Просмотров: 1878 просмотров

НКВД возвращается. Как ФСБ пытает подростков и антифашистов, фабрикуя уголовные дела о терроризме

Массовая фабрикация уголовных дел против молодых людей по обвинению в экстремизме стала в последние месяцы обыденным явлением. Сценарий всегда один: силовики — сотрудники ФСБ и центра «Э» — изобретают некую подпольную организацию, после чего арестовывают группу подростков, добиваясь признательных показаний угрозами и пытками. Через пытки выбивают и имена других людей, которых также задерживают, а фабула дела придумывается на ходу. После нашумевшего дела с облавами на сторонников националиста Вячеслава Мальцева (которым приписали членство в некоей экстремистской организации «Артподготовка»), появилось два новых уголовных дела — дело «Сети» (где под раздачу попали антифашисты) и дело организации «Новое Величие», манифест которой придумали оперативники силовых структур и сами же признали его экстремистским. Во всех этих случаях «экстремистская деятельность» существует только на бумаге, нет ни одной «жертвы преступлений», зато есть десятки молодых людей за решеткой, сообщающих о жестоких избиениях и пытках электричеством, а сроки им грозят вплоть до пожизненного заключения.

 

Дело «Сети»

В октябре прошлого года в Пензе арестовали пятерых антифашистов — любителей страйкбола и современной музыки. Позже по тому же делу еще четверых человек задержали в Петербурге. По версии ФСБ, молодые люди, объединенные в подпольную организацию под названием “Сеть”, планировали ни много ни мало революцию: собирались устроить взрывы во время президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, чтобы «раскачать народные массы» и поднять вооруженный мятеж. Статья «организация террористического сообщества» предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

Очень быстро сообщения об арестах дополнились свидетельствами о пытках и издевательствах, которым подверглись молодые люди сразу после задержания. Недавно родственники практически всех фигурантов громкого дела вошли в состав неформального комитета “Родительская сеть”. Они  уже встретились с председателем Совета при президенте по правам человека Михаилом Федотовым и омбудсменом Москальковой — пока безрезультатно.

“Впервые родители, несмотря на колоссальное давление сотрудников ФСБ, создали общественное объединение для защиты своих детей”, –  отмечает глава движения «За права человека» Лев Пономарев и называет дело “сфабрикованным”.

 

Вечером в пятницу НТВ показал 30-минутный фильм “Опасная сеть”, посвященный этому уголовному делу (увлекательный разбор этого фейка читайте здесь). По свидетельству родителей, следователи  шантажом и уговорами склоняли матерей задержанных “встретиться с журналистами НТВ”, и непременно дать им “правильные комментарии”.

Сама же версия силовиков остается засекреченной: детали дела, возбужденного по статье «о террористическом сообществе» (ч. 2 ст. 205.4 УК), не разглашаются, адвокаты также скованы подпиской о неразглашении, а публике известны лишь несколько скудных эпизодов. По ним пока и приходится делать выводы о характере обвинений. The Insider попытался реконструировать, как именно правоохранители и спецслужбы будут доказывать виновность задержанных антифашистов.

 

«К кончикам пальцев приложили электроды и включили динамо-машину»

“Статья звучит буквально — «организация террористического сообщества». Я ему сказал: «Как это могло быть?» Он мне на бумажке написал: «Меня били», — эти слова из свидетельства адвоката Анатолия Вахтерова, представляющего интересы одного из обвиняемых, цитирует сайт “Медиазона”.  Ровно за месяц до старта президентской кампании, 17 или 18 октября, — точная дата до сих пор не известна — первым из всех в Пензе был задержан студент Егор Зорин. 19 октября — еще двое антифашистов,  Илья Шакурский и Василий Куксов, а 27 октября — их общий знакомый Дмитрий Пчелинцев.

Первые сообщения об этих арестах, появились в федеральных СМИ только к началу декабря, и, впрочем, тут же породили путаницу. Аресты левых активистов журналисты  сперва связали с “делом Мальцева”. Тогда “революция”, анонсированная одиозным блогером и назначенная на 5 ноября 2017 года, завершилась арестами активистов (на минимум шестерых из более чем 400 задержанных завели уголовные дела).

О том, что первоначально дело пензенских антифашистов следователи собирались связать с процессом Мальцева, отмечает и Вахтеров, защищающий 21-летнего музыканта  и активиста-эколога Шакурского. Так при встрече ему объяснил сам подзащитный. Как ФСБ-шники собирались увязать деятельность группы антифашистов с поддержкой  националиста Мальцева, неизвестно. Но на самых ранних этапах от этой идеи, судя по всему, им пришлось отказаться.

Из всей пензенской компании он и Зорин — самые молодые, студенты, одногруппники. (Пчелинцев, Сагынбаев, Куксов давно закончили образование и уже работали).  Утром 18 октября Илье позвонил общий друг и сообщил о задержании товарища. После встречи с ним и безуспешных поисков пропавшего, Шакурский отправился домой, но, выйдя из маршрутки, сам оказался задержан. Молодого человека бросили в машину, по прибытии в отделение сразу избили. Пытки продолжились в подвале СИЗО, куда тот был доставлен. Шакурского заставили раздеться, а к кончикам пальцев рук приложили электроды и включили динамо-машину.

 


Студент факультета физико-математических и естественных наук Пензенского университета Илья Шакурский

К тому моменту, когда Шакурский оказался в отделении, там уже находились Куксов (его крики, а потом его самого окровавленного видел сам Шакурский) и Зорин. 29-летний Василий Куксов учился в Пензенской сельскохозяйственной академии на инженера-механизатора, а работал звукорежиссером в центре детского творчества и инженером на хлебзаводе, последние три года — по специальности. В юности играл в студенческой панк-группе «Академик», позже воссозданной им в качестве “кавер-проекта”.

“Антифашистом он был, но политическим активистом не считался, на митинги не ходил, какой-то собственно политической деятельностью не занимался, -рассказывает The Insider одна из родственниц мужчины. — Он обычный человек: работа — дом”. Она свидетельствует, что Куксова больше интересовали спорт, походы на природу: даже свой мальчишник он отпраздновал сплавом на лодке с коллегами, а не в кафе или клубе — как то бывает принято.

Дмитрий Пчелинцев — тоже музыкант, работал в стрелковом клубе инструктором по практической стрельбе. Утром 27 октября его задержали возле собственного дома. Протестуя против пыток током в том же СИЗО, 29 октября Пчелинцев вскрыл себе вены.  Впрочем, уже в ноябре пытки и избиения продолжились.

Тогда же, в начале ноября, в Пензе задержали 28-летнего Андрея Чернова, также антифашиста. Мать Чернова передает, что сын практически сразу подписал все, что потребовали от него следователи: на встрече с Пчелинцевым, которую устроили силовики, последний без обиняков заявил знакомому: «Андрей, ты не выдержишь этого, подписывай все, что они тебе скажут». В ноябре из Петербурга в Пензу доставили программиста Армана Сагынбаева и также поместили в изолятор — и, судя по всему, тоже пытали.

Дело за игру в «Зарницу»

Главный пункт обвинения, которое, по-видимому, будет предъявлено молодым людям не только в фильме НТВ, — создание террористического сообщества. Но, как ни странно, далеко не все фигуранты дела, до того как оказались арестованы, были даже знакомы друг с другом. Все, что их связывало — музыка и антифашистские убеждения.

На этом настаивают и родственники Куксова, с которыми удалось пообщаться The Insider: “Василий ни с задержанными позже петербуржцами, ни с Пчелинцевым знаком не был. Мы не помним, чтобы он когда-либо упоминал их имя. Был знаком с Ильей и его однокашником Зориным, но не так, чтобы близко: иногда общались, ходили в походы”.

Собственно, и страйкболом в чистом виде молодой человек практически не занимался.  «Это с натяжкой можно назвать так, потому что не было деления на команды. Скорее всего, это было что-то вроде туристической темы: костер, палатка, реки вброд”, — объясняет знакомая Шакурского. Куксов в таких походах, по ее словам, участвовал лишь единожды. Но именно они вменяются всей группе как занятия «незаконным овладением навыков выживания в лесу и оказания медицинской помощи» — и, собственно, приготовление к терактам.

