Просмотров: 1522 просмотров

Бегущие от Боливара: В Венесуэле эксперимент походит к логическому завершению, России еще предстоит это пережить

Завершается уникальный социальный эксперимент, который поставила История в Венесуэле.

Гибридный большевизм, ныне именуемый популизмом, привел богатейшую страну субконтинента к полному краху. Венесуэла, с ее подтвержденными запасами нефти в почти 300 миллиардов бареллей ( номер один в мире, на 50 миллиардов бочек нефти больше, чем у саудовцев) переживает инфляцию в один миллион процентов, полный распад государственного управления и массовое бегство населения.

На этой неделе соседняя Бразилия вынуждена была применить армию против масс венесульских мигрантов, хлынувших через границу. В Колумбию сбежали уже более двух миллионов человек, беженцы от боливара и Мадуро добрались даже до далеких Эквадора и Чили.

Трагикомичная реформа, в результате которой появился на этой неделе третий вид валюты: рыночный боливар по цене 6 миллионов за доллар, государственный боливар (для особо избранных) с курсом 600 000 к доллару и с понедельника – петро, у которого обрезали пять нулей.

Конечно, при таких коллизиях люди с доступом к госбанку и госресурсам богатеют так, что Крезу не снилось. Схема простая: покупаешь бензин за доллары по рыночному курсу и продаешь за новую валюту. Размер прибыли – 10 000%.

Но тем, кто далек от нефтяной кормушки, остается только бежать через самый длинный в Южной Америке мост из Венесуэлы в Колумбию и искать там любую работу ради пропитания.

Впрочем, я далек от сочувствия к этим людям. Ведь это они и их родители с середины 90- х и до нынешнего мая голосовали за Уго Чавеса и его наследника Мадуро, превративших с их помощью страну из богатейшей демократии в нищую, злобную и изолированную от всего мира гибридную деспотию.

Лучшим примером политического безумия, которое давно управляет страной, может стать предыдущий план Мадуро по спасению экономики – План кроликов.

По решению правительства сотни тысяч пушистых зверьков были розданы городскому населению, чтоб уберечь его от недоедания. Но через несколько месяцев правительственные комиссии обнаружили, что люмпенизированные горожане обратили их в домашних любимцев, дали имена и нарядили в бантики.

Президент по государственному телевидению в отчаянии обратился к народу: ” Кролик – это не домашний питомец, а два с половиной килограмма мяса”…

Однако план спасения страны с помощью кроликов превратился в план спасения кроликов с помощью всей страны. Ведь домашних любимцев, которые усердно плодились, тоже надо было кормить. А к тому времени у всех в Венесуэле был лишь один кормилец – государство.

Думаю, новые “кролики без пяти нулей” вряд ли спасут Венесуэлу: эксперимент заканчивается, хотелось бы верить, что бескровно…

Борис Фельдман