Просмотров: 1283 просмотров

А. Сотник: Пациенту осталось недолго, он все равно умрет

Вопросом “Что же теперь делать?” – с плохо скрываемой внутренней истерикой – заполнена вся сеть.

Действительно, запускали болячку, запускали, а теперь – спохватились: “Ой, а у нас – рачок-с. Четвертой неоперабельной стадии. Спасите! помогите! Что делать?

Точнее, сами-то делать мы ничего не хотим-с, нам бы как-нибудь сидя на диванчике от этой гадости избавиться, и чтобы не больно было…”

Постараюсь образно.

Фигуранту говорили:

– Не надо жрать эти грибы. Они радиоактивные, рак наживешь.

А тот, дыша возвышенными чувствами, отвечал:

– Да пофиг. Они мне нравятся. Вкусные, черти. У меня от них дух внутренний поднимается и причиндалы топорщатся. Так что идите все в пень.

Спустя несколько лет “что-то пошло не так”, фигурант начал дристать. Его осмотрели, пощупали и говорят:

– Рачок у вас, милейший, второй стадии. В принципе, пока операбельно. Можем вылечить, но без оперативного вмешательства не обойтись. Придется лечь на стол, потерпеть, а потом пройти серьезный курс, зато от онкологии избавитесь. И впредь – никаких радиоактивных грибов…

А пациент выкатил глаза и заявил:

– Что за бред? Посмотрите, какой я большой и сильный. Я, ежели живот напрягу – резинки в трусах рвутся. И потенция такая из штанов выпирает, что аж соседи разбегаются. Вы – шарлатан, а не доктор! Идите лесом!..

Ну, послали – значит послали.

Шли годы. Пациент все хирел, а потенция сдувалась. 

Правда, он рассказывал всем о том, как готов нагнуть любого, но над ним уже только посмеивались и крутили пальцем у виска…

И тут – слег. лежит и орет:

– Помогите! Спасите! Введите что-нибудь обезболивающее, а еще лучше – такое, чтобы болячка засохла и отвалилась сама!..

В общем, образ понятен.

Если совсем уж серьезно – все, кто может уезжать – хватайте “ноги в руки”, забирайте детей и покидайте эту скорбную территорию имперской любви.

Стадия неоперабельная. Точка. 

Пациенту осталось мучиться недолго, он все равно умрет. А тем, кому “не на что” и “мы все такие несчастные” – могу посоветовать наслаждаться тем, что имеете сейчас.

Чем можно помочь обреченному на смерть олуху, который не желал лечиться? Ему теперь можно все, поскольку жить-то осталось совсем чуть-чуть.

Любит соленые огурцы, а ему нельзя? – бросьте, теперь уже можно. И радиоактивные грибы можно. И говно большими ложками. Пусть наслаждается, пока еще хоть что-то соображает.

Наслаждайтесь и вы. Дышите полной грудью. Хотя, как говорится, перед смертью не надышишься. 

Но тут уж вы сами виноваты: ничего не хотели делать, все мечтали, что кто-то совершит ЭТО за вас.

Не совершил, ибо – до лампочки: жизнь-то – ваша, и страна – ваша. А вы распорядились и жизнью, и страной – со всей бездарной безответственностью. И умирать теперь придется тоже вам. Лично. Никто за вас эту смерть на себя не возьмет.

Сами питались ядом, сами производили яд, сами на всех рычали, и теперь смерть примете тоже сами.

Логично и печально. Но нежелание включать голову при виде оголенных проводов не освобождает от удара в тысячу вольт.

Надеюсь, я исчерпывающе ответил на животрепещущий вопрос населения “что же делать?”

Доживать. А там – земля пухом,бетоном, стекловатой. Кому как нравится.