Просмотров: 1444 просмотров

В России раскручивают гигантское «дело врачей — вредителей»

В начале 2018 года в России много говорили и писали о деле Елены Мисюриной — московского гематолога, которую приговорили к двум годам колонии за предположительную врачебную ошибку. За Мисюрину вступились пользователи соцсетей и профессиональное сообщество, в итоге ее отпустили из СИЗО под подписку о невыезде. Врачи и медицинские СМИ говорят, что дело Мисюриной — только часть более масштабной кампании, в рамках которой следственные органы массово заводят уголовные дела на врачей. «Медуза» рассказывает, что происходит вокруг врачебных ошибок — и что об этом говорят следователи и сами врачи.
Региональные СМИ и управления Следственного комитета с начала 2018 года сообщают об уголовных делах, которые заводятся против врачей по всей России. В Ханты-Мансийском автономном округе после смерти пациента против врача возбудили дело о «причинении смерти по неосторожности», такие же случаи были в Красноярском крае, Самарскойи Ленинградской областях. В Краснодарском крае за неоказание пациенту помощи возбудили дело об «оставлении в опасности», а в Кемеровской области — дело об «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности» после гибели младенца при родах.
По данным Следственного комитета России, число дел, связанных с врачебными ошибками, растет с каждым годом: если в 2012 году по результатам 2100 обращений граждан завели 311 уголовных дел, то в 2017 году число обращений в СК увеличилось до 6050, а количество дел — до 1791. 175 из них уже направлены в суды.

В октябре 2017 года глава СК Александр Бастрыкин предложил ввести в УК отдельную статью за врачебные ошибки. В ответ общественная организация «Лига защиты врачей» заявила, что это может стать «последней точкой в разрушительной реформе российского здравоохранения». 13 февраля прокуратура Новосибирска начала устраивать в поликлиниках города специальные пункты приема граждан «по вопросам охраны здоровья».

Как рассказывала «Медуза», 22 января врача-гематолога из Москвы Елену Мисюрину приговорили к двум годам колонии. Ее признали виновной в «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности» — пациент, которому она сделала биопсию костного мозга в 2013 году, через несколько дней умер в другой больнице. Мисюрина не признала себя виновной и настаивала, что проведенная ей процедура просто не могла привести к таким последствиям. Под петицией с требованием пересмотреть дело Мисюринойподписались более 86 тысяч человек, а врачи запустилифлешмоб #яЕленаМисюрина. 5 февраля, через две недели после приговора, врача выпустили из СИЗО под подписку о невыезде.

Еще один приговор с реальным сроком был вынесен в Воронеже в октябре 2017 года — по статье «Неоказание помощи больному без уважительных причин». К полутора годам колонии-поселения приговорили врача из Воронежа (местные СМИ не приводят его имени) — за то, что не оказал помощь пострадавшему в ДТП.

По словам заместителя главного редактора специализированного медицинского издания Vademecum Романа Кутузова, повышенный интерес следователей к проблеме врачебных ошибок стал заметен во второй половине 2017 года. «Пока осуждали докторов из региональных больниц, это никого особенно не волновало, а вот когда задели влиятельное московское врачебное сообщество, начался громкий шум, — рассуждает он. — В деле Мисюриной сошлись несколько факторов: жесткость приговора, то, что она известный и уважаемый в Москве врач, и то, что врачебное сообщество наконец почувствовало, что СК реально начал на них „охоту“».

Руководитель Забайкальского правозащитного центра Анастасия Коптеева подтвердила «Медузе», что следователи поднимают из архивов дела, которые раньше, по ее словам, «никому не были интересны». «По некоторым прошел срок давности или вынесены отказные постановления», — добавляет правозащитница. Так, Коптеева узнала от сотрудников СК, что против врача, которую обвиняла в ошибке одна из клиенток правозащитницы, могут возбудить уголовное дело — при этом ранее суд уже рассматривал этот случай и отказался возбуждать дело, ограничившись штрафом за ошибку. По данным Коптеевой, в региональные управления СК разослано методическое пособие по расследованию ятрогенныхпреступлений.

 В ноябре 2017 года Vademecum сообщал, что Московская академия СК — образовательное учреждение при ведомстве — занялась разработкой программы дополнительного образования для расследования преступлений, «связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи».

12 февраля правозащитная организация «Зона права» открылагорячую линию по жалобам на врачебные ошибки. До 22 февраля они будут принимать сообщения о некачественном оказании медицинской помощи и врачебных ошибках, туда же можно обратиться по вопросам предоставления льготных лекарств.

Сейчас к ним поступило более 30 обращений — в них пациенты жалуются на долгую запись на прием, осложнения и смерти родственников после обращений к врачу. В части случаев правозащитники будут предлагать консультации и юридическую помощь, в случае летальных исходов — направят их для проверки в СК.

 «Если есть доказательства того, что врач причастен к оказанию некачественной медицинской помощи, он должен отвечать по закону, — объяснил „Медузе“ координатор „Зоны права“ Булат Мухамеджанов. — Важный момент: врач в большинстве случаев совершает свои действия неумышленно, даже если они в итоге вылились в нечто страшное. Поэтому мы выступаем за то, чтобы врачей не сажали. Но должно быть адекватное наказание в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью на определенный срок — плюс справедливая компенсация от больницы, где работал этот врач».

Врачи говорят об организованной кампании против них
«Когда Бастрыкин призвал присматриваться к врачебным преступлениям, наверное, органы восприняли это как команду к действию. Могу догадываться, что были спущены какие-то плановые показатели, — считает Михаил Гиляров, заместитель главного врача московской городской клинической больницы № 1 им. Пирогова. — Дело Елены Мисюриной свидетельствует об этом. Оно левой ногой расследовалось несколько лет [с февраля 2014-го] и никого не интересовало, по нему истекал срок давности. Но потом, видимо, появились какие-то указания, следствие переквалифицировало статью и продолжилось. А когда у нас развивается какая-то кампания, всегда попадает и правый, и виноватый. Учитывая обвинительный уклон и качество нашего судопроизводства — понятно, чем это заканчивается».

14 февраля заведующий операционным блоком Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Михаил Маслов рассказал дальневосточному изданию «Восток-медиа», что ему «точно известно, что Следственный комитет звонит родственникам умерших у нас в разные годы пациентов и просит их писать жалобы [на врачей]». «Создается такое впечатление, что за не очень удачные медицинские реформы в стране хотят спросить с врачей», — добавил он.

 Основатель сайта о доказательной медицине medspecial.ru Ахмед Рустамов в разговоре с «Медузой» отметил не только увеличение количества дел, но и расширившийся спектр статей, которые начали использовать для преследования врачей. По его словам, если ситуация не изменится, то врачи перестанут принимать рискованные решения: «Если будет ситуация выбора: принять более рискованное решение, но с большей выгодой для пациента, или менее рискованное, но с меньшей выгодой пациенту, — в таких условиях врачи будут выбирать второе. И страдать от этого будут не врачи».

http://ru-mir.net/2018/02/16/v-rossii-raskruchivayut-gigantskoe-delo-vrachey-vrediteley/

One comment

  1. А я считаю пора животных заставить отвечать за миллионы смертей. Пусть не принимают рискованных решений, а за остальное ответят. На круг это будут тысячи спасенных жизней в год.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *