Просмотров: 870 просмотров

День в истории…10 шагов до краха

Как власти своими руками организовали кризис 98 года.

Ровно 20 лет назад рухнула финансовая пирамида, организованная самим государством. 

Правительство объявило дефолт по государственным краткосрочным облигациям, которых выпускало всё больше и больше, чтобы расплатиться по старым — и, как и в любой пирамиде, в этой тоже в определённый момент просто закончились деньги.

Россия оказалась в жесточайшем кризисе, который, по выражению Виктора Черномырдина, «прошёлся по стране как Мамай»

Какие уроки извлек из дефолта Владимир Путин

Может ли в России сейчас случиться такая же экономическая катастрофа, как 20 лет назад? Ведь, как и тогда, аналитики и инвесторы заговорили о приближении нового мирового финансового кризиса. Повторения августа 1998-го сегодня не будет: уроки событий 20-летней Путин хорошо выучил. В нашем видео он объясняет, почему дефолт сегодня невозможен.

Конечно, Россия и сейчас не застрахована от сурового экономического кризиса — но уже по другим причинам

 

* * *

В первые дни после дефолта у банков выстроились очереди из вкладчиков, которые пытались забрать свои деньги

Русская служба Би-би-си рассказывает, как череда событий и решений привела к тому, что Россия 17 августа 1998 года объявила о дефолте и оказалась неспособной платить по долгам, а экономика страны оказалась в кризисе.

После распада СССР переход на рыночные рельсы дался России тяжело. Начало 1990-х годов многим запомнилось резким снижением уровня жизни.

Власти в это время пытаются понять, за счет чего финансировать дефицит бюджета. Выход находится: в 1992 году ЦБ и правительство решают наладить выпуск государственных краткосрочных облигаций – аналога американских краткосрочных “трежерис”.

В феврале 1993 года Верховный совет РФ согласовывает это решение. 8 февраля премьер Виктор Черномырдин подписал постановление об утверждении основных условий выпуска и обращения государственных краткосрочных бескупонных облигаций.

Фактически тогда было положено начало рынку российского внутреннего долга. В последующие несколько лет высокодоходные ГКО становятся основным источником финансирования дефицита бюджета.

Первый аукцион по размещению ГКО состоялся 18 мая 1993 года. Тогда были проданы трехмесячные облигации на 885 млн рублей из запланированных 1 млрд рублей. На 1 января 1998 года общий объем по номиналу находящихся в обращении ГКО составлял 273 млрд рублей.

“Коммерсант-Власть” писала, что в 1995 году реальный объем ГКО-ОФЗ в обращении в долях ВВП вырос в 2,76 раза, в 1996 году – в 2,23 раза, а за девять месяцев 1997 года – на 19%.

В начале 1997 года в прессе и экспертном сообществе активно муссируются слухи о том, что ГКО представляют собой финансовую пирамиду.

Механизм работы финансовой пирамиды прост: выплаты старым участникам осуществляются за счет поступлений средств от новых участников. То есть пирамида продолжает работать только в том случае, если удается привлечь новых участников. Как только этот источник дохода иссякает, пирамида рушится.

К середине 1990-х доходов от размещения новых выпусков порой едва хватало, чтобы покрыть платежи по старым облигациям, и правительству приходилось увеличивать доходность бумаг.

Госдума начинает обсуждать сокращение расходов бюджета. В правительстве говорят, что наполнение бюджета является одной из важнейших задач. Экономисты утверждают, что в стране уже который год продолжается бюджетный кризис.

Сокращать расходы больше некуда, говорил весной 1997 года экономист Владимир Мау. Можно повысить собираемость налогов и реформировать структуру бюджетных расходов, повысив эффективность расходования денег. Но правительство, как стало ясно позднее, не смогло или не захотело пойти по этому более сложному пути и продолжило наращивать долги.

В начале лета интерес иностранных инвесторов к ГКО снижается, и на российском рынке становится меньше валюты, которую поставляли как раз зарубежные покупатели облигаций.

Летом в отдельных странах Юго-Восточной Азии начинается валютный кризис, который к концу августа охватил весь регион. Валюты азиатских государств обесцениваются, котировки на фондовых рынках также устремляются вниз. Инвесторы забирают свои деньги с развивающихся рынков, в том числе и из России.

28 октября произошел сильный обвал котировок на европейских и американских биржах из-за нарастающего кризиса в Азии. Обвал произошел и на российском рынке, который к тому времени стал частью мировой финансовой системы. Объемы сделок с акциями в России упали вдвое.

Журналисты начинают задавать чиновникам вопросы о возможном кризисе. Первый зампред ЦБ Андрей Козлов отвечает, что у ЦБ денег “хватит на десять кризисов”. 11 ноября 1997 года регулятор повышает ставку рефинансирования с 21% до 28%. На пресс-конференции ЦБ, где объявляется об этом решении, впервые присутствует высокопоставленный представитель правительства – первый вице-премьер Анатолий Чубайс.

На российском рынке облигаций сохраняется неопределенность из-за недостатка денег нерезидентов. Иностранцы, напуганные кризисом в Юго-Восточной Азии, настороженно относятся ко всем развивающимся рынкам. Продолжается распродажа облигаций.

Экономисты Георгий Трофимов и Андрей Вавилов пишут статью “Я знаю, кризис будет”, ее публикует газета “Коммерсант”.

Из статьи следует, что на момент начала кризиса резервы ЦБ составляли 24 млрд долларов, а обязательства перед нерезидентами на рынке облигаций и фондовом рынке – свыше 36 млрд долларов. По мнению экономистов, устранить этот дисбаланс можно только с помощью девальвации рубля на 25-30% или путем повышения доходности облигаций, учитывающего девальвацию такого размера – то есть до 45-55%.

После новогодних каникул на российском фондовом рынке происходит новый обвал – котировки большинства акций снизились сразу на 20% за один день. Цены падают и в Юго-Восточной Азии. В конце января в регионе снова обостряется кризис. На этот раз из-за девальвации рупии в Индонезии.

Продолжается бегство нерезидентов из России, министерству финансов все сложнее продавать ГКО.Растет курс доллара. СМИ пишут, что банки, опасаясь девальвации рубля, еще в ноябре прошлого года начали скупать валюту. Эксперты в ответ на просьбу дать прогноз все чаще говорят, что ситуация непредсказуема.

ЦБ снова повышает ставку рефинансирования – теперь с 28 до 42%.

Улучшение ситуации в начале марта внушает инвесторам оптимизм. Котировки на фондовом рынке растут, а стоимость обслуживания госдолга стабилизируется. Рейтинговое агентство Moody’s снижает рейтинг России на одну позицию, а Fitch оставляет на прежнем уровне.

Это воспринято как позитивный сигнал, почти сенсация, потому что власти России и участники рынка ожидали худшего. Правительство считает, что кризис почти преодолен. С чиновниками согласны аналитики Fitch.

Но мартовское улучшение заканчивается быстро. К концу месяца на первый план повестки в дополнение к азиатскому кризису выходит еще один – падение цен на нефть, основной экспортный товар российской экономики.

23 марта президент Борис Ельцин отправляет в отставку правительство премьер-министра Виктора Черномырдина.

“Нам ударили в спину. Цены на нефть резко упали”, – комментирует свою отставку Черномырдин. Цены начали падать еще в конце 1997 года, но в марте ситуация резко ухудшилась, когда Саудовская Аравия отказалась принимать меры для стабилизации котировок.

Новым премьер-министром становится Сергей Кириенко, протеже первого вице-премьера Бориса Немцова, занимавший до этого должность замминистра энергетики. Сев в премьерское кресло, Кириенко призвал всех говорить правду, пишет главный редактор журнала “Деньги” Юрий Кацман.

“К его словам прислушались государственные мужи самого высокого ранга и за считанные дни вылили на нас ушат правды. Так лучше бы они молчали. Глядишь, мы бы никогда не узнали о том, что денег в стране очень и очень мало, что добрая треть из них, и без того незначительных, уходит на выплаты по государственным долгам и что скоро нас ждет жесточайший финансовый кризис”, – пишет Кацман.

В кулуарах правительства, ЦБ и администрации президента обсуждают доклад, в котором перспективы развития экономики оцениваются крайне пессимистично. Авторы доклада пишут, что российскую экономику ждет крах из-за больших долгов, что рубль точно придется девальвировать в 3-5 раз, а рынок ГКО просто перестанет существовать.

Доклад написал экономист Дмитрий Митяев по заказу экспертной организации “Российский торгово-финансовый союз”.

27 мая Центробанк повышает ставку рефинансирования до 150%. В Азии раскручивается новый виток кризиса, на этот раз падает японская иена. На российском рынке дешевеют акции, растет стоимость обслуживания госдолга. Президент Ельцин утверждает программу тотальной экономии средств бюджета.

Крупные бизнесмены публикуют открытое обращение, в котором поддерживают меры правительства по преодолению “крупнейшего за последние годы финансового кризиса”. Анатолий Чубайс от имени правительства начинает переговоры с МВФ об экстренном кредите на 15 млрд долларов.

“Ситуация на финансовых рынках страны за минувшие две недели осложнилась до такой степени, что сейчас можно сказать: финансового рынка в России практически нет”, – говорит в середине июля Сергей Кириенко.

На рынке все более популярными становятся слухи о замораживании выплат по ГКО и девальвации рубля.

Минфин пытается реструктуризировать долг и предлагает инвесторам обменять ГКО на долгосрочные облигации с меньшей доходностью.

Financial Times публикует письмо финансиста Джорджа Сороса, в котором он рекомендует срочно девальвировать рубль.

“Девальвации не будет, это я заявляю твердо и четко. И я тут не просто фантазирую – это все просчитано”, – заявляет 14 августа президент Борис Ельцин во время отдыха на Валдае. На следующий день он прерывает отпуск и возвращается в Москву.

17 августа Кириенко объявляет о введении “комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики”. Фактически речь идет о дефолте, то есть неспособности России платить по долгам.

Выплаты по ГКО замораживаются на 90 дней, торговля краткосрочными облигациями прекращается. ЦБ переходит к плавающему курсу рубля, а позже вообще отказывается от поддержки нацвалюты.

Курс доллара увеличивается с 6,3 рубля в середине августа до 15 рублей к началу октября.

К концу года курс превышает отметку в 20 рублей. Банковская система парализована.

Девальвация сильно ударила по уровню жизни населения. 

Рублевые накопления обесценились.

Но для промышленности девальвация оказалась благом – подешевевший рубль помог нарастить экспорт. Уже в 1999 году в России начался экономический рост.