Просмотров: 3290 просмотров

Серия смертей за кулисами «кокаиновой дипломатии»

«Кокаиновый» скандал, связанный с попыткой контрабанды 389 килограммов наркотика из Аргентины в Россию, несет в себе опасность переродиться в пустую «пену» шуток и мэмов для отвлечения внимания от осознания глубины пропасти, в котором оказалось российское государство во время Путина.

Первое, что пришло в голову после новости о попытке кокаиновой контрабанды,  это – подозрение российского МИДа в попытке отвлечь внимание от скандала, связанного с уничтожением российских наемников ЧВК «Вагнера» в Сирии. Российскому государству не удалось в корне замять провал этой авантюры, одобренной лично Путиным, что было подтверждено главой администрации Президента РФ Вайно и куратором наемников Пригожиным, которого называют «ресторатором» Путина.

МИД РФ вынужден был комментировать и нехотя подтвердить гибель 5 граждан РФ в Сирии 7 февраля, хотя уже установлены точные имена не менее 10 погибших наемников. Следует добавить, что именно российский МИД должен располагать самой точной и полной информацией обо всех без исключения гражданах России, въехавших в Сирию, то есть на территорию, находящуюся под контролем Башара Асада. Так что будет довольно неприятно, если в МИДе найдется какой-то перебежчик с такой информацией. Но списки погибших наемников – это наименьший компромат, который есть в российских посольствах и в здании на Старой площади в Москве.

Возвращаясь к теме кокаина, следует обратить внимание, что первоисточником стала аргентинская пресса, которая вытащила на свет историю 2016 года. И российский МИД вместе с другими государственными структурами начали разрабатывать линию защиты. Линия простая и вполне вкладывается в традиционные шаблоны – назначить козлом отпущения стрелочников-исполнителей, и отмыть честь мундира вышестоящих.

Как мы видим, главными злодеями назначены Али Абьянов, Владимир Калмыков, Истимир Худзамов, Александр Чикало и Иван Близнюк. Зато собственно посол России Коронелли вышел «весь в белом» фраке, а не в белом порошке.

Попутно возник римейк старого «хита» ФСБ – так называемый «рязанский сахар», когда начались разговоры о подмене кокаина на муку, загруженную в самолет Патрушева. Напомним, что мэм «рязанский сахар» появился в первый год правления Путина, когда после взрывов домов в Москве, в Рязани поймали оперативников ФСБ с мешками гексогена, который они заносили в подвал жилого дома. Руководство ФСБ с ходу придумало версию, что в мешках была не взрывчатка, а сахар, и мешки заносили в рамках антитеррористических учений.

Как работает дипломатический канал контрабанды

Возить контрабанду в дипломатической почте – мечта любой мафии. Нет другой законной возможности бесплатно и без таможенного досмотра возить между странами и континентами запрещенные вещества, предметы и материалы сразу сотнями килограммов или даже тоннами.

Хотя изредка случаются проколы, например, когда у дипломатов из КНДР время от времени обнаруживают груз сигарет. Такие проколы всегда грозят контрабандистам с дипломатическими паспортами объявлением персонами нон-грата и высылкой из страны. Хотя сам дипломатический иммунитет гарантированно уберегает от тюремного заключения в стране пребывания.

Контрабанда наркотиков по дипломатическим каналам была древним бизнесом советских спецслужб еще с середины 70-х годов. Этим каналом пользовалось в первую очередь ГРУ – советская военная разведка, которая имела наиболее широкую сеть присутствия за рубежом. Разрешение на контрабанду наркотиков было дано специальным решением Политбюро ЦК КПСС с целью дать спецслужбам возможность зарабатывать валюту на свои оперативные нужды и проведение специальных операций.

После развала СССР, КПСС канула в небытие. Но на плаву остался КГБ – наиболее сплоченная и не выжившая из ума от старческой деменции структура. Главными целями чекистов во времена Ельцина стали месть отвергнувшему старую систему обществу и зарабатывание денег любыми схемами, как законными, так и полностью преступными.

Именно КГБ стоял в России за пресловутой «великой криминальной революцией» лихих 90-х, и главные московские банды имели у себя кураторов и инструкторов из КГБ, которые обучали криминальных киллеров организации убийств и ухода от милицейского преследования.

Отдельная криминальная драма разворачивалась в Петербурге под личным руководством председателя Комитета по внешним связям мэрии Ленинграда (с 16 мая 1992 года — Санкт-Петербурга) Владимира Владимировича Путина. Криминальная биография Путина давно и подробно описывает организацию постоянного канала поставки наркотиков в Санкт-Петербург.

Нынешний кокаиновый скандал более чем заслуживает повторного и полного перечитывания истории личного участия Владимира Путина в организации поставок кокаина в Россию.

Участие офицера КГБ в мафиозном бизнесе и привлечение организованной преступности не были личной инициативой Путина. Это было общее решение высшего руководства КГБ и ответ на главный и общий вопрос 1991 года «Как жить дальше?».

Нашлась только одна «белая ворона» – генерал КГБ Олег Калугин, который еще тогда, в 1991 году, заявил, что такая структура как КГБ «вообще не поддается реформированию» и сбежал в США. Глубокий смысл этой фразы становится понятным только сейчас, когда понятия «русская мафия» и ФСБ РФ стали полными синонимами, и когда чекистов стало невозможно отличить от бандитов при всем желании.

В «лихие 90-е» КГБ-ФСБ, «закошмарив» Россию уголовным беспределом, системно и последовательно прилагали усилия для возвращения в свет и завоевания полной политической власти. Главной и полной победой стало назначение Владимира Путина преемником Бориса Ельцина и избрание Путина на пост Президента РФ.

