Просмотров: 1191 просмотров

Сценарий дефолта России

Объем оттока капитала из России в 2018 году составит $55 млрд. Это не рекорд: в кризисном 2014-м аналогичный показатель превысил $150 млрд. Но повод для беспокойства есть. Чиновники успокаивают: денег хватает, а отток капитала — всего лишь индикатор текущей экономической ситуации. Однако если такой индикатор меняется в отрицательную сторону, то возникает опасение: в итоге деньги у правительства кончатся и Россия окажется на грани дефолта.

О том, что бегство капитала из России является серьезной проблемой, свидетельствует такой факт. Свой прогноз размера оттока в 2018 году ЦБ уже успел поменять несколько раз. Изначально — еще осенью прошлого года — регулятор прогнозировал, что этот показатель составит $10 млрд. В декабре 2017 года прогноз повысился до $16 млрд, а в январе этого года — уже до $19 млрд. Тем не менее даже несмотря на двукратный рост прогнозных данных, предположение ЦБ выглядело излишне оптимистично. По итогам 2017 года объем оттока превысил $31 млрд, что оказалось почти в 1,5 раза больше, чем в 2016 году.

Однако угрозы новых экономических ограничений, весь текущий год приходившие из Вашингтона, заставили регулятора снова корректировать прогнозы. Как предупредила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, «произошедшее расширение санкций в отношении России и повышенная волатильность на мировых рынках несколько снизят привлечение иностранных инвестиций российскими компаниями».

Глава регулятора как в воду глядела. Если в I полугодии 2017 года объем чистого вывоза капитала из России частным сектором не дотягивал до $9 млрд, то за тот же период этого года он увеличился более чем вдвое — до $21,5 млрд. В результате ЦБ повысил свой прогноз до $30 млрд.

Однако и этого оказалось недостаточно. В середине сентября Банк России вынужден был поднять планку до $55 млрд, в очередной раз пообещав, что в будущем показатель будет заметно снижаться: до $27 млрд — в 2019 году и до $18 млрд — в 2020–2021 годы. Картина с бегством капитала складывается привычная: пессимистичная реальность и оптимистичный (хоть и непонятно — с чего вдруг) прогноз на завтра.

Куда бежит капитал

Большинство обывателей под термином «отток капитала» понимают воровство денег отечественными олигархами внутри страны и перевод этих средств за границу. Хотя в такой трактовке есть определенная доля истины, само понятие все-таки гораздо шире и глубже. Чистый отток капитала — это разница между объемом вывода денежных средств за границу и приходом денежных средств в страну из зарубежья. Поиск путей снижения до минимума этого показателя является головной болью любого государства.

При этом отток — далеко не всегда элементарное перечисление живых денег на заграничные счета. Чаще всего он заключается в скупке иностранных активов: предприятий, дорогой недвижимости, акций, облигаций и так далее. Если в стране наблюдается высокая инфляция, то в процессе оттока капитала предпринимателям удается снизить ее влияние на свой бизнес. То же можно сказать и о налоговой нагрузке. Если в зарубежных государствах существует более мягкий фискальный режим, то концентрация там части бизнеса дает возможность вывести его из-под удара отечественных налоговиков.

Тем не менее не стоит путать понятия оттока и утечки капитала. При утечке иностранные активы скупаются на незаконно вырученные средства. Тем самым деньги отмываются и легализируются. При оттоке снижаются инвестиции в национальные сектора экономики. Коммерсанты выводят их за рубеж для более выгодного размещения. Несмотря на то что подобные операции вполне законны, ничего хорошего в них также нет — государство не в состоянии запретить предпринимателям делать вложения в иностранный бизнес, поэтому вывоз денег за границу происходит бесконтрольно. Формально это нельзя назвать воровством, однако денег в стране в результате явно не прибавляется.

Отток капитала рассчитывается также исходя из денежного объема ввоза импортных товаров, а также объемов погашения государственного и частного долга перед иностранными кредиторами. По данным Росстата, в I полугодии наша страна импортировала важнейших товаров на сумму более $115 млрд, что оказалось примерно на 14% выше показателя прошлого года. В свою очередь, внешний госдолг России только в июле снизился более чем на 7% и теперь едва превышает $47 млрд. Совокупный внешний долг нашей страны, учитывающий обязательства государственных и частных компаний, с начала года сократился также почти на 7% — с $518 млрд до $485 млрд. И то и другое вкладывало свою толику в объем выведенных за рубеж средств.

Под оттоком капитала также понимается снижение прямых иностранных инвестиций в Россию. В последние годы этот показатель неуклонно падал. Так, в 2017 году он сократился более чем на 14% — до $28 млрд. Российские инвестиции за границу, напротив, в прошлом году выросли на 73% — почти до $39 млрд. Любопытно, что наибольшее доверие россияне проявили к Кипру. Экономика островного государства, в котором по сей день процветает льготное налогообложение, освоила рекордные $20 млрд, поступивших из нашей страны. Еще в 2015 году эта сумма была в 5 раз скромнее.

По прогнозам Российского фонда прямых инвестиций, в 2018 году ситуация может поменяться и объем иностранных вложений в нашу страну способен вырасти на 10%. Эксперты не разделяют такого мнения и считают, что тенденция к снижению может продолжиться. Они полагают, что иностранные инвесторы испугаются новых западных санкций, которые служат дополнительным стимулом оттока капитала.

По словам аналитика ГК «Финам» Алексея Коренева, большинство инвесторов учитывают два тесно взаимосвязанных фактора. Во-первых, для зарубежных фондов, среди которых большинство — американские, сохраняется непосредственная опасность самим попасть под санкции, если они будут игнорировать запрет на покупку российских облигаций федерального займа (ОФЗ). Во-вторых, постоянно вводимые ограничения приводят к общему снижению инвестиционной привлекательности России. Масла в огонь подливают национальные макроэкономические показатели развития, которые в последнее время заметно ухудшаются — темпы роста ВВП снижаются, укрепляются инфляционные риски, рубль лихорадит.

Наконец, зачастую не задумываясь об этом, в оттоке капитала принимает участие каждый российский гражданин, покупающий иностранную валюту. При любом раскладе, будь то поездка за границу или обычный перевод рублей в доллары и евро для хранения денег «под матрасом», это означает, что средства перешли из российского в иностранный актив.

Отток капитала из России

Приход и расход

Эльвира Набиуллина уверена, что существенный рост оттока капитала, наблюдаемый в этом году, не приведет к дополнительным проблемам в российской экономике. «Поступления по текущему счету значительно превышают потребности в погашении внешних обязательств. Поэтому состояние платежного баланса не несет рисков для курсовой динамики и макроэкономической стабильности на прогнозном горизонте», — считает глава ЦБ.

Другими словами, Россия располагает положительным сальдо бюджета и платежного баланса — то есть казна пополняется быстрее, чем расходуются средства. Согласно данным Банка России, в июле объем экспорта в денежном эквиваленте составил $435 млрд, увеличившись за месяц на $45 млрд, а объем импорта оказался немногим более $250 млрд, практически не изменившись к июню. