Просмотров: 2343 просмотров

На пороге глобального конфликта, или почему Сирия не Афганистан для России

Кремль влез в войну, в которой вероятно в течении года полностью проиграет со значительными потерями. Но тем не менее кремлевские стратеги продолжают и дальше залазить на кактус, имитируя удовольствие. Ведь попытка вступить в прямой военный конфликт с США даже в третьей стране дурацкая по своей природе, чего у Путина явно не понимают.

В целом события последних дней продемонстрировали явную тенденцию к обострению противостояния в Сирии. При этом обострение происходит одновременно в трех регионах Сирии — Северном, Южном и Центральном. И если в целом судьба Асада рано или поздно предрешена, то необходимо заметить, что судьба российских войск и интересов России на Ближнем Востоке предрешена в еще большей степени.

Конечно же, нельзя сравнивать события в сирийском конфликте с Афганистаном. Здесь все происходит по более жесткому сценарию и явно наблюдается несколько стран, которые плотно ввязались в данный конфликт, приобретающий характер международной войны. На этом фоне США четко обозначили свою линию поведения — контроль нефтегазового региона Сирии и уничтожение ИГИЛ на данной территории.

Турция обозначила свои позицию — борьба с курдами и контроль приграничных со своей территорией зон. Позиция Израиля заключается в уничтожении армии Хамас и также создании пояса безопасности рядом с Голландскими высотами. И на этом фоне интересы России выглядят все менее реалистичными.

А планы у Кремля. Кроме того, перманентный союзник Кремля — Иран, старается реализовать свое «величие» — идея контролировать сердце Ближнего Востока не покидает старых религиозных маразматиков в Тегеране, что уже привело к падению уровня жизни иранцев, массовым волнениям и тысячам убитым иранским военным. Расклад сил таков, что группировка РФ в Сирии в действительности самая малочисленная, не смотря на о, что Кремлю удалось закрепиться в Дамаске.

Да и влияние после событий зимы 2018 России на ситуацию вокруг Ассада и гражданской войны заметно ослабевает. Кремль не способен куда-либо продвинуться в данном конфликте, кроме того, чтобы нести все большие потери, а попытка выйти за пределы очерченной для него «резервации» сразу же наталкивается серьезное противодействие войск антитеррористической коалиции. Таким образом, любое движение российских войск в направлении линий разграничения приводит к уничтожению этих войск. Любой конфликт с другими участниками сирийской войны приводит к утилизации российской армии, поскольку она не представляет реальной угрозы не только для войск США или Израиля, но даже для Турции.

Отсюда и панические заявления, что Путин выводит войска — ведь делать ему в Сирии в общем-то нечего, кроме как тратить ресурсы на поддержку Асада, но экономики у Асада нет — все уничтожено. Контроля за нефтяными ресурсами ни у Асада, ни у Кремля нет. Да и захваченные территории Асадом и российскими военными контролируются с трудом. все удаленные коммуникации регулярно атакуются , что приводил к периодическому окружению сил. Получается, что данная война очень затратна. И затраты по мере попыток расширения контроля возрастают. Но не это главное.

Ведь нужно понимать, что Сирия — не Афганистан-2 для России, что нетрудно заметить. В Афганистане официально Россия боролась лишь с афганской оппозицией. Здесь же приходится уже воевать не только с мифическим «ИГИЛ» или сирийской оппозицией. назревает обширный конфликт с курдскими подразделениями, которые хорошо вооружены, с силами, которые поддерживаются Турцией. Возможно — конфликт с Израилем, который пока выглядит, как невидимая война в воздухе. Однако уже на этой неделе Москва получила черную метку от Тель-Авива в виде уничтожения 50% ПВО Асада и складов вооружений для Хезбаллы.

На очереди — американцы, которые ясно дали понять — их интересы будут защищаться жестко в регионе. И в итоге получается, что Кремлю в Сирии делать нечего, а если попытаться спровоцировать ситуацию, то она вполне перерастет в неограниченный военный конфликт в регионе, с включением всех сил.

Шансов в таком конфликте у России никаких, что показали события последних дней, где Кремль явно поставили на место в течении 6-ти часов. А значит сирийский конфликт с точки зрения коалиции вполне управляем, и вполне предсказуем результат — Россия проиграет, проиграет в ближайшее время.

Если же будет попытка повторных провокаций со стороны Кремля на территории Сирии, это вероятно приведет к уничтожению войск РФ на Ближнем Востоке, а затем и политической изоляции РФ в регионе. Во всяком случае, такой сценарий уже рассматривают как в Вашингтоне, так и в Тель-Авиве. Эти два игрока наиболее сильны в конфликте в Сирии с военной и политической точки зрения. Вероятно в Кремле понимают что будет дальше и уже сейчас прорабатывают варианты «умеренного», договорного поражения.

Дальнейшие события несложно предсказать — потеря Асадом и российскими войсками контроля над удаленным позициями, затем выход из Алеппо. После этого удержание какое-то время основных баз и Дамаска, после чего начнется эвакуация войск на подобии эвакуации из Афганистана в 1989 году. Но в Сирии останутся тысячи убитых россиян, убитых за бессмысленные цели недальновидных политиков и олигархов России.

Окончание войны в Сирии пока еще не на горизонте — на горизонте стратегический проигрыш Кремля на Ближнем Востоке и сворачивание всей ближневосточной политики в текущем ее виде. И еще одно — военные действия в Сирии показали, что армия России может противостоять только слабо вооруженным повстанцам — с любой хорошо вооруженной армией Россия справится не может и потери будут 100:1.

Это исчерпывающий ответ на все имперские амбиции России.

Виктор Шевчук. Русский Мир.

Leave a Reply