Мать Ильи Шакурского, Елена Богатова, на уже упомянутой пресс-конференции называла походы сына “зарницей” — по аналогии с советской военно-спортивной игрой. С этой характеристикой согласны практически все опрошенные The Insider родственники. Адвокат обозначает этот вид активного отдыха как “ролевую игру”, что тоже в целом соответствует правде. Судя по всему, ребята не использовали даже специальное игровое страйкбольное оружие. Во всяком случае, родственники Куксова в беседе с The Insider прямо признаются, что такого снаряжения мужчина дома не держал.

Сергей Сизов, начальник УФСБ Пензенской области, сотрудников которой обвиняют в пытках и фабрикации уголовных дел

Некоторые участники походов легально имели дома настоящее оружие. Как сообщают друзья, у Шакурского было официально зарегистрированное охотничье оружие „Сайга“, на Дмитрия Пчелинцева — как инструктора по стрельбе — официально была оформлена лицензия на отцовское охотничье ружье, имелось официально приобретенное травматическое гладкоствольное оружие. Но вменяется и тому и другому хранение совсем не этого оружия. Как известно, в день ареста Шакурского оперативники приехали к нему домой с обыском. Не оглядываясь по сторонам, правоохранители направились к нише под окном, где неожиданно “нашли” пистолет. Мать задержанного убеждена, что оружие подкинули уже после задержания, пока никого не было дома.

Подробности обыска Куксова сообщает сайт ОВД-Инфо: 19 октября дверь квартиры попытались открыть ключом. Посмотрев в глазок, жена Куксова Елена увидела десяток незнакомых ей мужчин, один из которых держал за шею мужа — Василий еле стоял на ногах. Мужчины заявили, что пришли из ФСБ. Почти сразу оперативники отправились к личному автомобилю мужчины, замок на двери которого к тому моменту уже был сломан. Силовики обыскали машину и “нашли” в ней пистолет. Как убеждены знакомые молодого человека, оружие было подброшено. Сразу после задержания неожиданный обыск в машине Пчелинцева, оставленной без сигнализации, позволил правоохранителям “найти” там две гранаты. И тоже подброшенные, как убеждены родственники.

На уже упомянутой пресс-конференции в центре Сахарова мать Армана Сагынбаева, Елена Стригина, сообщила, что корреспонденты НТВ демонстрировали ей оперативные видео (относящиеся к засекреченному делу!) на которой ребята из-под земли достают прикопанный ящик. Собственно, вполне официальные “стволы” могли использоваться ими для имитации такого тайника. Подобные действия вполне укладываются в канву “военной” ролевой игры. (Члены исторического ролевого движения в таких случаях используют либо макеты оружия, либо страйкбольные “приводы” — точные копии настроящего оружия, но стреляющие исключительно пластиковыми шариками).

Как школьные клички превратились в позывные террористов

Второй важной уликой следствия, кроме пистолетов и гранат, остается документ, фиксирующий роли в группе. По информации родственников, с которыми общался The Insider, при обыске у одного из ребят оперативники нашли бумажку, написанную  Ильей Шакурским, с названием очередной игры, игровыми ролями и фамилиями пяти человек: в том числе Пчелинцева, Зорина и Куксова.

“Это теперь проходит как вещественное доказательство. Бумажке этой больше года. Илья хотел устроить игру, но что-то не сложилось, и поход тогда так и не состоялся”, — делятся они информацией, но просят не называть в публикации своих имен. Игра не состоялась в том числе из-за того, что около полугода назад, по их словам, Шакурский и Пчелинцев поругались по личным обстоятельствам и с тех пор не не разговаривали.

О содержании бумаги можно судить о том, как по версии ФСБ распределялись роли в “террористической группе” , эта информация уже в январе просочилась в сеть.

Пчелинцев — лидер, Арман Сагынбаев («Андрей-Безопасность») — инженер-сапер, Илья Шакурский («Спайк») — тактик, обучавший особенностям ведения боя, Андрей Чернов («Близнец») — связист, Егор Зорин («Гриша») — стрелок.

Дмитрий Пчелинцев. Фото предоставлено родственниками для Медиазоны

“Спайк”, “Близнец”, “Гриша”, по мнению ФСБ, — секретные позывные участников группы. “Это никакие не „позывные“, а обычные студенческие клички, прозвища, которые знает полгорода, — объясняет The Insider родственница Куксова. — Илью все знали именно как „Спайка“, даже родители знали, что его так все называют. Тоже самое и с Егором-»Гришей”. Вот так его, немного по-деревенски, переделали.  Васю, например, называли «Кокс» еще с университета, он под этим именем и играл в панк-группе, и во всех онлайн-играх был под этим ником зарегистрирован”.

Знакомая Шакурского  подтверждает The Insider именно эту версию: “”Спайк” — это с детства, потому что он ходил с таким же ирокезом, как у персонажа мультсериала (имеется в виду «My Little Pony: Friendship is Magic»: Спайк — маленький фиолетовый дракон с зеленым ирокезом-гребнем на голове), Андрей Чернов — “Близнец”, потому что у него на самом деле есть брат-близнец”.

Собственно, названия “ячеек организации”, тоже фигурирующие в публикациях, скорее всего, не имеют отношения к тайному обществу. (Два пензенских «5.11»  или «Восход», —  скорее всего, название магазина одежды и, собственно, одной из игр, фигурировавших в переписке антифашистов).

 

«Пытками получают новые имена, а фабулу придумывают по ходу дела»

Вскоре после первых задержаний дело “анархистов” расширило свою географию. 23 января в Петербурге пропал антифашист и программист Виктор Филинков. Гражданин Казахстана, он был задержан при попытке вылететь в Белоруссию прямо в аэропорту Пулково. Его показания о пытках и издевательствах оказались самыми громкими. Адвокат молодого человека отказался сообщить The Insider подробности, сославшись на подписку о неразглашении. Но отметил, что арест стал возможен после того, как следователи потребовали от пензенских арестантов назвать фамилии знакомых из других городов, “которые разделяют их убеждения”.

Таким же образом уже 25 января арестованным оказался еще один петербуржец Игорь Шишкин — он ушел гулять с собакой. Домой собака вернулась не одна, а с силовиками, но без хозяина. Дзержинский суд Петербурга арестовал Шишкина по тем же обвинениям, что и Филинкова. Как сообщали СМИ, следственные действия в Санкт-Петербурге были санкционированы одним из районных судов Пензы.

Тогда же, в январе, ФСБ задержала промышленного альпиниста и свидетеля по «пензенскому делу» Илью Капустина. После пыток он оказался выпущен на свободу и 13 марта попросил политического убежища в Финляндии. 11 апреля обвинение по ч. 2 статьи 205.4 предъявили еще одному петербуржцу, Юлию Бояршинову. Ранее сообщалось о наличии белорусской и московской “ячеек”, но пока ни там, ни там арестов по пензенскому делу не было, хотя задержанным  в столице анархистам, якобы за акцию возле офиса “Единой России”, по их собственным утверждениям, следователи уже угрожали “пришить” участие в организации.

Судя по всему, общая схема работы ФСБ в данном случае такова: сперва они задерживают одного активиста, в данном случае Зорина, которого заставляют под давлением назвать им следующие фамилии. Проведя аресты по полученному списку, силовики проводят задержания, выбивают новые имена, и процедура начинается заново.  Фабула “заговора” сочиняется по пути: в какой-то момент оперативники прорабатывали идею с “финансированием группы из Ирана” (но, как и с “мальцевской” линией, очень быстро отказались от такого сюжетного хода). Дело в итоге расползается по зонтичному принципу, захватывая все новых и новых фигурантов в свои сети.

Человек, давший первые показания и пошедший на сотрудничество со следствием, в таком случае получает максимальные поблажки. Арестованный первым Зорин, единственный фигурант, не вышедший на связь с правозащитниками и родственниками, в настоящее время находится не в СИЗО, а под домашним арестом или под подпиской о невыезде — точной информации пока нет, и, как утверждают его знакомые со слов матери, даже был восстановлен в университете, в котором учился до задержания.


