Просмотров: 661 просмотров

Пресса США: слабый ответ Лондона на отравление Скрипаля

Американская пресса первые несколько дней была скупа на комментарии по поводу отравления в Англии бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, но на этой неделе печатает их в изобилии.

“После нападения на Скрипаля Соединенное Королевство упустило шанс ответить на вызов России”, – озаглавлена статья научной сотрудницы либерального Брукингского института Анны Поляковой, помещенная на сайте Axios.

“Решив ограничиться в основном выдворением российских дипломатов, Соединенное Королевство избрало самый слабый вариант, – писала в среду автор. – … Кремль извлек из этого противостояния очередной урок: запугивание работает”.

Поляковой вторил заголовок на сайте Си-эн-эн: “Слабые меры, принятые Соединенным Королевством, вряд ли причинят Путину и его дружкам большое неудобство”.

Как замечает автор статьи, профессор Бирмингемского университета Ричард Конноли, “маловероятно, чтобы российское правительство изменило свою внешнюю политику из-за того, что оно считает совершенно непремлемыми, неоправданными и недальновидными действия британского премьер-министра”.

“Москва не извинится”

Московский корреспондент New York Times Эндрю Хиггинс прислал статью, озаглавленную “Почему Москва никогда не извинится за атаку на экс-шпиона”.

Журналист начинает с рассказа о том, как недавно Путин на короткое время отбросил имидж строгого, но милостивого русского царя, и заявил, что готов простить своим отбившимся от рук подданным многое, но не все.

Отвечая на вопрос интервьюера, он сказал, что не прощает предательства. По словам Хиггинса, безжалостное презрение Путина к предательству раскрывает эмоциональную и политическую подоплеку поведения России, которая делает, как выразилась в понедельник Тереза Мэй, “весьма вероятной” ответственность Москвы за отравление 4 марта Скрипаля и его дочери.

Сергей и Юлия СкрипалиПравообладатель иллюстрацииEPA/ YULIA SKRIPAL/FACEBOOK
Image captionЭкс-полковник ГРУ и его дочь по-прежнему находятся в критическом состоянии

Корреспондент главной американской газеты считает бесполезным ждать от Москвы извинений или даже серьезного обсуждения произошедшего.

Как сказал Хиггинсу профессор пражского Института международных отношений американец Марк Галеотти, глядя с кремлевской колокольни, случившееся вписывается в “центральную геополитическую посылку нынешней ипостаси путинизма: Россия просто слишком внушительна и страшна, чтобы ее можно было игнорировать. Речь идет о демонстрации того, что Россия не только способна действовать, но и обладает волей, чтобы действовать”.

Обвинения, которые выдвигает Британия, нисколько не повредят Путину за несколько дней до выборов, пишет Хиггинс: они только подкрепят путинскую позицию, что Россия – это осажденная крепость, которой постоянно угрожает враг, как внешний, так и внутренний.

Сергей Скрипаль
Image captionСергей Скрипаль был осовобожден и выслан в Великобританию в 2010 году

Хотя Кремль отрицает причастность к отравлению Скрипаля, он “тут же добавил этот эпизод к ежедневному пайку новостей, передаваемых по государственным каналам и изображающих Россию в том духе, в котором изобразил ее недавно Путин на Совете Федерации, – как обладательницу несокрушимой мощи, готовую нанести ответный удар врагам, где бы они ни были”.

Как и новая ракетная система, которую представил Путин в той речи, “атака на Скрипаля лишь укрепила, – по крайней мере, среди его поклонников на родине, – путинский авторитет бесстрашного защитника страны, готового, невзирая на риск, сделать все, чтобы отстоять статус России как великой державы, внушающей страх”.

Вместо того, чтобы удовлетворить требования Британии и объяснить, как в Солсбери оказался боевой нервно-паралитический токсин российского изготовления, Москва, по словам Хиггинса, перешла в наступление.

Автор цитирует российского ученого Владислава Иноземцева, по словам которого, инцидент с этим веществом показал, что “разговаривать с Путиным стало бесполезно”. Ни он, ни его высокопоставленные чиновники никогда не признают ответственности и будут только измываться над мучениями бывшего шпиона-предателя (который пока не пришел в сознание), одновременно виня в них Британию.

“Они будут держаться версии, что на Западе убивают своих агентов, которые больше не нужны, а потом винят в этом Россию”, – сказал Иноземцев.

Как заметил автору Галеотти, при Путине Россия “махнула рукой на то, чтобы завоевывать уважение посредством мягкой силы, и прибегает к тому, что я называю “темной силой”, а потом наслаждается негодованием, которое это порождает”.

Это соответствует инстинктивному представлению Путина о том, что “великая держава должна внушать страх. Лучше и гораздо легче добиться того, чтобы тебя боялись, чем того, чтобы тебя любили”.

У Скрипаля почти наверняка больше не было российских секретов, которые он бы мог выдать, пишет в заключение Хиггинс. Но он тем не менее являл собой живой вызов принципу, что предательство не должно остаться безнаказанным: “Он был жив и жил с комфортом в приятном английском городке”.

“Гитлер”, “фейки”, “проститутки”: Милонов о деле Скрипаля

“Типичный русский ответ”

New York Times поместила в начале недели редакционную статью, озаглавленную “Токсичный диапазон Владимира Путина” и призывающую к “сильному ответу на эту атаку на союзника по НАТО как со стороны этой организации, так и (что, возможно, еще важнее) со стороны США”.

Как пишет газета, “хотя президент Трамп позволил Путину свободно вмешиваться в американский политический процесс, он не может игнорировать еще одну попытку убийства путинского противника на иностранной территории. Администрации нужно провести в жизнь санкции, которые утвердил конгресс, и потребовать, чтобы НАТО сделало больше, например, запретило въезд путинским дружкам и наложило другие ограничения на их коммерческую деятельность”.

New York Times упрекнула пресс-секретаря Белого дома Сару Хакаби Сандерс, которая к тому моменту заявила, что “администрация США стоит плечом к плечу с нашим союзником”, но не сказала, что считает Россию виновной в этой атаке.

Трамп тоже поначалу высказывался уклончиво: то ли это Россия, то ли кто-то другой.

Утром в среду публицистка Труди Рубин опубликовала на филадельфийском сайте philly.com статью под заголовком “Если Трамп не поддержит Британию в деле об отравлении, Путин будет считать, что он может убивать, сколько ему заблагорассудится”.

В середине дня Сандерс огласила заявление Белого дома, в котором говорилось, что США согласны с британским заключением о том, что нервно-паралитическое вещество применила Россия. Это укладывается в линию поведения России, говорилось дальше, которая заключается в “игнорировании международного порядка, основанного на правилах, подрыве суверенитета и безопасности стран по всему миру и попытках саботажа и дискредитации западных демократических институтов и процессов”.

Представитель России в ООНПравообладатель иллюстрацииAFP
Image captionНа заседании Совбеза ООН представитель России все отрицал

За несколько часов до этого американский представитель в ООН Никки Хейли заявила: “США считают, что Россия несет ответственность за атаку на двух человек в Соединенном Королевстве с применением боевого нервно-паралитического вещества”.

На Капитолийском холме в таком духе начали высказываться раньше. Сенатор-республиканец Том Коттон, которого еще недавно прочили в директора ЦРУ, но он предпочел остаться в сенате, заявил во вторник, что речь Терезы Мэй в Палате общин его впечатлила и убедила в том, что за нападением в Солсбери стоит Россия.

Коттон заметил, что в Москве дадут на британский ультиматум “типичный русский ответ. Они будут лгать и все отрицать”.

Среди возможных ответных мер Британии и США сенатор упомянул обрушение цен на нефть. “Ничто не ущемляет режим Владимира Путина больше, чем 50 и 60 долларов за баррель нефти, поступающей из США и Северного моря”, – сказал Коттон.

“Если вас отравили, то это навсегда”

Сайт The Daily Beast разыскал в Принстоне, штат Нью-Джерси, 83-летнего Вила Мирзаянова, одного из создателей нервно-паралитических веществ группы “Новичок”, жертвой которых стали Скрипали и британский полицейский.

“Я бы сказал ему (Скрипалю), что я очень жалею о своем участии в создании этого оружия”, – сказал сайту Мирзаянов, работавший в НИИ органической химии и технологии.

По словам ученого, разрабатывая эти вещества во время холодной войны, ни он, ни его коллеги не могли представить себе, что это оружие будет использоваться для целевой физической ликвидации.

“Это возмутительно! – говорит Мирзаянов, отсидевший в России и перебравшийся потом в Америку. – В то время мы были убеждены, что разрабатываем и испытываем оружие для защиты страны и обороны”.

Мирзаянов не сулит Скрипалям скорой поправки. “Если вас отравили нервно-паралитическим веществом, это навсегда”, – замечает он, вспоминая о судьбе своего коллеги Андрея Железнякова, который случайно подвергся воздействию в 1980-х вещества А-232, компонента особенно смертоносного варианта “Новичок-5”.

Пострадавшего спасли от смерти уколами атропина, но он уже “никогда не функционировал нормально”, говорит Мирзаянов. Железнякова донимали хроническая слабость, эпилепсия, болезнь печени и неспособность сосредоточиться. Через пять лет он умер.

Мирзаянов живет, не таясь, говорит, что не знакомил американские власти с российскими секретами, и не ожидает возмездия. “Если бы они хотели меня убить, – сказал он сайту, – это было бы легко сделать. Но Господь меня уберег”.

http://www.bbc.com/russian/features-43413666#

Комментарии временно отключены до мая.

Leave a Reply