С этого момента ФСБ начала пожирать и подминать под себя все остальные ресурсы и структуры российского государства, начиная с нефтяной трубы и «Газпрома». В первую очередь ФСБ подмяло под себя зарубежные активы, схемы и каналы ГРУ, и полностью подчинило их использование в интересах зарабатывания криминальных денег.

Проведение специальных операций было вопросом вторичным, и на первый план, по большому счету, вышло только через 15 лет – после захвата Крыма и начала эры открытой конфронтации с США и Европой.

Та же участь постигла и МИД России. Чекисты не постеснялись вторгнуться в этот очень закрытый «мажорный клуб» и обеспечить именно своих людей возможностью «красивой жизни» за рубежом за казенный счет. «Гламурным» детям и внукам советских дипломатов при Путине пришлось основательно потесниться и оказаться за стенами посольств в роли изгоев под постоянным «колпаком» офицеров ФСБ под дипломатическим прикрытием, главным занятием которых была зачистка собственно мидовцев и организация вакансий для выходцев из ФСБ.

«Выходцы из ФСБ» в посольствах – это очень широкая категория работников, начиная, в некоторых случаях, от посла, и заканчивая водителями с электриками. Вот именно «засветившиеся» в организации перевозки кокаина из Аргентины, скорее всего, и являются не внедренными в штат посольства представителями наркомафии, а реальными офицерами ФСБ или ГРУ на действительной службе, но под прикрытием.

В рамках путинской системы они, скорее всего, сядут в тюрьму, но пожар этажами выше не пойдет. Если только иностранные спецслужбы и пресса не продолжат собирать фамилии вышестоящего начальства и доказательства их участия и получения финансовой выгоды от наркотрафика.

Смерть от компромата

Кокаиновый скандал в Аргентине, возможно, является ключом к отгадке серии загадочных смертей российских дипломатов, как в самой Москве, так и в самих посольствах за рубежом.

Самыми громкими случаями было убийство посла России в Турции Андрея Карлова и смерть представителя РФ в ООН Виталия Чуркина. Следует напомнить, что на том же посту в Нью-Йорке умер и не менее одиозный деятель – сталинский генеральный прокурор Андрей Вышинский. Вышинского стоит помнить для того, чтобы понимать истоки цинизма путинской дипломатии в лице того же Лаврова, который работал 7 лет именно в постоянном представительстве ООН, и именно во время пика «холодной войны».

За прошедшие полтора года загадочной смертью умерли 9 российских мидовцев и дипломатов за рубежом. Последняя смерть – заместителя директора департамента государственного протокола МИД РФ — Чрезвычайного и Полномочного Посланника 2 класса 64-летнего Сергея Барашкова в ноябре 2017 года. 8 ноября квартиру дипломата вскрыли, силовики нашли тело мужчины в заполненной водой ванне.

20 декабря 2016 года в Москве нашли застреленным в голову начальника отдела Латиноамериканского департамента МИД России. По данным российских СМИ его имя Петр Польшиков. Следует напомнить, что Латинская Америка – это именно тот регион, где производится весь мировой кокаин. И Польшикова убили именно во время операции аргентинской полиции по изъятию кокаина в российском посольстве после звонка посла Коронелли.

Вполне возможно, что Коронелли сначала звонил Польшикову, и доложил о центнерах кокаина и спросил, что ему делать. И именно Польшиков дал приказ «слить» кокаин аргентинской полиции. За что и получил открытую мафиозную месть прямо у себя в квартире.

26 декабря 2016 года в Москве скончался 61-летний начальник управления Роснефти Олег Еровинкин, который в 2008-2012 годах возглавлял секретариат тогда еще вице-премьера России Игоря Сечина.

26 декабря от инфаркта скончался командированный сотрудник российского генконсульства Роман Скрыльников.

9 января стало известно, что 55-летний Маланин найден мертвым в своей квартире в Афинах.

26 января 2017 года в Индии после «непродолжительной болезни» умер посол России Александр Кадакин.

23 августа в Судане от сердечного приступа скончался посол России Миргаяс Ширинский.

14 сентября умер торговый представитель России в Нидерландах Александр Черевко.

Будет скорее натяжкой объяснять загадочные смерти дипломатов провалами в какой-то большой, официальной политике Кремля. Гораздо ближе к разгадке – это обладание погибшими компромата именно на чисто уголовные операции российских спецслужб, которые заполонили российские посольства. В первую очередь, связанные именно с контрабандой, как в Аргентине.

Если бы посол России Коронелли не позвонил в местную полицию, которая изъяла кокаин, то, вполне возможно, что он погиб бы такой же загадочной смертью от рук «технических работников» посольства, как и его упомянутые выше коллеги, в первую очередь Польшиков.

Дело в том, что любая контрабанда по каналам дипломатической почты всегда может происходить только с ведома посла или других дипломатических работников рангом пониже, которые имеют полномочия оформлять сопроводительные письма на дипломатический груз. И которые обязаны точно знать, что именно находится в посылках.

Очевидно, что посол Коронелли решил не участвовать в этой игре с огнем, и посчитал более безопасным «умыть руки», уведомив о кокаине свое начальство в МИД РФ в лице застреленного Польшикова, и местную полицию, которая не могла бы без разрешения посла попасть на территорию посольства РФ. Но Польшикову пришлось заплатить за это своей жизнью.

https://anatoligreen.dreamwidth.org/1913718.html

Leave a Reply