Просмотров: 1182 просмотров

А. Сотник: “Удар тупой любовью”

Обращение Путина к россиянам, прозвучавшее 29 августа, войдет в историю как последнее появление на экране «любимого президента». 

Но от любви до ненависти – один шаг, и он был, наконец, сделан. Если до Обращения Путин опирался не только и не столько на «штыки», сколько на широкий круг необразованных «пенсов» и «совков предпенсионного возраста», то после данного сеанса «навешивания лапши» он превратился в объект тупой ненависти.

«Тупая любовь» все же приятнее, и когда исчезает жирный слой слепых почитателей – начинаешь испытывать дискомфорт. Это не презрение Запада, от которого можно отмахнуться упоминанием какого-нибудь Искандера, здесь – свой собственный Лох возненавидел.

А против него, облапошенного, у тебя остались одни только «штыки», да и те – выходцы из той же «лохотронной» среды.

По концентрации лжи и изворотливости Обращение Путина можно смело вносить в Книгу рекордов Гиннеса. У Путяры оказались виноваты все, кроме него самого: от «проклятых девяностых» до Гитлера.

Кремлевский блатарь даже «развести кроликов по понятиям» не решился: мямлил что-то про невозможность введения «прогрессивной шкалы налогообложения» — вместо того, чтобы растопырить аппликатуру веером и заявить:

«Короче, терпилы, слушайте сюда. Мои пацаны все спутиниздили. Поэтому всем – работать пока не сдохнете. И не вякать тут, а то каждому глаз на ж… натяну!»

Путин просчитался. Он думал, что «навазелинит клиентуру» и «мягко посадит лоха на кол», но эта «мягкость» была воспринята насквозь криминализированным обществом как слабость пахана. «Лев не может вилять хвостиком.

Если начал вилять – значит, он не лев, а шакал. И дружки его – шакалы. То есть, от сечиных-миллиеров-ротенбергов этот самый Путин ничем не отличается, и все эти годы мы ошибались, принимая его за благородного хищника.

У него был шанс войти в образ «доброго царя» и приструнить свою ненасытную свору, цыкнув на нее: «А ну, не трогать пенсов! Это – мои ручные зверьки, они меня любят. Не смейте обижать болезнетворных!..»

Но он этого не сделал. Не плюнул и не расцеловал. Прогнулся под алчной сволотой и лег под неё мягким ковриком. И не Царь, и не Пахан, а – сплошное недоразумение!..»

Так испаряется образ вождя, и овощи любви увядают всеми помидорами. Отныне вопрос «уйдет ли Путин» даже не стоит – ответ на него подвис в воздухе, и только дата его ухода доподлинно не определена. Как ни странно, дату будут определять американцы со своим «вторым пакетом» санкций.

Если они будут введены в конце ноября – то получается, что полномасшабный дефолт накроет Россию в январе – феврале. До того момента изрядно потрепанный «нацдилер» еще подержится на штыках, которые мгновенно обвиснут и растворятся, «когда закончится все».

Полицейщина хороша и эффективна, когда есть чем платить за её «заплечные» услуги. При пустой казне никто защищать плешивенького не станет – напротив: сами же бросят его на колья. И никаких вам революций.

Народец в России трусливенький. Да и откуда взяться героям, ежели всех постреляли за последнюю сотню лет. Или – голодом уморили. Или – к стенке поставили. Или – спалили в огне двух мировых войн и одной гражданской.

Вот и остались приспособленцы, пугающиеся собственной тени и срущиеся бетонными блоками от одного только окрика начальника. Хребет переломан, и историческая потенция висит «на полшестого».

Разговорчики о жизненном потенциале режима легко перекрываются фактами. «Северный поток – 2» накрывается медным тазом, и «Газпром» болтается в «минусе»: по итогам первого полугодия денежный поток вотчины Миллера остался отрицательным: поступления на счета не покрыли все расходы, а чистый долг взлетел до нового исторического рекорда в 2,4 триллиона рублей.

Российским банкам уже не хватает рублевой ликвидности: за один день Центробанк закачал в банковскую систему 144 млрд рублей, а задолженность банков подскочила в 4,5 раза, до 178 млрд рублей. И крысы побежали с корабля.

С начала текущего года спрос россиян на покупку недвижимости на Кипре и Мальте для получения гражданства вырос на 40%. Понятно, что квартиры и особняки покупают не ограбленные Путиным «пенсы», а чиновники и силовики среднего звена.

Те самые, которые еще вчера пели о «стабильности», а уже сегодня «намылили лыжи в чертовы кулички». Им есть чего бояться: у них нет личной «Росгвардии», и первый удар локальных выступлений плебса придется по ним.

Призыв Навального «выйти 9 сентября на всероссийскую акцию» — конечно же, провокационный. Отныне Лёшеньку можно воспринимать только как кремлевского провокатора.

Недаром его так берегут и бережно упаковывают в эскорт-атозак, закрывая на 30 суток, чтобы не запылился, после чего – выпускают как новенького – до следующего раза.

Дело в том, что формально «в единый день голосования» никакие акции недопустимы. Призывая выйти 9 сентября, Навальный подставляет всех, кто решится последовать его призыву.

Заметьте: он не призвал выйти 8-го или 10-го, а наметил днем протеста дату совершенно неприемлемую, как ты к «спецвыборам» ни относись. Это – гапоновщина чистой воды и, если хотите, «операция по выявлению очередной партии недовольных с последующим – формально законным! – новым витком репрессий».

Оппозиция в России закончилась давно, слившись вместе с протестом 2012 года и партию, переходящую в эндшпиль, скорее всего, доиграют вооруженные силовики. Как бы ни пытался опередить их Путин, увольняя и назначая генералов пачками, а лояльность в преддверии абсолютного дефолта – вещь весьма условная. Это сегодня они – лица подневольные, а завтра – очень даже самостоятельные, и – главное – амбициозные.

Как ни крути, а, обворовав тупых пенсионеров, Путин сам украл у себя власть. 

И то, что она еще находится в его руках – иллюзия образа. Как воспоминания вчерашней о Любви, которая внезапно закончилась и больше не вернется никогда.

 

С.Сотник