«Алгоритм, когда хватают одного, под пытками заставляют его назвать фамилии „соучастников“, потом берут их, тоже пытают и получают новые имена — это технология НКВД еще 30-х годов»


“Алгоритм, когда сперва хватают одного, под пытками заставляют его назвать фамилии «соучастников», потом берут их, тоже пытают, получают новые имена, и так дело разрастается — это старинная технология НКВД, еще 30-х годов. По ней были выстроены все крупные сталинские политические процессы — от «дела Промпартии» до самых поздних”, — констатирует правозащитник и глава Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин. Впрочем, в последние десятилетия пыточные методы “зонтичных” дел российскими “чекистами” почти не применялись.

“Из полутора тысяч заявлений, по которым мы проводили расследования почти за 20 лет нашей работы, жалоб на пытки со стороны ФСБ у нас было меньше пяти. Могу лишь предположить, что на каком-то этаже власти появилось впечатление, что им можно все, что те методы, которыми ранее они работать боялись, им стали позволены”, — констатирует он.

“Следственной группой пензенского управления ФСБ руководит Валерий Токарев. Он, судя по всему, руководил всеми пытками и принимал в них участие. В самом первом нашем обращении мы требовали, чтобы убрали следственную группу Токарева, руководитель и члены которой участвовали в пытках, чего так и не произошло”, — признается The Insider правозащитник Лев Пономарев.

 

Следователь УФСБ по Пензенской области Валерий Токарев. Фото: «Одноклассники».

По его мнению, раскручивают дело именно местные спецы: «Сверху был общий сигнал: мочите экстремистов перед выборами. В Пензе выбрали антифашистов, потому что те показались легкой жертвой. Ребята были у них в каких-то списках, бегали в лесу, есть видео, но это местная инициатива», — считает он. В целом с такой версией событий согласны и родственники задержанных. “ФСБ-шники перед выборами и Чемпионатом мира по футболу решили взять под контроль всех, кто хоть какую-то активность проявляет, и, скорее всего, сотрудники не ожидали такого резонанса, скорее всего, думали, что все тихо пройдет”, — заключила одна из них в частной беседе с The Insider.

Впрочем, Пономарев отмечает, что пока, несмотря на вмешательство президентского омбудсмена, руководство ФСБ не спешит сворачивать процесс: “Гарантий, что мы сможем вытащить ребят, никто не может дать, и пусть этим занимаются правозащитные институты, уполномоченные государством. Влияние советника президента по правам человека намного меньше по сравнению с влиянием директора ФСБ Бортникова. И все мы это прекрасно знаем”.

УФСБ Петербурга и Следственный комитет после многочисленных обращений ответили, что никаких нарушений в работе сотрудников ФСБ не увидели.

Меж тем, дело «Сети» — лишь одно из многих недавних примеров фабрикации дел о «террористических организациях». Другим похожим примером стало дело об организации «Новое величие», которую создали и затем сами же разоблачили сотрудники центра «Э» и ФСБ. Девять юношей и девушек (в том числе и несовершеннолетних) арестованы по обвинению в организации экстремистского сообщества (до 8 лет лишения свободы). Вся деятельность «движения» состояла в их общении в оппозиционном чате, да и движения как такового не существовало — все его атрибуты (манифест, эмблему, название) придумал внедренный оперативник. Похожие методы и средства (пытки, подброшенные улики, применение статей об экстремизме и терроризме) используются также в преследовании участников различных религиозных организаций (можно вспомнить, например, дело Хизб-ут Тахрир). Многие эксперты сходятся на том, что садистские методы ФСБ — следствие желания отчитаться перед Чемпионатом мира по футболу о проведенной зачистке. Проблема лишь в том, что нет никаких оснований полагать, что после окончания Чемпионата использование пыток и фабрикация уголовных дел со стороны ФСБ прекратятся.

———————————–

Фото заставки — Влад Докшин («Новая Газета»)

https://theins.ru/obshestvo/100355