Просмотров: 604 просмотров

Взятки, общее покровительство, крышевание – чем грешат российские чекисты

Об авторе: Сухаренко Александр Николаевич – директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (г. Владивосток).

Весна выдалась весьма урожайной по части коррупционных дел в отношении сотрудников Федеральной службы безопасности (ФСБ), о внутренней кухне которой ранее предпочитали особо не распространяться. Так, в конце марта арестовали сотрудников управления «М» Владимира Безрукова и оперативного управления Центра информационной безопасности ФСБ Николая Комарова, а также замначальника отдела по вопросам миграции УВД по СВАО ГУ МВД по Москве Юрия Васильева, которых подозревают в получении взяток на 7,5 млн руб. за незаконную постановку на учет трудовых мигрантов. По материалам дела, получением взяток занимался Комаров, Васильев организовал оформление иностранцев, в то время как Безруков «за счет авторитета занимаемой должности и иных возможностей сотрудника ФСБ осуществлял общее покровительство».

В начале апреля Басманный суд Москвы продлил до октября арест на имущество находящегося в розыске экс-сотрудника ФСБ Дмитрия Сенина и его семьи (15 квартир, 8 автомашин и несколько подмосковных земельных участков на общую сумму более 207 млн руб.). Сенин обвиняется в получении двух взяток (800 тыс. долл. и около 3,5 млн руб.) от хозяина столичного ресторана в интересах бывшего замначальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД России Дмитрия Захарченко, арестованного в сентябре 2016 года.

Тогда же на взятке погорел и завхоз ивановского УФСБ Владимир Косульников, который запросил 1,6 млн руб. от представителей строительной компании за заключение контрактов на реконструкцию здания военно-спортивного комплекса ивановских чекистов. Подполковник утверждал, что откат предназначен и для его руководства.

А недавно в Самаре по подозрению во взяточничестве арестовали замначальника службы экономической безопасности областного УФСБ Сергея Гудованого вместе с начальником отдела «М» того же управления Павлом Чермашенцевым. По версии следствия, с марта 2016 по март 2018 года они получили более 118 млн руб. от местной фирмы за «крышевание». Помимо 81 млн руб. у самарских чекистов изъяли пистолет Макарова, три гранаты и 900 (!) патронов.

Подобные случаи отнюдь не редкость. В 2012–2017 годах за совершение коррупционных преступлений были осуждены 43 сотрудника ФСБ. Самыми «посадочными» выдались 2014 и 2017 годы – 15 и 13 чекистов соответственно. Перечень инкриминировавшихся им статей УК РФ вполне стандартен: получение крупных взяток и мошенничества с использованием служебного положения.

Но далеко не все уличенные в коррупции чекисты получают серьезные сроки. Так, в феврале Московский окружной военный суд оставил в силе приговор экс-сотрудникам ФСБ Карену Краюхину (5 лет колонии) и Владу Новикову (4,5 года колонии) за мошеннические действия в отношении юриста строительной компании (получили от него 5 млн руб. в обмен на содействие в снятии многомиллионных штрафов за нарушение миграционного законодательства).

11 апреля 235-й гарнизонный суд не согласился с военной прокуратурой, требовавшей 5-летние сроки с 500-тысячным штрафом для сотрудников департамента контрразведывательного обеспечения ФСБ Андрея Кутернина и Алексея Костенкова, которые обвинялись в вымогательстве более 1 млн руб. у гендиректора одного из ЧОПов. В итоге полковникам отмерили наказание в виде двух лет, а также одного года и трех месяцев колонии общего режима, большую часть которого те уже отбыли в СИЗО. При этом судья не стал ни штрафовать их, ни лишать званий и госнаград.

А 13 апреля Самарский гарнизонный суд приговорил к 5 годам колонии со штрафом в 350 тыс. руб. экс-подполковника областного УФСБ Александра Молчанова, признав его виновным в получении взятки в особо крупном размере и покушении на мошенничество в особо крупном размере. Как установил суд, с июля 2014 года по сентябрь 2016 года он ежемесячно получал по 50 тыс. руб. за «крышевание» автостоянки, а также взял 6 млн руб. у местного жителя за урегулирование вопроса с полицией. Кстати, в октябре 2017 года его подчиненный экс-майор Роман Самохин получил 2,5 года колонии общего режима со штрафом в 100 тыс. руб. за мошенничество (он обещал уладить проблемы местного наркодилера).

В качестве исключения можно назвать приговор Московского гарнизонного военного суда трем офицерам УФСБ по Москве и Московской области, которые обвинялись в получении взятки в 3 млн руб. от гендиректора АО «НИТИ им. П.И. Снегирева» Игоря Григорьева за непривлечение его к ответственности за выявленное оформление на работу «мертвых душ». Согласно ему, предприимчивая троица (Алексей Круглов, Алексей Гонтаренко и Роман Надеждин) отправится в колонию строго режима на срок от 6 до 9 лет.

Недавно отправившийся отбывать 12-летний приговор в колонию строгого режима экс-начальник ГУЭБиПК МВД России Денис Сугробов погорел, напомним, на том, что попытался дискредитировать замначальника отдела Управления собственной безопасности ФСБ, поставив под сомнение чистоплотность всего ведомства. Между тем коррумпированность отдельных высокопоставленных сотрудников ФСБ действительно подрывает авторитет столь могущественной спецслужбы. Об этом наглядно свидетельствует приговор экс-сотруднику Службы экономической безопасности ФСБ Игорю Коробицину и его коллеге из столичного главка Максиму Цуканову, осужденных в 2016 году за приготовление к особо крупному мошенничеству. «Ссылаясь на авторитет занимаемой должности Коробицина и его служебное положение, согласно которому тот являлся единственным куратором Федеральной службы регулирования алкогольного рынка (РАР), Цуканов настойчиво убеждал сотрудника РАР в том, что прекратить появление в СМИ критической информации, подрывающей деловую репутацию самой службы и ее руководителя Игоря Чуяна, можно путем передачи им 800 тыс. долл… После передачи указанной суммы Коробицин гарантирует, используя свое должностное положение, общее покровительство ему как руководителю РАР», – заявлял в суде гособвинитель.

Согласно прошлогоднему соцопросу Левада-Центра, пока лишь половина из 1,6 тыс. респондентов доверяют ФСБ. Таким образом, полноценное антикоррупционное очищение ведомства позволит ей заручиться доверием не только со стороны обывателей, но и бизнесменов с чиновниками, постоянно негодующих по причине необоснованных репрессий со стороны спецслужб. Ведь как говаривал Феликс Дзержинский, «для того чтобы лечить болезнь, надо ее выявить, открыть, и этот метод является самым радикальным и правильным».

http://www.ng.ru/kartblansh/2018-04-20/3_7216_kartblansh.html