Просмотров: 2500 просмотров

Михаил Крутихин о Силе Сибири. Китайцы сразу говорили: извините, нам этот газ не нужен

Новая стройка века – труба диаметром почти полтора метра уверенно тянется через всю Сибирь, от Якутии до Благовещенска. Через год магистральный газопровод «Сила Сибири» должен быть готов к работе – контракт, заключенный в мае 2014 года между российским Газпромом и Китайской Национальной Нефтегазовой Корпорацией (CNPC), предусматривает ежегодные поставки газа до 38 млрд кубометров в течение 30 лет и на момент подписания оценивался в 400 миллиардов долларов. Этот контракт правительство России до сих пор преподносит не только как выгодный коммерческий проект, но и как свою большую геополитическую победу. Однако у «поворота на восток» есть обратная сторона. Российские налогоплательщики будут субсидировать китайских потребителей, а коммерческую выгоду в реальности получают только подрядчики этой стройки, считает Михаил Крутихин, партнер аналитического агентства RusEnergy.

​В интервью «Сибирь. Реалиям» Михаил Крутихин, эксперт с 25-летним опытом работы в энергетической отрасли, объясняет, почему «Сила Сибири» не стоит тех денег, которые вкладывают в газопровод Газпром и государство.

– В мае 2019 года, согласно официальным пресс-релизам, должны начаться поставки газа в Китай по «Силе Сибири». На ваш взгляд, насколько реалистичны эти планы?

– Я думаю, что более реалистичный срок – где-то декабрь 2019 года. Мы видим, как лихорадочно идет подготовка к этой дате. По самому краткому сценарию, в минимальном объеме, выполняются строительные работы на линейной части газопровода. Создаются мощности по подготовке газа для прокачки его дальше в Китай, поскольку из газа нужно извлекать компоненты, которые мешают поставкам чистого метана – в частности, там есть азот (около 7%), гелий и другие компоненты. Идет бурение новых скважин, освоение Чаяндинского месторождения в Якутии, которое должно стать базой поставок газа по этому маршруту. Так что, думаю, что к декабрю 2019 года в минимальном объеме они могут успеть.

– И Чаяндинское, и Ковыктинское месторождения, откуда пойдет газ в «Силу Сибири», еще не разработаны и вообще разведаны сравнительно недавно. Газпром в них уверен?

– Давайте начнем с Чаяндинского, это основное, первое месторождение, откуда пойдет газ. По всем российским нормам и правилам, сначала нужно разрабатывать нефтяную залежь в месторождении, поскольку если нефть забросить и сразу качать газ, то упадет давление, и нефть навеки останется в земле.

Газпром объявил, что якобы выработал технологию, которая позволяет отбирать газ без того, чтобы падало давление в подземном нефтяном резервуаре. Я беседовал на эту тему с геологами крупнейшей американской нефтегазовой компании, они подняли меня на смех. Такой технологии не существует. Таким образом, Газпром идет на нарушение всех норм, он оставляет огромные запасы нефти в земле для того, чтобы срочно начать экспорт газа. Это первое по Чаянде.

Второе: это месторождение на самом пике добычи не способно давать больше 25 млрд кубометров газа в год. Это означает, что обещание Газпрома поставлять 38 млрд кубометров в год в Китай не может быть осуществлено на основании одного только этого месторождения. Нужно подключать к нему второе большое месторождение, уже не в Якутии, а в Иркутской области – Ковыктинское, которое тоже еще надо разрабатывать и строить дополнительно 800 км трубопровода, чтобы соединить Ковыкту с Чаяндой. Пока этого нет.

Таким образом, если мы говорим, что в декабре 2019 года пойдет газ в Китай, то это означает, что первоначальная мощность всей системы составит примерно 4-4,5 млрд кубометров в год. Для того, чтобы вывести «Силу Сибири» на 38 млрд кубометров, надо добывать с этих двух месторождений 42 млрд кубометров в год. Разница уйдет на то, чтобы выделять из газа компоненты, также нужно тратить газ на работу компрессоров на газоперекачивающих станциях. Если посмотреть на графики, подготовленные плановиками и экономистами Газпрома, такой добычи можно достичь примерно через 10 лет после начала прокачки газа в Китай. То есть на плановый показатель можно будет выйти не в 2019-м, а только в 2029 году.

– А Китай устраивает такая схема?

– Китайская позиция вообще очень интересная, мягко говоря. Китайцы на протяжении многих лет сопротивлялись уговорам Газпрома, который намеревался продавать им газ аж по трем маршрутам сразу. Один — через Владивосток, второй – по «Силе Сибири», которая тогда еще так не называлась, и третий – по газопроводу «Алтай», который иногда называют «Сила Сибири-2″, из Западной Сибири, где находятся основные газовые промыслы Газпрома.

По этим трем маршрутам планировалось подавать 68 млрд кубометров газа: по 30 по «Алтаю» и «Силе Сибири» и 38 оставались на Дальний Восток. Китайцы сразу говорили, мол, извините, нам этот газ не нужен, мы свой газовый баланс закрываем без вас. С большим трудом из года в год подписывали какие-то рамочные соглашения, меморандумы о взаимопонимании, всем объявляли, что вот-вот придем к соглашению, пока, наконец, во время визита Путина в Шанхай в мае 2014 года не подписали документ, который еще за 20 минут до подписания назывался «Меморандум о взаимопонимании». То есть ни к чему не обязывал. С большим трудом уговорили китайцев назвать его «контрактом».

Остальные уговоры – поставить китайцам газ через Дальний Восток, через газопровод «Алтай» – никаких результатов не принесли, китайцы все эти идеи отвергают. Когда я в прошлом году разговаривал в Пекине с китайскими специалистами, они мне доверительно рассказали: «Вы знаете, мы закрываем свой газовый баланс без России, а вот этот российский газ нам понадобится только в одном случае – если в Тихом океане сложится тяжелая военно-политическая обстановка, и получение сжиженного природного газа из других источников окажется затрудненным или невозможным. Тогда мы попросим поставки газа из России». То есть, для них это запасный выход. И когда у нас говорят, что китайцы спят и видят, что к ним придет российский газ – это не соответствует действительности, это пустая пропаганда.

– Но у нас этот контракт, когда он был заключен, преподносился как крупная геополитическая победа России.

– Это пустая, абсолютно пустая, не основанная ни на чем пропаганда. Давайте вспомним 2012 год: Газпром подготовил обоснование инвестиций в «Силу Сибири», и в конце этого документа говорилось: да, этот проект может иметь коммерческое значение, но только в том случае, если заложенная цена в нем газа будет увеличена на 50-70%.

Они рассчитали цену газа в трех разных вариантах: ее привязали к цене нефти по 60, 75 и 90 долларов за баррель. И согласно обоснованию инвестиций, которое делали газпромовские плановики и экономисты, получается, что даже по цене самой дорогой нефти проект не окупается даже в 2048 году! Это не коммерческий проект вообще.

Зачем он нужен России? Давайте посмотрим: у России очень много газа, девать его некуда, потому что в Европе, куда нацелены все наши газопроводы, потребление практически не растет. Сжиженный природный газ — мы только-только, очень робко начинаем здесь что-то делать, и наш сжиженный газ коммерчески не рентабелен. Либо газ должен отгружаться в суровых условиях Арктики, и тогда инфраструктуру берет на себя государство, как в проекте «Ямал СПГ». Либо опять надо прокладывать куда-то трубы. А куда? Единственное направление – это Китай.

Отчаянно стали уговаривать китайцев, не обращая внимания на коммерцию. А что такое «не обращать внимания на коммерцию»? Это означает, что китайцы будут брать газ по цене ниже себестоимости –себестоимости добычи, себестоимости прокачки, плюс операционные издержки и капитальные инвестиции, которые нужно вложить в эту самую «Силу Сибири»: в газоперерабатывающий завод, в газохимический завод и много что еще. В результате российский налогоплательщик (Газпром все-таки государственная компания) будет субсидировать китайских потребителей газа.

Когда я пытаюсь представить себе, зачем это надо было делать, у меня только два варианта возможной логики тех, кто принимал решение. А решение принималось на самом верху в Кремле. Первое – это показуха: вот посмотрите, гигантская геополитическая победа, мы открыли новый маршрут экспорта нашего газа. Во что это обошлось, никто не считает. И вторая мотивация – это дать заработать подрядчикам, которые строят этот газопровод. Всё, другой мотивации я не вижу. А подрядчики известны тем, что у них смета примерно в 2,5-3 раза больше, чем на такие же работы у других компаний в других частях света.

– Насколько я помню, самые крупные подряды получили, причем без конкурса, АО «Стройтрансгаз», который принадлежит Геннадию Тимченко, и ООО «Стройгазмонтаж», который принадлежит Аркадию Ротенбергу.

– Тимченко, Ротенберг, вот эти все ребята. Они уже отличились – построили газопровод Сахалин-Хабаровск-Владивосток: с одного конца нет газа, а с другого конца нет потребления. Газопровод построен, миллиарды долларов в него вбуханы зачем-то.

– А «Сила Сибири» строится на деньги бюджета или на деньги госкомпании?

​– Когда был подписан этот контракт в мае 2014 года, то газпромовцы, уже известные лживыми заявлениями, объявили, что китайцы согласились софинансировать проект и вложат в «Силу Сибири» 25 млрд долларов. Как выяснилось, китайцы ничего не обещали и не дали ни копейки. То есть все деньги – это газпромовские деньги, и поэтому Газпром, который вынужден сейчас тратиться на никому не нужные, коммерчески невыгодные, нерентабельные проекты, на протяжении последних трех кварталов оказался в списке компаний, которые вместо прибыли дают убытки. У Газпрома по текущим счетам красненькие цифры, а не черненькие.

– Только за счет вот этой инвестпрограммы?

– Это гигантские стройки с завышенными сметами, которые никогда не оправдаются. Это такие же были политизированные проекты как «Северный поток-2″, как «Турецкий поток» – вот это все хозяйство не оправдывается.

– В июне 2014 года было сообщение, что президент поручал Минфину «подумать о докапитализации Газпрома». Реализовалась ли эта идея?

– Пока нет, этого не было, единственное, что Газпрому пообещали освобождение от некоторых налогов по поставкам газа через «Силу Сибири». Ну да, опять за счет российских налогоплательщиков: Газпром будет меньше платить налогов, а китайцы будут субсидированы нашими налогоплательщиками.

– Но хоть какая-то польза для экономики есть от этой стройки? Ну вот хотя бы она загружает работой трубопрокатные, металлургические заводы, созданы тысячи рабочих мест…

– Ну давайте тогда проложим трубу в Индию или еще куда-то, где она абсолютно не нужна никому! Толк-то от этого какой? Что, будем работать так, чтобы смысла никакого не было, не было никакого материального результата? Если поощрять такую работу, я не знаю, до чего можно дойти.

В свое время в Газпроме сопротивлялись принятию инвестиционного решения по «Силе Сибири», но в октябре 2012 года после заседания президентской комиссии по ТЭК, Владимир Владимирович Путин позвал к себе газпромовцев и приказал «ускорить принятие инвестиционных решений по вашим восточным проектам». Инвестиционное решение, несмотря на все сопротивление экономистов даже внутри Газпрома, было принято на заведомо нерентабельный проект.

– Тем не менее, все пресс-релизы Газпрома про «Силу Сибири» выдержаны в победном тоне.

– Почитайте журнал «Газпром», там еще веселее! Когда открывает рот какой-нибудь, извините, руководитель компании Алексей Миллер или его заместитель Александр Медведев, то обычно это вранье, давайте уж прямо скажем.

– Скажите, пожалуйста, а на газификацию внутренних регионов России «Сила Сибири» повлияет каким-то образом?

– В том же самом обосновании инвестиций, о котором мы говорили, сделаны расчеты по тому, сколько газа по этой трубе будет возможно потреблять внутри страны: не больше 4,5 млрд кубометров в год. Это микроскопическая величина для Газпрома и для России. В этом регионе просто нет достаточного потребления.

И второе: газификация России – вообще, довольно дорогое удовольствие. У нас населенные пункты в регионах разбросаны очень далеко друг от друга, и строить сеть газопроводов совершенно не выгодно. Решение для этого, конечно, есть. Это и так называемая распределенная энергетика с использованием местных источников энергии. Это и сжиженный природный газ: можно около большой трубы поставить заводик, делать сжиженный природный газ, а потом его автоцистернами развозить по деревням, по мелким городам — газифицировать эти места.

Газпром этим практически не занимается, хотя когда-то программу такую они принимали. Но для компании это считается невыгодным. Гораздо проще вбухивать деньги в никому не нужные газопроводы и в разработку газа. Столько уже освоено газовых месторождений, что можно еще одну Европу хоть завтра добавить к потребителям Газпрома. По нашим данным, мощности неиспользуемых промыслов Газпрома, которые можно задействовать – это более 200 млрд кубометров в год. Просто некуда этот газ поставлять.

– Обидно получается: «Силу Сибири» они строят, несмотря ни на какие издержки, а когда речь заходит о газификации российских регионов – начинают считать затраты и говорить о рентабельности. Хотя здесь затраты были бы оправданы как минимум улучшением качества жизни людей. Разве не так?

– Вот у меня нет ответа на этот вопрос. Я просто вижу, что годовая зарплата руководителя Газпрома – это примерно стоимость газификации Курской области. Ну, что делать…

– Я правильно понимаю, что вот эти 800 млрд рублей, которые Газпром инвестирует в «Силу Сибири», как раз и могли быть вложены в развитие российской инфраструктуры?

– Да, наверное. Или наоборот, могли из этих средств повысить зарплату высшим руководителям, менеджерам Газпрома. Тут разные варианты есть.

– Давайте оптимистичный вариант рассмотрим: на сколько регионов хватило бы этих денег?

– Мне трудно сказать, на сколько регионов. Газпром по бумагам направляет около одного миллиарда долларов в год на газификацию российских регионов. Но если смотреть в конце каждого финансового года, сколько они на самом деле денег потратили, то там кот наплакал. А когда мы видим, сколько газифицировано деревень, то никак не получается, что эти деньги пошли по назначению.

– На ваш взгляд, что для России было бы лучше: взять и остановить сейчас эту стройку или все-таки довести проект до конца?

– Там уже много сделано… Я думаю, что можно было бы доделать в минимальном варианте – довести трубу до Благовещенска, потом все это остановить и начать разработку нефтяных залежей Чаяндинского месторождения, чтобы они не пропали. Красиво нажать на кнопку, когда пойдет газ по «Силе Сибири», доложить о грандиозной геополитической победе и тихонечко забыть об этом начинании, чтобы не тратить больше денег.

– ​Не тратить больше денег конкретно на что?

– На расширение строительства, на доведение его через 10 лет до плановой мощности. Огромные деньги понадобятся на разработку второго месторождения, Ковыктинского, на новый отрезок газопровода в 800 км, подготовку газа на газоперерабатывающем заводе – очень много что потребуется.

К газоперерабатывающему заводу собираются еще пристроить газохимическое предприятие. И когда мы смотрим на перечень продукции, которую оно должно выпускать, то видим, что, в общем-то, нормального рынка в том регионе для этой продукции нет. Эту всю газохимию, все эти полиэтилены, полипропилены, стиролы и искусственные каучуки надо будет вывозить по железной дороге до Тихого океана, транспортировать морем. А там рынок схвачен конкурентами – придется демпинговать, то есть опять работать себе в убыток. Овчинка выделки не стоит, это опять очередное надувание щек.

– Так что же – «Сила Сибири» никогда не будет рентабельной, ни при каких условиях? А вдруг опять нефть подорожает?

– Не будет это все рентабельным. Потому что китайцы не будут платить. У них уже были заключены соглашения с Газпромом о формуле цены еще до подписания этого контракта, и там все привязано к стоимости нефти. Нефть сейчас дорожать не будет, а будет только дешеветь. Как я уже сказал, по расчетам самого же Газпрома до 2048 года (а если учесть, что на два года позже начали строить, то до 2050 года) рентабельности нет. Не окупается этот проект.

– Понятно. Всё это очень расстраивает, если честно.

– Ну что же делать! Когда мы говорим о Газпроме, это либо вранье с фанфарами, либо полное расстройство.

Светлана Прокопьева, Сибирь.Реалии

http://krizis-kopilka.ru/archives/49945

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *