батальона 7-й танковой дивизии. В конце февраля 1945 г. советские офицеры из 1-й (или 160-й) стрелковой дивизии севернее Конитца загнали для разведки на минное поле детей в возрасте 10-12 лет. Немецкие солдаты слышали жалобные крики детей, тяжело раненых взорвавшимися минами, “бессильно истекавших кровью, которая лилась из разорванных тел”.

В Восточной Пруссии, за которую велись ожесточенные бои, в феврале 1945 г. зверства продолжались с неослабевающей силой, невзирая на приказы противоположного свойства… Так в Ландсберге советские солдаты из 331-й стрелковой дивизии согнали ошеломленное население, включая женщин и детей, в подвалы, подожгли дома и стали стрелять по бегущим в панике людям. Многие сгорели заживо. В деревне у дороги Ландсберг-Гейльсберг военнослужащие той же стрелковой дивизии 6 дней и ночей держали взаперти в подвале женщин и девушек, некоторые из которых были прикованы цепями, и при участии офицеров каждодневно насиловали много раз. Из-за отчаянных криков двое из этих советских офицеров на глазах у всех вырезали двум женщинам языки “полукруглым ножом”. Немецким солдатам-танкистам удалось освободить лишь немногих из несчастных, 20 женщин умерли от надругательств.

В Краттлау военнослужащие 275-го гвардейского стрелкового полка 91-й гвардейской стрелковой дивизии убили 6 мужчин и двух немецких солдат. Всех женщин и девушек, включая 13-летних, беспрерывно насиловали, некоторые женщины “подвергались сексуальному насилию по 6-8 солдат 5-8 раз в день”. В Аннентале немецкие освободители нашли трупы двух женщин, которых осквернили (одну – на навозной куче) и затем задушили. Детальное расследование удалось провести в Гермау, где располагались штабы 91-й гвардейской стрелковой дивизии и 275-го гвардейского стрелкового полка.

В Гермау были обнаружены трупы 21 убитого – мужчины, женщины и дети. 11 человек не вынесли чудовищных пыток и сами покончили с собой. 15 немецких раненых убили, разбив им головы, одному из них затолкали в горло губную гармошку… У дороги Гермау-Пальмниккен [ныне Янтарный] были найдены две девочки. Обеим с близкого расстояния выстрелили в голову, у одной были выколоты глаза…

27 февраля 1945 г. капитан из штаба коменданта крепости Зоммер случайно обнаружил за одним домом в гравийном карьере у дорожного перекрестка перед Метгетеном трупы 12 совершенно раздетых женщин и детей, лежавших вместе «беспорядочной кучей», они были растерзаны ударами штыков и ножей. Помимо отдельных трупов, рассеянных по всему курортно-му поселку, которых насчитывались сотни, было обнаружено несколько больших земляных холмов, под которыми, как ока-залось, были погребены сотни (согласно капитану Зоммеру и профессору д-ру Ипсену – 3000) убитых. Расследование комиссии, назначенной комендантом крепости, гене-ралом пехоты Лашем, складывалось сложно, поскольку советские военнослужащие облили кучи трупов бензином и попытались их сжечь. Тем не менее, удалось установить, что большинство жертв было не расстреляно, а зачастую жестоко убито рубящим и колющим оружием…

Без заметных глазу “стыков” и “швов” в цитаты из книги И.Гофмана можно было бы вставить и вот этот отрывок из докладной записки секретаря ЦК ВЛКСМ Н.Михайлова, направленной 29 марта 1945 г. секретарю ЦК ВКП(б) Г.Маленкову:

“В ночь с 23 на 24 февраля группа офицеров и курсантов в количестве 35 человек явилась в пьяном виде на фольварк Грутенненг, оцепила фольварк, выставила пулеметы, обстреляла и ранила красноармейца, охранявшего здание. После этого началось организованное изнасилование находящихся на фольварке девушек и женщин…” Но такая “вставка” была бы недопустимым подлогом, так как в докладе Михайлова речь шла вовсе не о бесчинствах по отношению к гражданскому населению Германии, а о “диком и хамском отношении к освобожденным советским девушкам и женщинам”.

http://www.dancor.sumy.ua/forum/politika/151668

6 комментариев

  1. Иногда думаю, что может и хорошо, что Путин довел до такого состояния Россию. Поменяйся все мирно и тихо, опять бы все эти мерзости канули в лету. Это страшно, это ужасно, но это надо знать, как и многие другие факты нашей “доблестной” истории, все виновники должны быть озвучены. Смерть, погоны, приказ – это не оправдание. Имена всех. И тех, кто писал доносы в Сталинский период на своих сограждан.

  2. Организовали все жиды Гитлер и Ср@лин, а ответили немцы. Это настоящее истребление белой расы, устроенное жидами ее же руками. Такое же кровавое и пыточное, как они устроили в Раше после 17 года. И жидами Гитлером и Ср@линым там все было и задумано, что потом росийские звери прокатятся по Европе, чтобы были наиболее массовые истребления гражданского населения. Как жид Ср@лин специально сдал Рашу Гитлеру в начале войны, чтобы выдавить максимальное количество евреев в Палестину, для создания Исраэля, ради чего жидами и была устроена 2 Мировая война, так жид Гитлер специально сдал жиду Ср@лину все прошедшее немецкой армией, чтобы уничтожить Европу. Сам Гитлер спокойно закончил свою жизни в особняках Ср@лина, зачав фрау Меркель, как и выведенный жидом Ср@линым из под Нюрнбенрского фарса палач Украины Эрих Кох, агент жидовского НКВД, убивший 9 млн украинцев, доживший свою жизнь спокойно в ср@линском особняке в Польше, под охраной НКВД.

  3. По теме можно почитать Солонина “Последнее преступление Сталина”,Грасса-“Траектория
    краба”.Путиноидам можно не волноваться.У них всегда и везде фашисты,-все,кроме них самих.

  4. ТЕРСКИЕ ВЕДОМОСТИ, Владикавказ, 1917 Г. – как воевали горцы и русские рабы
    =======================================================
    1. № 83 (10 августа)
    Ужасы Калуша
    ———————–
    В харьковской газете «Русская жизнь» помещен следующий рассказ очевидца:
    «Ударные батальоны с офицерскими цепями впереди захватили Калуш. Надо было закрепить город и двинуты были два пехотных полка. Неприятель умышленно оставил громадные запасы вина. Бригада, не смущаясь офицеров, бросилась пьянствовать, грабить. Выкатывались бочки вина, разбивались… Солдаты, кидаясь на землю, жадно насасывались текущим по улицам спиртом. Офицеров закалывали штыками. Прапорщики- большевики пьянствовали вместе с солдатами, поощряя их к бесчинству. Немцы обстреливали Калуш снарядами. Грохот бомбардировки в буквальном смысле заглушался криком женщин, которых солдаты насиловали, отрубая им кисти рук и груди. Не было пощады ни старухам, ни 8-ми летним девочкам.
    Масса евреев, поляков, русских, в надежде спасти свои последние деньги, вешали их в мешочках своим малолетним дочерям, солдаты раздевали девочек донага, срывали мешочки, а девочек насиловали «в затылок» один за другим, а потом четвертовали…
    На улицах расставлены были пулеметы, которыми скашивалось все живое…
    Зная о творящемся в Калуше, немцы решили завладеть им. Две сотни туземной кавказской дивизии пытались прекратить кровавый разгул. Их не слушали, угрожая переколоть.
    Офицер Гадиани рассказывает, что войдя в один дом, он увидел изуродованные трупы целой семьи, солдаты добивали несчастную женщину и на вопрос: «Что вы делаете?» – крикнули в ответ: «Пулемет ищем!» – и устремились на него со штыками.
    Немцы уже надвигались волной, открыв ружейный огонь. Наша пехота потребовала от кавказцев, чтобы те охраняли ее от немцев. На спешенных туземных всадников были наведены пулеметы.
    Кавказцы, не испугавшись угроз пьяной орды, верные долгу,
    решили защищать Калуш от немцев и действительно отражали
    германское наступление до последней возможности.
    Через день немцы овладели Калушем вновь и тот час же
    десятки фотографов принялись фотографировать обезображенные и
    изуродованные трупы детей, стариков, женщин. Съемки напечатаны
    были в газетах и журналах с текстом, вроде следующего:
    «Вот какую свободу несет русская революционная армия» …

    2. № 92 (22 августа)
    О дикой дивизии
    ————————————-
    Граф А.Палецкий по случаю мусульманского вечера в пользу
    увеченных и семей погибших воинов Дикой дивизии в газете
    «Кавказский край» пишет следующие строки о дивизии:
    «Дикая дивизия . . . Хотите несколько данных о боевой
    деятельности этих дикарей.
    За один год дивизия произвела 16 конных атак – пример
    небывалый в военной истории. Дивизия побывала на всех фронта: на германском, галицийском и румынском и везде проявляла чудеса храбрости. Боевые успехи дивизии огромны. В мае у Череповиц один только кабардинский полк взял 1483 пленных, в т.ч. 23 офицера, а в общем на всю дивизию приходится количество пленных, в четыре раза превышающая ее численный состав.
    Цифра как раз обратная недавним успехам «культурной» 11-й
    армии, из которой четыре солдата бежали от одного германца,
    позорно обнажив русский фронт.
    Дивизия понесла за время своей боевой деятельности много
    потерь. Выбиты не менее 50 офицеров, случалось, что таяли целые
    полки, но кавказские дикари держались и держатся до сих пор с
    огромным мужеством и непоколебимой твердостью.
    Это одна из самых надежных наших войсковых частей
    гордость русской армии.
    Когда эта дивизия организовывалась, говорили:
    – Никакого боевого значения дивизия иметь не будет.
    Ингуши, кабардинцы – они будут заниматься только грабежами.
    Впрочем, страх на немцев они все-таки нагонят.
    Говорили те, которые не знают до сих пор Кавказа и
    несмотря на то, что живут на Кавказе, не имеют никакого
    представления о благородных сыновьях кавказских гор.
    Кавказцы имели полные моральные основания никакого
    участия в русской войне не принимать.
    Мы отняли у кавказцев все: их прекрасные горы, их дикую
    природу , неисчерпаемые богатства этой благодатной страны.
    Но что дало прежнее царское Правительство кавказцам
    взамен, кроме гнета, кроме преследований, кроме обложений и
    расстрелов?
    Культура, которую мы несли до сих пор на Кавказе – это
    была культура кулака и культура тьмы.
    Не надо углубляться далеко в сердце Кавказа. Побывайте у
    Казбека, у подножья ледниковых гор – и вы увидите людей,
    живущих до сих пор, как жили в каменном веке, в пещерах и саклях,
    вся обстановка которых примитивный очаг, да шкуры животных.
    Целая народность – ингуши до сих пор еще не имеют азбуки.
    У осетин нет никакой письменности.
    Но зато царское самодержавие создавало на Кавказе абречество, окружало его романтическими легендами и рассеивало эти легенды с помощью пушек и пулеметов. И вот, когда вспыхнула война, кавказцы добровольно пошли на защиту России и защищали
    ее беззаветно, не как злую мачеху, а как родную мать.
    Когда вспыхнула революция, Кавказ не стал отделяться
    подобно Финляндии, Малороссии, чтобы использовать революцию в
    своих целях, вонзить нож в спину русской свободы.
    Кавказцы знают, что такое рыцарская честь, они знают, что
    значит борьба за свободу. Под облаками в Сванетии до сих пор есть
    еще люди, разъезжающие в рыцарских доспехах: в шлемах и латах.
    Это облачение очень характерно. Все кавказцы таковы, в них
    живет еще истинный дух рыцарства – и на предательство, на удар
    сзади из-за угла они не способны.
    Не против России и русской свободы идут воины Дикой
    дивизии. Они сражаются вместе с русской армией и впереди всех и
    смелее всех умирают за нашу свободу. Общество должно выразить
    хоть чем-нибудь свою признательность горным орлам нашим
    благородным братьям, воинам Дикой дивизии. Об их увеченных
    никто не заботится, их семьи остаются без помощи.
    Посетив мусульманский вечер, мы отдадим только
    крошечную частицу того огромного неоплатного долга, который
    лежит на всей России, на всех нас перед Кавказом и перед льющей
    свою кровь уже три года за Россию – благородной Дикой дивизии.

    3. РУССКИЕ ГОИ О ДИКОЙ ДИВИЗИИ В 1917. – ст. из газ. “Терские ведомости”
    https://vk.com/moskovitt?w=wall223360289_622%2Fall

  5. ГИБЕЛЬ АЛИХАНА- ГАЗИ
    ==================================================================
    Ахъяд Идигов‎ Круглый стол ЧР-Ичкерия/Кремль
    Подписаться · 23 июля 2017 г. ·
    ———–
    Зураб Гуноев пишет.

    Один из старых моих постов, это был реальный случай.

    Такие случаи во время войны в Чечне были не редкими.Чеченец Алихан Газиев с ведено,он всегда призерал войну не хотел этого для своего народа,все-же он как и многие другие защищал свою родину.Зимой 1999 на 2000года, проезжая блок пост, многие люди с ведено и другие земляки были этому свидетелями, когда российские солдаты афицеры матерились на женщин и стариков,Алихан услышав это,слез с автобуса сказал находящимся там мужчинам,почему вы молчите!??почему вы позволяете ругать своих женщин и стариков!!.

    В ответ один из толпы зевак сказал ему если ты Къонах? Сам скажи им ! Алихан сразу ответил ему! Клянусь величием Аллаха я их остановлю!!! Выхватил пистолет с зади и начал стрелять именно в тех кто унижал наших стариков и женщин. Стрелял сразу на порожение в голову!Убив из них 8 человек, ответным огнём Алихан был убит. Дала дек1ала войла из. Дала мукълахь вай махкахь яхь елуш Къонахи хилла ма бу, хира ма бу.

    Он служил в разведывательно диверсионном батальоне морской пехоты . Был очень подготовленным . Профессиональный каратист . Его учитель Хасанов Хьамзат . К концу ещё до распада СССР инструктора приезжали и набирали из его учеников призывников .Вай къоман Къонахчун фамили ас кхиниг яздина шун.Кхитар дукъ шу сох Вежри Йижри.

    13 июня 2017
    https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1750744294966266&set=gm.1583508745035194&type=3&theater

Leave a Reply