Просмотров: 1317 просмотров

“Стреляли в затылок, а потом выбрасывали во двор”

Судьба уникального томского музея “Следственная тюрьма НКВД” под вопросом. Площади, на которых располагается музей, выставлены собственником на продажу. Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) обратился к губернатору Томской области с просьбой не допустить выселения музея “Следственная тюрьма НКВД” из занимаемого здания. Глава совета Михаил Федотов подчеркнул, что это учреждение представляет историческую и культурную ценность для всей России.

С 1923 по 1944 годы это здание занимал Томский городской отдел НКВД. Здесь содержали арестованных “врагов народа”, тут же их допрашивали и расстреливали. В конце 1940-х годов после того, как следственная тюрьма НКВД переехала, дом отремонтировали и превратили в жилой. Здесь селили в основном сотрудников НКВД, представителей партийной номенклатуры. Позже в этом доме нередко получали квартиры университетские сотрудники. В 1989-м на волне перестройки, гласности и разоблачения сталинских преступлений в подвале печально знаменитого дома был открыт музей “Следственная тюрьма НКВД”.

“Вы ничего не найдете, мы все спрятали”

Музей "Следственная тюрьма НКВД"
Музей “Следственная тюрьма НКВД”

Далеко не все мрачные тайны этого дома на улице, которая по-прежнему носит имя Ленина, известны сегодня. Заведующий музеем “Следственная тюрьма НКВД” Василий Ханевич рассказывает, что под зданием есть подземный коридор. В 1930–40-е годы именно там, видимо, и расстреливали жертв Большого террора. Но позже все улики этих преступлений были ликвидированы, а сам тоннель засыпан. По словам Василия Ханевича, “расстрельный” коридор вел из здания тюрьмы через нынешний сквер Памяти в бывший офис Управления НКВД (сейчас там находится Детская художественная школа).

Частично раскопанный коридор в музее НКВД
Частично раскопанный коридор в музее НКВД

​– Есть воспоминания, что в начале 70-х годов сюда машинами привозили шлак и засыпали подземный тоннель. После чего сверху его дополнительно забетонировали. Чем были обоснованы такие действия, мы не знаем, можем только делать предположения. Думаю, для сокрытия любой информации о былом использовании этого здания, подвала и самого места. Делалось же это еще в советские времена и, надо полагать, не без ведома КГБ. Примечательно то, что со стороны музея вход в подземелье найден, от него сохранилась старая ржавая тюремная дверь-решетка. Мы даже сделали попытку начать раскопки тоннеля, но затем прекратили из-за угрозы его обрушения. Здесь нужен специальный проект, – говорит Василий Ханевич. – Моя главная мечта – провести раскопки хотя бы части тоннеля, общая протяженность которого составляет более ста метров, и тем самым дополнить экспозицию музея уникальным историческим артефактом.

Часть экспозиции музея НКВД
Часть экспозиции музея НКВД

В 1989 году на месте бывшего дворика Томского горотдела НКВД (ныне “Сквер памяти”) уже предпринимались попытки докопаться до истины.

– Мы поставили задачу узнать, правдивы ли городские легенды о том, что на территории Горотдела имеются захоронения расстрелянных врагов народа. По воспоминаниям, их приглашали или приводили в управление Горотдела (проспект Ленина, 42), где потом арестовывали. По подземному ходу под сквером Памяти, а тогда – двором горотдела людей препровождали в здание следственной тюрьмы НКВД, там содержали, бывало, там же и расстреливали. Стреляли в затылок, а потом выбрасывали во двор. Часть этих людей якобы до сих пор захоронена в сквере. С помощью геолокационного метода мы выявили места, где было произведено нарушение грунта. Таких аномалий нашлось 5 или 6. Вся информация о них была передана археологам Томского государственного университета, – вспоминает руководитель томского экологического центра “Биолон” Виктор Фефелов.

Виктор Фефелов на месте раскопок
Виктор Фефелов на месте раскопок

Археологи тогда провели раскопки между зданиями по проспекту Ленина, 42, и Ленина, 44. Нашли нижние венцы избы ХVIII века, дореволюционную помойку, но главное – было обнаружено захоронение личных вещей.

Когда археологи готовились приступить к одному из главных этапов – раскопкам подземного хода, проект неожиданно свернули

– На глубине двух метров в яме несколькими слоями лежала одежда и обувь: ватники, теплые штаны, валенки, шерстяные рукавицы, ботинки, сапоги, шапки. Все это было пересыпано десятками или даже сотнями стрелянных гильз от нагана, которые хорошо сохранились. Помню, как я был в недоумении, не понимая, зачем закапывать неплохие вещи. И вдруг услышал рыдания. Плакала пожилая женщина. Она первая произнесла вслух, что все это – одежда расстрелянных. То есть людей уже не было в живых, а их родственники продолжали приносить зимние вещи в надежде передать их по этапу. В итоге, когда вещей в НКВД накопилось слишком много, их просто решили захоронить, – рассказывает Виктор Фефелов.

Чуть позже от зевак на месте раскопок поставили высокий забор, а еще через несколько дней, когда археологи готовились приступить к одному из главных этапов – раскопкам подземного хода, проект неожиданно свернули.​ Практически за одну ночь ямы в срочном порядке были засыпаны, техника вывезена.

– Власти ссылались на то, что сезон заканчивается, скоро пойдут дожди и потом они все продолжат, однако до сих пор ничего не возобновилось. Куда исчезли найденные вещи – тоже неизвестно. Возможно, они были закопаны обратно, – говорит Фефелов.

