Просмотров: 1382 просмотров

“Тела лежат на глубине 40 сантиметров”

В селе Палочка Верхнекетского района Томской области поисковики обнаружили массовые захоронения ссыльных и “спецпереселенцев” – жертв сталинского террора.

Место массовых захоронений жерт репрессиий в селе Палочка
Место массовых захоронений жерт репрессиий в селе Палочка

 Они не похожи на могилы, просто холмики, или небольшие углубления в земле, размытые водой и поросшие травой, – рассказывает председатель регионального совета “Поисковое движение Томской области” Максим Елезов. – Тела лежат в километре от населенного пункта на глубине 40 сантиметров. Также рядом нам удалось найти землянки, где жили спецпереселенцы. Мы обозначили все места захоронений, сделали их подробное описание, занесли координаты в GPS, составили акт и передали его в администрацию села. Теперь задача местных властей провести работу по увековечению памяти погибших. В будущем возможна эксгумация останков и перезахоронение их по всем христианским канонам. Для этого необходимо специальное разрешение. Просто так вести раскопки нельзя, в том числе по санитарным нормам, так как многие погибшие, среди которых дети, старики и женщины были больны.

Село Палочка расположено на месте четырех спецпереселенческих поселков. Отряд поисковиков сюда пригласила начальник местного почтового отделения Ириной Янченко, которая в свободное время уже несколько лет вместе с односельчанами занимается восстановлением судеб тех, кого в годы Большого террора сослали в эти края.

Мы выяснили, что в 1931 году на территорию, где сейчас стоит Палочка, высадили с барж переселенцев из Алтайского края, всего более 6 000 человек. В основном это были “враги народа” и кулаки. К весне 1932 года в живых осталось около 1000 человек

– Сначала единственным источником информации для меня была небольшая выставка в школьном музее, где рассказывалось, что к нам в село были сосланы несколько тысяч людей, – рассказывает Ирина. – Я стала искать подробности, обратилась в районные архивы. Собрала инициативную группу. Мы выяснили, что в 1931 году на территорию, где сейчас стоит Палочка, высадили с барж переселенцев из Алтайского края, всего более 6 000 человек. В основном это были “враги народа” и кулаки. К весне 1932 года в живых осталось около 1000 человек. Люди выживали как могли. Рыли землянки, ели траву, коренья.

Баржа с ссыльными
Баржа с ссыльными

Уже несколько лет Ирина Янченко опрашивает односельчан – потомков тех спецпереселенцев и записывает их воспоминания

Из воспоминаний Мария Шебалина:

“В 1931 году отца признали “кулаком”. Весной того же года маму и всех детей сослали… В Томске нас посадили на 2 баржи, кого в трюм, кого на палубу. На незатопленном холме, где когда-то сгорела тайга, высадили. Народу приехало столько, что пришлось образовать два поселка. Комендант объявил, что если будем писать письма, то адрес такой: пос. Палочка, Моховский сельсовет, Верхнекетский район Томской области. Через некоторое время пришел пароход с баржей, в трюме которой были лошади (около 50 голов) и сельхозинвентарь. Несколько лошадей в пути сдохли. Их выгрузили на берег, и мы ночью, чтобы не заметил комендант, подползали и отрезали куски, кто какие мог унести. Люди были настолько голодны, что ели мясо дохлых лошадей”.

Ирина Янченко
Ирина Янченко

– Всего на территории Палочки 7 массовых захоронений ссыльных, – продолжает Ирина. – На одно из них мы сами наткнулись, когда стали копать силосную яму: пошли кости, черепа. Меня это ужаснуло, как такое может быть. Прибалты по всей Томской области ставят камни скорби для увековечивания памяти своих предков, ни одна могилка у них не заброшена, а мы не помним своих предков. Сегодня в Палочке живут около 300 человек, почти все они потомки ссыльных и репрессированных. В ходе работы в архивах, выяснилось, например, что у моей подруги бабушка с дедушкой и двое их маленьких детей умерли в землянке, их не успели вытащить, а её маме удалось сбежать. Местные жители вспомнили, где их похоронили и показали место.

Восстанавливая судьбы репрессированных, Ирина узнала и судьбу своих предков.

– Мой дед родом с Полтавы, из деревни Шляховая, что рядом с хутором Диканька. Там у его семьи был большой Кожевенный завод, они очень зажиточно жили. В 1924 году всю семью выслали на Алтай. Дедушка вспоминал, что везли их в теплушках, а когда проезжали Москву, были похороны Ленина. На Алтае они снова встали на ноги, завели хозяйство. Но жить спокойно им так и не дали, в 1930-ом году выслали в село Могочино Томской области. А оттуда деда забрали на фронт. Не понятно, почему на войну отправили репрессированного, ведь реабилитировали его только в 50-ых годах. Теперь я хочу узнать более подробно, что стало с моей семье дальше.

“Тяжело страдать без вины”

Место массовых захоронений жерт сталинских репрессий, село Палочка
Место массовых захоронений жерт сталинских репрессий, село Палочка

– Подобные захоронения были возле каждого спецпоселка, которых в Томской области более 400, -– говорит председатель Томского общества мемориал – “Следственная тюрьма НКВД в Томске” Василий Ханевич. – Как правило, это коллективные могилы, большинство из них заброшены. Раскопок на этих местах никогда не велось, они зарастали травой. Считаю, что их необходимо найти, обозначить и установить там памятный крест. Потомкам важно знать, где похоронены их предки, чтобы была возможность прийти, зажечь свечу, положить цветы.

Из воспоминаний ссыльного в Вениамина Курченко:

Жизнь кулаков-спецпереселенцев была очень тяжелая. Сталинские опричники-коменданты держали их в безропотном повиновении. Сотрудники НКВД разъезжали по поселкам и “выкорчевывали” врагов народа

“В четыре поселка: Городецк, Палочка, Суйга, Проточка в 1931 году было выслано 7 800 человек. Жизнь кулаков-спецпереселенцев была очень тяжелая. Сталинские опричники-коменданты держали их в безропотном повиновении. Сотрудники НКВД разъезжали по поселкам и “выкорчевывали” врагов народа. Это было уже в 1937-1938 годах. Я в это время жил в детском доме. Помню, как забрали нашего директора Льва Менделевича Леонсона – прекрасного человека, которого мы все любили. А с ним бухгалтера и конюха. Никто из них домой не вернулся. В моральном смысле было тяжело страдать без вины. Нам нельзя было выехать в другую местность на учебу или в гости, в армию тоже не брали. Только во время ВОВ, когда создалась критическая ситуация под Москвой, стали брать на фронт и “врагов народа”. Многие из них погибли и были награждены правительственными наградами”.

Устанавливать, кто именно похоронен в безымянных братских могилах, невероятно сложно. Важны любые сведения и воспомианания о ссыльных.

– Если вдруг вы знаете, что кого-то из ваших близких ссылали в эти края, сообщите, пожалуйста. Сейчас мы надеемся на появление мемориального комплекса в память о тех, кто здесь похоронен.​– говорит Ирина Янченко.

https://www.sibreal.org/a/29273266.html