Просмотров: 3455 просмотров

30 жителей Владикавказа несколько месяцев насиловали девушку-инвалида. СК не нашел состава преступления

Во Владикавказе закрыли уголовное дело о групповом изнасиловании девушки-инвалида, впервые в жизни несколько месяцев находившейся в квартире без родителей. На протяжении многих дней девушку поочередно насиловали около 30 человек. После произошедшего ее стали подстрекать к суициду в соцсетях, девушку пришлось госпитализировать, чтобы она не наложила на себя руки.Защита пострадавшей намерена обжаловать постановление о закрытии дела, мать – вывезти дочь из Северной Осетии. По данным The Insider, по делу проходит призер всероссийских и международных турниров по вольной борьбе.

Одна дома
Адвокат пострадавшей Ольга Карачёва просит не указывать имя, фамилию и диагноз девушки, и The Insider выполняет эту просьбу. Залина Дудуева, ее мать, открыто общается с журналистами, но у дочери  другая фамилия.

У жительницы Владикавказа Залины четверо детей: две дочери и два сына. Она в разводе с отцом своих детей. У одной из дочерей нет проблем со здоровьем, она живет с отцом. Мать занимается тремя детьми-инвалидами. Залина добилась, чтобы ее сыновья учились в обычной владикавказской школе – инициировала первый в Северной Осетии проект по инклюзивному образованию. Дочь Дудуевой закончила девять классов средней школы, курсы поваров и поступила в училище на парикмахера. Залина Дудева, 45-летняя женщина с высшим образованием, поступила в то же училище, что и дочь, и отучилась там год, помогая ей встроиться в учебный процесс. Потому что главная проблема ее дочери – трудности социализации.

Мать девушки, Залина Дудуева

В январе 2017 года дочери уже исполнилось 18 лет, а Залине Дудуевой потребовалось поехать с сыновьями в Москву, чтобы пройти длительный лечебный курс. Дочь осталась в квартире одна. Во Владикавказ Дудуева вернулась в мае 2017 года. Пока она находилась в Москве, до нее доходили сведения о том, что с дочерью что-то не так: например, она часто прогуливает занятия в училище, но остававшиеся во Владикавказе родственники не приложили достаточно усилий, чтобы разобраться в происходящем.

Когда Дудуева вернулась домой, она увидела, что квартира завалена мусором, мебель поломана, на полу валяются использованные презервативы и окурки, пропали некоторые вещи. Залина Дудуева рассказала The Insider, что среди пропавшего – одна из медалей бронзового призера Олимпийских игр и восьмикратного чемпиона мира по сабельному фехтованию Алексея Якеменко. Спортсмен подарил медаль ее сыну.

Невольная борьба

Залина Дудуева попросила дочь описать, что произошло. Из рассказа дочери следовало, что у нее есть 13-летняя подруга. Она пускала ее в свою квартиру уединяться с молодым человеком. Вскоре молодой человек привел с собой друзей, потом стали появляться и другие мужчины. Пострадавшая утверждает, что они принуждали ее к интимной близости, избивая за отказ, а также снимая сексуальные сцены на видео – этими видео ее шантажировали, требуя и дальше удовлетворять их похоть.

Залина Дудуева сразу обратилась с заявлением о преступлении, но с открытием дела правоохранители не спешили. Дудуева записала 50-минутное видео с рассказом о своей дочери для блога «Осетия и вокруг: взгляд изнутри». Видео было опубликовано 6 июля 2017 года, а на следующий день местный Следственный комитет все же возбудил уголовное дело.

Его фигурантами оказались три десятка владикавказцев в возрасте от 14 до 39 лет. По данным The Insider, среди них – Дмитрий Е., восходящая звезда вольной борьбы (Борьба – особо престижный спорт в Северной Осетии). Среди спортивных достижений Дмитрия Е. в 2017 году – третье место на первенстве России среди юношей по вольной борьбе, а также победа на Всемирных играх школьников по единоборствам в Индии.

Дмитрий Е. подтвердил на допросе, что знаком с пострадавшей, но отрицал, что имел с ней интимную близость. The Insider обратился к борцу через его страницу «ВКонтакте», но на момент публикации текста ответ получен не был. Функционеры Министерства спорта Северной Осетии,  замминистра Валерий Гульчеев и начальник информационного отдела министерства Диана Туаева не смогли дать комментарий The Insider: по их словам, они не знали об этой ситуации.