Реконструированный тюремный коридор
Реконструированный тюремный коридор

Сегодня музей “Следственная тюрьма НКВД” занимает 180 квадратных метров и включает в себя реконструированный тюремный коридор и камеру для подследственных заключенных, а также интерьер кабинета следователя. В других помещениях подвала, служивших ранее камерами для арестованных, размещена постоянная экспозиция музея и выставочный зал. Одну из бывших камер занимают сотрудники музея. В этот уникальный и единственный в России аутентичный музей преступлений НКВД постоянно приходят люди. В прошлом году здесь побывало более 26000 посетителей. Сегодня музей это не только различные экспозиции, но и активная поисковая работа, помощь тем, кто пытается найти следы своих репрессированных родных, восстановить в архивах их разрушенные террором судьбы. На сайте музея сегодня собраны тысячи историй жертв террора, рассказанные их родными или которые удалось восстановить по архивам самому Василию Ханевичу.

Экспозиция музея НКВД
Экспозиция музея НКВД

Собственником всего здания, в котором располагается сегодня музей, в начале нулевых годов стал известный в городе бизнесмен Игорь Скоробогатов. Он по согласованию с тогдашними властями города расселил всех жильцов, отремонтировал здание и перевел его из жилого в нежилой фонд. Надстроил мансарду и даже сам какое-то время жил в этом доме. Верхние этажи со временем были проданы Сбербанку. А нижние и собственно подвал, в котором и размещается уникальный музей, по-прежнему принадлежат бизнесмену.

– В разное время помещения здесь сдавались то Клубу игровых автоматов, то банкам, то интернет-кафе. Музей никто не трогал, – рассказывает Василий Ханевич. – И, хотя действительно нам пришлось подвинуться по площади, взамен этого собственник здания на свои средства сделал нам ремонт и даже “прорубил” вход в Музей не со стороны двора, а со стороны сквера, что значительно увеличило поток посетителей.

Вход в музей "Следственная тюрьма НКВД"
Вход в музей “Следственная тюрьма НКВД”

Игорь Скоробогатов все эти годы заявлял, что выгонять музей не собирается, ибо “чувствует свою социальную ответственность за сохранение такого важного музея в Томске”. И слово свое, надо сказать, бизнесмен держал. Но сейчас он не скрывает, что хочет продать оставшиеся в его собственности помещения и “никому ничего дарить не собирается”.

Между музеем и собственником помещения был заключен договор на пять лет о бесплатной аренде. Сейчас это время закончилось, и договоренность только устная

– Что будет, если эти площади купит не город, а другое частное лицо, не обремененное обязательствами и былыми договоренностями, которое захочет распорядиться всем по своему усмотрению? Мы не знаем. И нас это страшит, – говорит Василий Ханевич. – Действительно, первое время между музеем и собственником помещения был заключен договор на пять лет о бесплатной аренде. Но сейчас это время закончилось, и договоренность только устная.

Известно, что Скоробогатов давно предлагает городу выкупить принадлежащие ему в здании метры и позаботиться о музее. Но никакой официальной реакции городских и областных властей на это предложение бизнесмена не последовало. А значит, в любой момент может появиться и другой покупатель. По словам риелторов, стоимость аренды в районе, где располагается “Следственная тюрьма НКВД”, доходит до 2000 рублей за квадратный метр. Это элитная “красная линия” с выходом на центральный проспект Ленина, к тому же здание историческое, у помещения есть отдельный вход. Нет никаких гарантий, что новый собственник продолжит заниматься благотворительностью и позволит музею оставаться в этом здании.

Тюремная камера
Тюремная камера

– Переговоры с администрацией Томской области о выкупе здания длятся уже как минимум 10 лет. Еще при губернаторе Викторе Крессе на это выделялись федеральные деньги ( тогда областные власти планировали выкупить у собственника все здание и открыть там “Центр современной общественно-политической истории”, в котором музей “Следственная тюрьма НКВД” стал бы составной частью. Стоимость проекта в 2012-2013 годах оценивалась в 200 миллионов рублей -СР). Но проект реализован не был , и в итоге, при следующем губернаторе деньги были направлены на другие цели, – говорит Игорь Скоробогатов. – В 2013–2014 году новый губернатор снова дал команду выкупить здание. Насколько я владею информацией, крупный фонд (речь идет о Фонде увековечения памяти жертв политических репрессий. – СР) предложил выделить половину суммы на выкуп здания. Но с учетом того, что томские власти заплатят вторую половину. Однако эти данные непроверенные. И я так понимаю, что в бюджете денег все меньше и меньше, поэтому вопрос снова завис.

​– Если здание находится в частной собственности, то формально к нему не имеют отношения ни город, ни область. Когда говорят о том, что что-то должен сделать город или область, речь идет о том, что представители города или области должны задействовать какие-то неформальные связи. Каким образом губернатор или мэр могут воздействовать на собственника, я не представляю, – говорит председатель комитета по сохранению исторического наследия администрации Томска Никита Кирсанов. – Кроме того, наверное, там имеет место и политический момент. Музей НКВД как бы либеральная структура. У нас по всей стране идет борьба с либерализмом и с “пятой колонной”. Несмотря на то что они достаточно безобидны и, конечно, никакой “пятой колонной” не являются, жить спокойно им не дают. Поскольку этот процесс идет по всей стране, я не исключаю, что это и является причиной того, что музей находится в таком подвешенном состоянии.

Обеспокоенный судьбой музея председатель Совета по правам человека при Президенте РФ Михаил Федотов обратился к губернатору Томской области с открытым письмом, в котором просит “обратить личное внимание на сложившуюся тревожную ситуацию с данным объектом, представляющим историческую ценность не только для Томской области, но для страны в целом”.

Томские власти ответили, что они “контролируют ситуацию”. Но такой ответ не очень проясняет будущее уникального томского музея.

https://www.sibreal.org/a/29068122.html

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *