Просмотров: 1928 просмотров

Юрий Фельштинский: Путин перед всем миром засветил своего агента

Российско-американский саммит, состоявшийся в Хельсинки 16 июля, был единодушно охарактеризован в качестве поражения для президента США Дональда Трампа. Ведущие американские и зарубежные издания, эксперты и официальные лица расценили поведение Трампа на переговорах с Путиным как “позорное” и “предательское” по отношению к собственной стране и союзникам Соединенных Штатов. На следующий день после встречи с российским коллегой Владимиром Путиным главе Белого дома пришлось оправдываться, отказываясь от сказанных накануне собственных слов и заверяя публику в том, что он-таки уверен в выводах разведсообщества США по поводу вмешательства России и личной ответственности хозяина Кремля. Историк Юрий Фельштинский, с которым мы побеседовали через сутки после завершения финского мероприятия, увидел в поведении Трампа подтверждение своей давней позиции, согласно которой Кремль имеет компромат на главу Белого дома. Новость, по его мнению, заключается в том, что теперь так думает не только ограниченный круг аналитиков, но и большая часть американского общества.

NA: Юрий, как бы Вы охарактеризовали главные результаты встречи Трампа и Путина для американской и мировой общественности?

Ю.Ф.: Результат саммита в Хельсинки таков: впервые со времен предвыборной кампании Трампа и его победы на выборах американское общество едино во мнении, что саммит для Трампа и США закончился провалом. Мы не слышим ни одного доброго слова о Трампе в том, что касается его встречи с Путиным. Это относится как к демократической прессе, которая была с самого начала критически настроена по отношению к Трампу, так и к Республиканской прессе, которая до самого последнего времени, буквально до вчерашнего дня, во всем Трампа поддерживала и в любом его сомнительном заявлении всегда находила какие-то положительные аспекты.

Сегодня американские СМИ абсолютно потрясены и возмущены тем, что они увидели и услышали в Финляндии — как от Путина, так и от Трампа. Но то, как вел себя и как говорил Путин, было ожидаемо. То, как вел себя и что говорил Трамп, для многих было откровением и сенсацией.

Американцы увидели и услышали то, о чем лично я говорю с ноября 2016 года. Еще до выборов вышла моя статья на русском и английском, в которой я назвал Трампа завербованным агентом Путина. То, во что американцам в целом было трудно поверить полтора-два года назад, ныне становится общепринятой точкой зрения. Не хочу сказать, что абсолютно все так считают. Тем не менее, мы уже услышали от прессы целый ряд предположений: и то, что Трамп может оказаться агентом Путина; и то, что странное поведение президента США можно объяснить только наличием у Путина компромата на Трампа; и то, что Трамп имеет серьезную финансовую привязку к Кремлю; и что происходящее представляет угрозу национальной безопасности США. Мы даже услышали слова “измена”, под которым подразумевалась государственная измена.

После того, как Минюст США официально обвинил 12 сотрудников ГРУ в атаке на американские выборы, даже самые скептически настроенные американцы пересмотрели свое отношение к истории с российским вмешательством. Масла в огонь добавил арест российской гражданки Марии Бутиной по обвинению в шпионаже. Похоже, впрочем, что она занималась не столько шпионажем, сколько налаживанием системы связей между Россией и США вне контроля американских государственных структур и спецслужб. Скандал с Майклом Флинном, кстати, тоже начался после того, как его поймали на попытке наладить самостоятельный канал связи между Путиным и Трампом, обходящий какие-либо американские органы, отвечающие за связь. Так что попытка установления такого канала связи — это не мелочь. Для ФСБ и ГРУ это наиважнейшая составляющая для контакта со своей агентурой в США. Без связи с Москвой вся деятельность российской агентуры в Америке становится бессмысленной: недостаточно завербовать агента; надо иметь возможность постоянно с ним контактировать, давать указания, снимать показания. Это то, над чем постоянно работает российская разведка. Это то, чем занимались Трамп с Путиным, когда оставались один на один – наконец-то общались как агент (Трамп) с куратором (Путиным). В Хельсинки у них впервые появилась возможность поговорить с глазу на глаз, чего оба давно добивались. Если мы были удивлены уже тем, что было сказано публично после тайной встречи, остается только догадываться, о чем же два приятеля разговаривали за закрытыми дверьми, в присутствии одних лишь переводчиков.

Впрочем, думаю, что реконструировать этот разговор достаточно просто. Путин напомнил Трампу в мягкой, осторожной и доступной для Трампа форме — поскольку беседа велась при свидетелях-переводчиках — об обязательствах Трампа перед Путиным, которые Трамп неоднократно озвучивал во время своей предвыборной кампании: снятие санкций, признание аннексии Крыма, изменение платформы республиканской партии по украинскому вопросу, ослабление и даже роспуск НАТО.

Ни одно из этих обязательств реально выполнено не было. Санкции были даже усилены (правда, благодаря действиям Конгресса, а не Трампа). Да, Трамп внес много путаницы и скандалов в отношения Америки с европейскими союзниками и НАТО. Он нанес ощутимый ущерб Североатлантическому союзу. Он продолжает его наносить каждый день, в том числе выдвижением новых и новых финансовых требований. Но нельзя сказать, что НАТО реально ослаблено. Так как Трамп несколько напугал европейских союзников требованиями об увеличении платежей, расходы на оборону в Европе скорее увеличились, а не уменьшились.

Эти претензии Путин, безусловно, высказал Трампу. Тот, ясное дело, ответил, что делает все возможное, но оппозиция его действиям в Америке настолько серьезна, что он связан по рукам и ногам. И это чистая правда: у Трампа как у президента США очень много власти, возможностей и полномочий, но США — не диктатура, к которой привык Путин. Росчерком пера в Америке очень трудно что-либо сдвинуть с места — как в хорошую сторону, так и в плохую. В данном случае это играет на пользу Америке и американцам.

Но именно потому, что Трамп еще не выполнил своих обещаний, Путин еще не приступил к следующему шагу своей внешнеполитической программы. Первым ее пунктом было продвижение Трампа на должность президента США. Этот этап операции был с блеском реализован. А вот со всеми остальными пунктами программы происходит очевидный сбой. Поскольку Трамп не смог выполнить свои обязательства, Путин теперь сидит и думает, что же ему с этим Трампом делать. Реально российско-американские отношения только ухудшились: Америка в целом считает, что Россия — в лице Путина — представляет зло. Впервые мы слышим, как американские комментаторы хором рассказывают, что Путин — выходец из КГБ. Хотя уже с 2000 года известно, что он из КГБ, и что он убивает людей: вторая чеченская война была уже при Путине, взрывы домов в 1999 году были при Путине, вторжение в Грузию в 2008 году и вторжение в Украину тоже были при Путине. Нельзя сказать, что война против Украины прошла незамеченной, но на войну против Грузии никто не обратил внимания, и американцы — тогда президентом был Буш-младший — сделали все возможное для того, чтобы этот “незначительный” инцидент остался незамеченным и без последствий для России.

Америка просыпается медленно. Но сейчас мы проходим тот рубеж, когда чисто количественно американцы, наконец, в большинстве своем принимают сторону изначально малочисленной группы людей, которые с 2016 года настаивают на том, что Трамп поставлен в Белый дом Путиным. Из этого, однако, не следует, что поддержка Трампа на уровне электората быстро растает. За Трампом стоит достаточно серьезный электорат, которому абсолютно все равно, поставлен ли он Путиным или кем-то еще. Им важно, в какой степени он обеспечивает реализацию заявленной консервативной политической программы.

Трампа на данный момент поддерживает большая часть Республиканской партии. Ровно по этой причине сейчас ему ничего не грозит, если иметь в виду импичмент. Однако эта ситуация может измениться по двум причинам. Во-первых, в какой-то момент Трамп выполнит основные пункты своей внутриполитической программы и потому перестанет республиканцам быть нужным. Во-вторых, мы сейчас являемся свидетелями начального этапа реализации Путиным своей программы. Когда Путин поймет, что не может больше рассчитывать на Трампа и Трамп ему больше не нужен, поскольку не в состоянии выполнить взятые ранее на себя обязательства, а своими очевидно нелепыми действиями только ухудшает ситуацию в отношении России, Путин высвободит имеющийся компромат в отношении Трампа.

Этот компромат есть. Я не знаю, какой именно компромат против Трампа или членов его семьи есть у Путина, но, повторяю, компромат этот у Путина есть. Потому что иначе невозможно объяснить поведение Трампа. Потому что иначе Путину незачем было лгать перед камерами всего мира в Хельсинки, что в ноябре 2013 года, когда Трамп проводил конкурс Мисс Вселенная в Москве, Путин даже не знал о том, что Трамп — в Москве. Достоверно известно и неоднократно задокументировано, что Путин заблаговременно, а затем и во время пребывания Трампа в Москве, был поставлен в известность о визите Трампа, причем и до приезда Трампа, и во время его пребывания в Москве обсуждалась перспектива встречи Трампа и Путина, которая впрочем, не состоялась по техническим причинам.

Путин обнародует компромат против Трампа, когда поймет, что через снятие Трампа Америке будет нанесен даже больший ущерб, чем через оставление его на посту президента США.

NA: Почему Вы полагаете, что уход весьма некомпетентного, по мнению многих наблюдателей, президента стал бы для Америки еще большим ударом?

Ю.Ф.: Избавление от некомпетентного человека в системе — это вроде бы “плюс”. Однако обнародование факта, что Трамп пришел в Вашингтон с помощью Москвы и был послушным орудием Кремля, так как российские спецслужбы располагали в отношении Трампа или членов его семьи компроматом, нанесет огромный удар по демократической избирательной системе Америки. Собственно, если к тем же выводам придут комиссии Мюллера или Конгресса, удар будет не меньший.

Сейчас мы стали свидетелями всего лишь одной пресс-конференции Трампа с Путиным, и уже из нее для очень многих комментаторов следует, что Трамп, скорее всего, либо завербованный агент, либо зависимый по каким-то причинам от Путина человек. Мы видим, какое землетрясение происходит в эти дни на американских телеканалах, на страницах американской прессы и в Вашингтоне. Представьте теперь, что произойдет, если эти подозрения в отношении Трампа станут доказанным фактом. Это приведет к очень серьезным для Америки последствиям.

NA: Что здесь, на Ваш взгляд, важнее: сам факт подобострастного, как считают наблюдатели, отношения Трампа к Путину, или все-таки наличие или отсутствие компромата Кремля на президента США?

Ю.Ф.: Эксперты считают — и я к ним отношусь, причем давно — что всему должно быть объяснение, и что единственное, чем можно объяснить странное поведение Трампа — это то, что у Путина есть на него рычаги влияния. Другого объяснения нет. Какие это рычаги, остается только догадываться и выдвигать версии. Но очевидно, что Путин ведет себя с Трампом так, как ведут себя в отношении завербованного агента, от которого никакого неповиновения не ждешь. Считает ли Трамп себя завербованным агентом — большой вопрос. Вероятно, не считает. Вполне возможно, что Трамп все свои соглашения с Путиным исходно считал удачной деловой операцией: пусть Путин поможет мне стать президентом, пусть, дурачок, продолжает давать мне деньги, пусть помогает мне во время предвыборной кампании, а дальше я о нем забуду, выполнять обязательств не стану и Путина “кину”. Думаю, что к такому сценарию Путин был готов (он все-таки в КГБ 20 лет проработал). И это та причина, по которой бесхитростный замысел Трампа провалится. ФСБ ведет Трампа как минимум с 2007 года. В Трампа по крайней мере с этого времени вливаются миллионы (сотни миллионов) российских денег. И Трамп, как бизнесмен, обязан был понимать, что Путин рассчитывает что-то в ответ за эти деньги и помощь во время избирательной кампании от Трампа получить. (Это если мы говорим о молчаливом соглашении между Трампом и Путиным, а не об агентурном).

Думаю, что только 16 июля в Хельсинки, когда у Трампа, видимо, был не самый приятный разговор с Путиным, Трамп, наконец, понял, что слезть с крючка у него не получится. И это еще одно объяснение того, почему на пресс-конференции в Хельсинки Трамп вел себя так неадекватно и растерянно.

NA: Есть два момента, на которые часто обращают внимание наблюдатели: во-первых, Трамп идентифицирует себя с диктаторами, во-вторых, не приемлет западных ценностей. Не могут ли эти его установки самодостаточно — без отсылки к вероятному компромату — объяснить то, что часто называют симпатией Трампа к Путину?

Ю.Ф.: В целом это так. Но ведь одно другому не мешает. Да, это первопричина того, что Трамп согласился на условия Путина. Ведь никакой демократически мыслящий политик — ни “левый”, ни “правый” — никогда не пошел бы на сделку с Кремлем. Трудно представить себе такое. Но Трамп не демократ и не политик. Он торгаш: “Вам что нужно? Снять санкции? Снимем! Распустить НАТО? Распустим! Признать Крым? Признаем!” Безусловно, так может вести себя только человек, во-первых, абсолютно плюющий на какие-либо демократические принципы, во-вторых, искренне считающий, что Америка управляется точно так же, как Россия или Нигерия. Не случайно Трамп сразу же после вступления в должность президента стал подписывать многочисленные указы, искренне полагая, что Америка управляется президентскими указами. Трамп полагал, что в политике — как в бизнесе: что хозяин сказал, то все остальные делают. А несогласные должны быть уволены (как он увольнял их в своем телешоу). К счастью, в Соединенных Штатах — демократическом государстве — всё не так работает, всё иначе устроено, и это единственное, что нас сейчас спасает.

NA: Как повлияет ситуация с Трампом на позицию США в качестве мирового лидера?

Ю.Ф.: Плохо повлияет. Америка уже потеряла эту позицию. Дело в том, что в политике, особенно во внешней, многое зависит от слов. Декларации определяют вектор направления на будущие десятилетия. От того, что говорит президент США сегодня, зависит реальная политика, которая будет проводиться завтра. И когда президент США утверждает, что НАТО — устаревшая организация, что нужно прекратить совместные американо-южнокорейские учения из-за их дороговизны, что основная его задача — уйти из Сирии и предоставить там России свободу рук, все это, безусловно, наносит ущерб интересам США и вычеркивает их из числа лидеров демократического мира. Если вы поговорите в том числе с европейскими руководителями, вы услышите от них, я думаю, одну и ту же фразу: до тех пор, пока во главе США стоит президент Трамп, они не могут рассчитывать на помощь США в случае российской агрессии, которая является главной и единственной внешнеполитической угрозой Европе, начиная с 1945 года. Никакой другой угрозы в Европе никогда не было и не будет.

Соответственно, когда президент США и на уровне предвыборной кампании, и в рамках всех своих внешнеполитических выступлений постоянно предъявляет к НАТО претензии — то политические, то финансовые, — это приводит к тому, что руководители европейских государств перестают рассчитывать на помощь США. И если завтра российские войска пересекут границы стран Балтии, я не знаю, как поведет себя Америка. Формально в эту минуту должен быть задействован Пятый пункт договора НАТО о взаимопомощи. Но при Трампе этот пункт задействован не будет. Конечно, может подключиться Конгресс и принять необходимое решение двумя третями голосов, обойдя вето президента. Но всё это занимает время. Пока Конгресс утвердит резолюцию, страны Балтии могут оказаться под российской оккупацией и в итоге защищать попросту будет нечего и некого.

Это один из примеров того, почему нахождение Трампа в Белом доме крайне опасно для Европы. Остается надеяться на то, что Европа быстро перестроится и в военном плане, и в политическом, и в психологическом. Она должна понять, что сегодня может рассчитывать только на себя. Ей придется самостоятельно задействовать Пятую статью соглашения по НАТО — без участия США. Решение это будет не простое.

NA: Как Вы относитесь к военным решениям Трампа в Сирии, которые были приняты весьма стремительно? Я имею вы виду атаки ВМС США против режима Башара Асада и удары ВВС США по российским войскам под Дэйр-эз-Зором. Не свидетельствует ли это в пользу того, что глава Белого дома будет решителен в момент военного противостояния с Москвой? В конце концов, Трамп лично призвал Россию готовиться “перехватывать умные ракеты Томагавк”.

