Минобороны выгоняет на улицу онкобольного капитана в Крыму вместе с семьей

Министерство обороны России фактически выгоняет на улицу семью онкобольного капитана II ранга Геннадия Макаренко, который более четверти века прослужил родине, а его жена более 20 лет является гражданской служащей Черноморского флота. Об этом рассказала супруга Макаренко Мария Чугунова в письме, отправленном в «Новую газету».

Геннадий, Мария и две их дочери, шести и 11 лет, живут в небольшой двухкомнатной служебной квартире в спальном районе Севастополя, полученной в 2010 году. Вскоре после присоединения Крыма к России в 2014 году Минобороны РФ потребовало их выселения без предоставления другого жилья, пишет издание.

«Выселяться некуда: никакого жилья нет, и даже прописываться негде, — цитирует газета выдержку из письма жены Макаренко. — Муж прослужил в Министерстве обороны РФ 26 лет, я работаю и сейчас в воинской части Министерства обороны России — более 20 лет непрерывно. Таким образом, при суммарных 46 годах общего семейного стажа нас просто выбрасывают на улицу».

Сам Макаренко рассказал, что служить начал еще в Советском Союзе: «В 1985 году уехал в военное училище, потом, лейтенантом, — на Камчатку, на Тихоокеанский флот. Дослужился до капитана II ранга. В родной Севастополь вернулся лишь в 1999 году».

В Севастополе он служить не собирался, рассчитывал найти гражданскую специальность, но не нашел и вновь поступил на военную службу. «В 2007 году у меня диагностировали рак почки, — сообщил Макаренко. — Прооперировали. Еще два года служил «ограниченно годным». Но в 2009 году пришлось уволиться. По факту работать остался на Черноморском флоте — журналистом, только уже в качестве гражданского сотрудника. И в 2010 году мне дали эту квартиру. Она является служебной».

В 2013 году Макаренко уволился из газеты «Флаг Родины» по состоянию здоровья, но освободить служебную квартиру от него никто не требовал, пока Крым оставался в составе Украины.

Ситуация резко изменилась после «крымской весны»: уже в июне 2014 года Макаренко пришло уведомление от Минобороны РФ с требованием «сдачи в установленном порядке и освобождении служебного жилого помещения», сообщается в публикации.

«Если бы я умер — семью бы не тронули»

«Раньше выселить нас мешало законодательство: согласно статье 125 Жилищного кодекса Украины, лица, проработавшие десять и более лет в организациях или учреждениях, которые предоставляют служебное жилье, не подлежат выселению до тех пор, пока им не дадут жилье постоянное», — пояснил Макаренко.

«Но в российском законодательстве выселение из служебного жилья регламентирует статья 103-я Жилищного кодекса, которая определяет, что не подлежат выселению только семьи военнослужащих, погибших либо умерших. Вот если бы умер — семью бы не тронули», — резюмировал он.

Макаренко признался, что на полученное уведомление от военного ведомства сперва реагировать не стал. «Не знал, что делать, — объяснил он. — Решать вопросы подковерно я не умею. Идти некуда. Да и, честно сказать, бумагу Министерство обороны вроде прислало и забыло о нас. Весь 2015 год мы прожили спокойно. А в 2016 году появился иск».

В исковом заявлении представители Минобороны указывали, что квартира была предоставлена Макаренко только на период службы. «С этой логикой трудно поспорить, — соглашается Геннадий. — Но есть важный момент: моя супруга также работает в воинской части Черноморского флота. Она — гражданская служащая. И гражданским служащим, согласно приказу N485 Министерства обороны РФ от 18 июля 2014 года, также может предоставляться служебное жилье. Тоже на период службы или работы. Мы о большем и не просим. Дайте нам время: пусть дети школу закончат, мы денег накопим».

Просьбу предоставить квартиру Мария Чугунова направляла в департамент жилищного обеспечения Минобороны, но оттуда пришел такой ответ: «Для рассмотрения вопроса о предоставлении вам жилого помещения вам необходимо обратиться в территориальный отдел ФГКУ «Югрегионжилье» после фактического освобождения занимаемого вами специализированного жилого помещения».

«То есть эту квартиру мы освобождаем, а другую — не факт, что дадут», — подчеркнула Чугунова. Семья стоит в городской очереди Севастополя на получение социального жилья под четырехтысячным номером.

За семью Макаренко и Чугуновой ходатайствовали депутаты Госдумы и уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова, которая обращалась к замминистра обороны РФ Тимуру Иванову, курирующему в министерстве жилищное обеспечение, отмечается в статье.

Подробнее: https://www.newsru.com/russia/05jun2018/captain.html