За мороженку

В мае нынешнего года уголовное дело об изнасиловании девушки-инвалида было закрыто «за отсутствием события преступления». Официальный представитель североосетинского Следственного комитета, подполковник Эдуард Гусов заявил The Insider, что дело закрыли, изучив все обстоятельства произошедшего. Гусов предложил прислать вопросы по электронной почте. Получив вопросы, Гусов перезвонил и предложил обращаться за информацией по делу к Светлане Петренко – официальному представителю Следственного комитета России. Гусов мотивировал это тем, что The Insider – не региональное осетинское издание. Светлана Петренко оказалась недоступной для комментариев.

«По версии следствия, она мужчин к себе приглашала, и еще они ей деньги давали – по 250 рублей за приход», – рассказывает Залина Дудуева. Также, по версии следствия, мужчины не знали,  что девушка – инвалид.

«Нельзя не увидеть, что она – как десятилетний ребенок, – возмущается Дудуева. — Если ребенку мороженое покупать и приходить насиловать – это, наверное, нормально? Это же за мороженку!»

Также, по словам матери, в Следственном комитете решили, что пропавшие из дома вещи пострадавшая раздавала добровольно.

После изнасилования девушка стала получать сообщения во «ВКонтакте» от сообщества так называемых «синих китов», где ее подталкивали к самоубийству. Самоубийство девушки сделало бы расследование фактически невозможным. Сообщения сильно повлияли на пострадавшую: ее пришлось госпитализировать, так как врачи опасались, что она и правда совершит суицид. Обычно Следственный комитет яростно борется с «синими китами», но тут их информация о подстрекателях почему-то не заинтересовала.

Ментовской дом

«Расследование преступлений сексуального характера, совершенных в отношении женщин с особенностями психического развития – очень сложный процесс, требующий особого внимания, – рассказывает адвокат Ольга Карачёва. Ключевое значение имеет создание благоприятных условий для того, чтобы пережившая насилие женщина могла свободно рассказывать о том, что с ней случилось, без страха и риска повторной травматизации самим процессом расследования. Девушка была вынуждена участвовать в многочисленных следственных действиях, что было для нее очень тяжело эмоционально. Более того, состояние ее здоровья фактически использовали против нее, поскольку в постановлении следователь сделал вывод о том, что она якобы не давала правдивых показаний, в том числе, из-за ее психического состояния».

По данным The Insider, за 10 месяцев работы следователи допросили соседей и сокурсниц девушки-инвалида, на основании этих допросов сделали вывод о ее склонности к «распущенности». Затем провели экспертизу ее психического состояния: решив, что ее показаниям не стоит доверять. Также опросили мужчин, которые приходили к ней в квартиру. Кто-то из них отрицал интимную связь, кто-то говорил, что договорился о сексе за деньги, кто-то — о сексе по взаимному желанию. К делу приобщена часть переписки пострадавшей с несколькими фигурантами дела в соцсетях. Несмотря на то, что дело закрыто, в североосетинском СК в качестве вещественных доказательств останется несколько предметов из разгромленной квартиры и 18 следов рук. Адвокат Карачёва, разумеется, собирается обжаловать постановление о закрытии дела.

Залина Дудуева поражена, что происходившее в ее квартире не пресекли соседи.

«У нас „ментовской“ дом – в каждом подъезде живут менты, и в нашем тоже. А еще в нашем подъезде живут два сотрудника Министерства труда и соцзащиты. Один – замдиректора центра, а другая – воспитатель, в этот центр дочь с трех лет ходит. Дочь с трех лет на учете в Министерстве труда и соцзащиты, но в 18 лет мама не успела переоформить инвалидность, и три месяца она де-юре была без инвалидности. Наверное, там подумали, что мы вдруг вылечились», — рассказывает Дудуева.

На момент публикации Министерство труда и соцзащиты Северной Осетии не предоставило The Insider комментарий.

«Мне говорят: какая я нехорошая, оставила ребенка в заведомо опасном положении. Я говорю: теперь я точно буду знать, оставлять среди обычных людей – заведомо опасно», – добавляет Дудуева. Теперь она намерена вывезти свою дочь за пределы Северной Осетии, сейчас ищет на это средства.