Просмотров: 860 просмотров

Люди доведены до отчаяния – как живут в «ДНР» и «ЛНР»

Недавно разговаривал с одной женщиной, которая живет на оккупированных территориях.

Говорили ни о чем, потому что даже со старыми знакомыми оттуда за четыре года научился игнорировать политику (есть такие отношения, которые не хочется терять, тем более, что человек был против «ДНР»). Услышал мнение Донбасса …

Говорит, здесь большинству уже нет разницы, Россия будет или Украина, лишь бы была уверенность, что на улице никого не убьют просто так.

Объяснять ничего не стал — понять желание хоть какой-нибудь цивилизации вполне можно, а вот наладить связь между наличием нетрезвых российских военных и местных люмпенов на улицах с процветающими бандитизмом без отключения пропагандистских телеканалов вряд ли возможно.

Провел небольшой опрос среди старых знакомых, которые в 2014-м как-то латентно поддерживали Украину, но смотрели российское ТВ и не выезжали из оккупированных территорий. Совпало.

Все как один говорят, что им безразлично, понимают что за «дырой» стоит Кремль, что в состав РФ никто никого не возьмет, но и Украины не поддерживают, что-то там несут о танках НАТО, плохой путь в Европу, и тому подобное.

На самом деле, произошло то, что можно было предвидеть. Есть определенное количество людей с иммунитетом к пропаганде. Наличие ума или образования здесь ни к чему. Просто они способны трезво оценивать ситуацию, когда россияне используют психологические приемы.

Все же остальные либо с самого начала начали топить за «ДНР» (вот тут как раз интеллект и сыграл свою роль), или вели себя аморфно. Последних было более половины населения Донбасса.

Следовательно и удивляться, почему за четыре года работы пропагандистской машины людей фактически перевербовали, нет никакого смысла. Их просто лишили способности видеть зло в боевиках Путина. Московиты подобные вещи делают очень круто.

Достаточно, например, каждый день показывать человека, который, например, спас девочку во время обстрела. Он, стоя в военной форме, рассказывает подробности инцидента, мол, «стреляли укропы прицельно, а я увидел ее, в трусиках, годков пяти. Стоит под дождем со свинца и рыдает над телом матери».

Когда жители, например, Петровского района Донецка, видят это впервые, они удивляются, а какой же такой обстрел был у нас, когда целый день тихо было.

Второй — уже верят в то, что они не слышали взрывов. А уже на третий пересмотр идут рассказывать соседям о том, какой ужас они видели собственными глазами.

Так работает пропаганда. Так в уме людей закладывается понятие о «добрых ополченцев», а люди, с которыми они воюют, воспринимаются как злые каратели.

И, да, человек вполне понимает, что никаких «ДНР» существовать не может, что войну начали русские, но ее мозг определяет совсем нелогичные мысли.

Даже если отстранится, такой житель захваченных городов вряд ли скажет, что он желает, чтобы его населенный пункт освободили. Да, он хочет работать и получать достойную зарплату, видеть детей вместо бухих тел в военной форме на площадке, но приход власти нормального человека для него в подсознании означает страх.

Как это лечится? Да никак, кроме освобождения Донбасса. Знаю много примеров, когда человек приезжает в Киев, где становится яростным русофобом, а через неделю в Донецке абсолютно искренне рассказывает о «зверствах хунты» на передовой и пересказывает новости.

Именно без отключения российских каналов мы не сможем сделать так, чтобы большинство населения не испытывало страх и смогло понять, что Украина — это законы и стабильность, а «ДНР» — война и безнаказанность.

И никакие вышки на Карачуне этого не сделают, потому что никто не будет смотреть украинских каналов.

Тем более, что у нас каждым вторым каналом владеет Медведчук.