Ю.Ф.: Проблема в том, что, по мнению американских военных, твит про “умные ракеты” явился предупреждением России о том, что по Сирии будет нанесен удар. В итоге в обоих случаях, когда наносились удары по сирийским авиабазам, Россию заблаговременно предупреждали об операциях, благодаря чему Москва смогла избежать возможных потерь. Что касается ситуации под Дэйр-эз-Зором, когда США уничтожили группу российских военных, то случай этот оставляет много вопросов. Я, конечно же, не знаю, что произошло. Нужно понимать, однако, что все такого рода решения принимаются Пентагоном вопреки Трампу, а не по его инициативе.

Это как с дополнительными санкциями: они были введены, но сделано это было вопреки воле Трампа, а не благодаря ему. То же самое относится и к военным операциям. Именно поэтому представители Пентагона постоянно делают заявления, которые дезавуируют высказывания Трампа. Один такой пример — заявление Трампа о том, что Америка выводит свои войска из Сирии (и последующее опровержение Пентагона). То же самое относится к заявлению Трампа о том, что Америка прекращает совместные учения с Сеулом (после чего последовало заявление Пентагона о том, что никаких указаний на этот счет им не поступало).

Мы видим, что на очень многих уровнях, где только это возможно, происходит саботаж указаний Трампа. Например, мы были свидетелями того, как была просаботирована встреча Трампа и Путина во Вьетнаме, где Трамп хотел встретиться с ним по хельсинскому сценарию один на один. Встреча эта не состоялась, потому что аппарат ее просаботировал. Сейчас Трамп наверстал упущенное.

NA: Можно ли рассматривать в качестве тактической хитрости Трампа тот факт, что он провел встречу с Путиным лишь спустя полтора года после инаугурации, чтобы не вызвать подозрений сразу после вступления в должность?

Ю.Ф.: Хитрости у Трампа нет. То есть, конечно, он опытный бизнесмен, который знает, как из камня делать деньги, и офис президента, кстати говоря, открывает для него в этом плане очень серьезные возможности, которыми он пользуется — достаточно нагло и неосторожно. Однако нам сейчас не до денег. На данный момент нас больше всего волнует российская агрессия в Европе и предоставление Путину свободы рук в этом направлении. Понятно, что пока Путин выжидает. Не думаю, что у него нет программы аннексии дополнительных территорий, когда-то принадлежавших Советскому Союзу. Уверен, что на стратегическом уровне перед российской армией стоят соответствующие задачи. Просто Путин считает, что удобный момент еще не наступил. Может оказаться, что после этой встречи с Трампом Путин придет к переосмыслению происходящего в ту или иную сторону. В какую именно — судить трудно. Потому что, с одной стороны, есть президент США, который готов сдать Путину абсолютно все, с другой — есть страна Америка, которая после встречи Трампа с Путиным в Хельсинки встала на дыбы.

С этой точки зрения саммит в Хельсинки для России явился катастрофическим провалом. Путин перед всем миром засветил своего агента, потому что это то, как на Трампа сегодня смотрят в Америке: кто-то называет его агентом; кто-то говорит, что он совершил национальное предательство; кто-то говорит о том, что происходящее — это кризис национальной безопасности. Однако главное — это то, что критика в отношении Трампа вышла на абсолютно другой уровень лексики. Больше нет слов, которые нельзя употреблять в отношении Трампа. Кто-то называет его полезным идиотом, кто-то — психически больным, кто-то — нарциссом, а, например, бывший глава ЦРУ Джон Бреннан назвал комментарии Трампа “имбецильными”. Одним словом, ведущие американские телеканалы (в Европе и того хлеще) позволили своим комментаторам говорить все, что те считают нужным. Появился и очень серьезный список конгрессменов-республиканцев, которые присоединились к этому предельно жесткому критическому хору. До 16 июля таких критиков среди республиканцев было мало.

Может оказаться, что это только начало, потому что у нас нет никаких оснований считать, что Трамп изменит свою политику и поведение в отношении Путина, американской прессы и комиссии Мюллера. Тот факт, что “республиканское” Министерство юстиции США перед саммитом в Хельсинки опубликовало обвинение против 12 сотрудников ГРУ, а во время самой встречи с Путиным сообщило об аресте российской шпионки в Вашингтоне — было сигналом Трампу со стороны Минюста. Смысл этого сигнала был в том, что Минюст не собирается подыгрывать Трампу в его противозаконной и опасной игре с Путиным и Россией.

Юрий Фельштинский

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5B50A55C3816B