Просмотров: 638 просмотров

Национальные особенности продразверстки времен Гражданской войны

Ныне существует миф, что продотряды и продразверстка – это такое инфернальное большевистское зло. Как все было на самом деле, можно узнать из реальной истории продармейца Ивана Курицына.

Из повседневной работы Петроградского продотряда в Ставропольском уезде весной-осенью 1919 года.

Отряд работал в уезде сразу после подавления так называемого “Чапанного восстания”, организованного в тылу Красной армии при наступлении Колчака. Петроградцев перебросили из Симбирской губернии. Основные задачи:

1. Учет зерна, собранного в 1918 году.
2. Контроль за обмолотом.
3. Выявление сокрытого зерна, его изъятие.
4. Распределение семенной ссуды.
5. Пресечение монополий на молотилках и мельницах.
6. Сбор зерна по продразверстке на 1919 год.
7. Выдача крестьянам мануфактуры, соли, керосина при обмене на хлебные излишки.
8. Разъяснение населению принципов продразверстки 1919 года, сбор данных о посевных площадях.

Штаб отряда располагается в Ставрополе. В 16 крупнейших сел уезда направлены по одному или по два продармейца для текущей работы. Вооружение продармейцев – наганы и австрийские штыки. При появлении банд или вооруженном выступлении крестьян продармеец обязан хоть ценой жизни защищать зерно. Борьба с бандами – задача других частей. Штаб высылает подмогу только при вооруженном сопротивлении “кулацкого элемента” сбору продовольствия по продразверстке. Не нашел язык с бедняками и середняками – разруливай сам, часики тикают, план давать надо. Чрезвычайные комиссии, включая и ВЧК, вправе мобилизовывать продармейцев для выполнения экстренных задач.

Мы с вами проживем три эпизода с продармейцем Курицыным – уполномоченным по селу Чувашский Сускан Хрящевской волости. Товарищ Курицын там один.

Эпизод первый. Выявление сокрытых излишков и обмолот

При инструктаже в Ставрополе т. Курицыну было указано на то, что согласно показаниям пленных повстанцев в селе имеются значительные запасы заскирдованного и необмолоченного зерна. Его необходимо найти, изъять, обмолотить.

Прибыв в село, т. Курицын собрал сельский сход и произнес горячую речь о продразверстке. Сход единогласно проголосовал за выполнение продразверстки и сдачу сокрытого зерна.

Ничего не произошло, никто ничего из сокрытого не сдал.

Курицын стал обходить все дворы и уговаривать сдать “по-хорошему”. Во всех дворах Курицыну предъявляли только учтенное необмолоченное зерно. Переписав его, т. Курицын предложил крестьянам перейти к его обмолоту. Однако, все работающие молотилки в селе оказались в руках нескольких кулаков, которые взвинтили арендную плату за их использование и брали ее натурой – зерном.

В ответ, т. Курицын снова собрал сход и при поддержке середняков и бедняков продавил решение, обязывающее владельцев молотилок сдавать их в аренду в обязательном порядке по твердым ценам, установленным сельсоветом. Кулаки подчинились и предоставили молотилки в неисправном состоянии. Курицын арестовал двух кулаков, но ситуация не изменилась – он только получил анонимное сообщение, что его скоро шлепнут. Курицын стал держаться на чеку, но что делать с обмолотом – не знал. Кулаков из-под ареста не выпускал, решил погибать по уставу.

Дело сдвинулось неожиданно – Курицын получил сразу несколько анонимок: у кулака Топоркова под скирдами необмолоченной пшеницы находится подземное хранилище с большим запасом зерна. Обыск дал сразу 300 пудов. Вслед за этим, во главе толпы возбужденных бедняков и середняков, Курицын произвел обыски у всех зажиточных крестьян. Почти у всех нашли подобные хранилища. Кроме того, у кулаков нашли спрятанные запчасти к молотилкам. Курицын сообщил в УЧК и оперативно прибывший чекист арестовал и увез в Ставрополь саботажников. Конфискованные исправные молотилки были предоставлены крестьянам для обмолота в порядке очереди. Единственная паровая мельница в селе, по совету начальника продотряда товарища Манзера, была Курицыным опечатана. Размол зерна на ней разрешался только тем крестьянам, которые выполнили продразверстку. Такой порядок позволил довольно быстро справиться с первой задачей.

Эпизод второй. Соляной бунт

В конце августа в село поступила крупная партия соли для обмена на хлеб сверх продразверстки. Ответственными за распределение назначались председатель сельсовета и продармеец Курицын. За разбазаривание, растрату и утерю соли им обоим грозил ревтрибунал.

Известие о поступлении соли взорвало село. Сельсовет моментально окружила толпа и потребовала немедленного дележа соли по числу едоков в обмен не на хлеб, а на деньги. Было созвано экстренное заседание сельсовета. Несмотря на противодействие председателя, было принято решение приступить к дележу соли. Курицын заявил собранию, что дележа он не допустит, так как решение сельсовета противоречит указаниям уездисполкома. От немедленной расправы Курицына спас срочно вызванный председателем сельсовета волостной отряд милиции. При виде вооруженных винтовками милиционеров толпа ругаясь разошлась.

На следующий день, утром, т. Курицын сидел один в сельсовете и отмечал по квитанциям сдачу продразверстки. Внезапно ворвались несколько мужиков и выкинули его в окно на улицу, где сбежалась вооруженная топорами толпа. Курицына приподняли за шкирку, занесли над головой топор и потребовали немедленного дележа соли. Курицын отказался. Его бросили на землю и заспорили кто будет его “кончать”. В этот момент к толпе подбежал крестьянин Муштаков, у которого Курицын квартировал, и истошно проорал, что хватит с села восстания “чапанов” и пропадать с дураками-односельчанами он не намерен. Крик Муштакова заставил крестьян обсуждать поднятую тему, что и спасло Курицына от расправы. Крестьяне решили посадить Курицына под арест, пока он не даст разрешения на дележ соли. Но вечером из Ставрополя приехал сам товарищ Манзер с бойцами, все как-то сразу успокоились и пошли менять хлебные излишки на соль. Манзеру никого арестовывать не пришлось.

Эпизод третий. Тиф

В октябре т. Курицына приняли в сельскую партячейку и он на 25% увеличил число коммунистов в Чувашском Сускане. В октябре же Поволжье накрыла эпидемия тифа. Уездная Эпидчека мобилизовал всех коммунистов на борьбу с заразой. Председатель сельсовета исполнял прямые обязанности и мобилизации не подлежал, другие два коммуниста были беспомощными инвалидами войны. Мобилизовали Курицына.

Эпидемия тифа в Ставропольском уезде имела свою специфику. Урожай 1919 года был “хорошим” и уезд хлынули мешочники, которые и разнесли моментально “сыпняк”. В уезде был введен карантин на железной дороге, а сельсоветам предписали “бороться с эпидемией всеми доступными средствами”. Никаких инструкций к постановлению не прилагалось.

Мобилизованный Курицын первым делом взял на учет всех тифозников села. Их оказалось чуть больше 300 человек – пятая часть населения Чувашского Сускана. Для организации изолятора и больницы Курицын конфисковал властью Эпидчека два лучших дома в селе – дом священника и дом купца. Обитателям предложил на выбор либо оставаться рабочим персоналом, либо валить на простор. В дома свезли всех больных, повыкидывав обстановку для установки нар. Так как эпидемия затронула всех, то крестьяне добровольно снабдили изоляторы хлебом, молоком, мясом и овощами. Несколько бань Курицын изъял под дезинфекционные камеры-вошебойки. Не хватало только врача или, на худой конец, фельдшера.

Председатель сельсовета издал приказ о явке на учет медперсонала из числа местных жителей и приезжих за хлебом “городских”. Явился один 80-летний дед, который во время Крымской войны был ротным лекарским помощником. Он и был назначен главврачом. Дед продиктовал список необходимых материалов. По списку т. Курицын выбил в уездном здравотделе мыло, средства дезинфекции, жаропонижающие лекарства и “мединвентарь”.

В ноябре больные стали замерзать – не было дров. Крестьяне села имели обыкновение топить избы соломой, а ее было самим мало. Курицын попробовал провести субботник по заготовке дров для больницы, но на него явились только он сам и председатель. Тогда они конфисковали дрова, которые везла через село на волжские пристани ЧК по заготовке топлива. Прибывший из уезда чекист составил акт и передал его в Ревтрибунал, с требованием расстрелять Курицына. Но за него впряглась Эпидчека и Курицын был оправдан.

Зимой товарищ Курицын сам свалился с тифом и провалялся в полубреду до весны. В 1920 году его направили в Самару для учебы в Совпартшколе.
Если при прочтении этих историй у вас сложился образ сурового и брутального большевика-революционера, то вы ошибаетесь.

Сослуживцы зовут товарища Курицына “Ваней”. Ване Курицыну шестнадцать лет.

Статья о Ване Курицыне “Продотряд – суровая школа борьбы” напечатана в сборнике “Страницы незабываемых лет”, Куйбышев, 1988.
На фото продармейцы Бузулукского продотряда 1920 года. Среди них есть есть такие же “дети”.

Цинк.

Что тут сказать? Респект и уважуха нашим предкам, совершившим самый настоящий подвиг по спасению народа и страны 100 лет назад.

https://burckina-new.livejournal.com/1269669.html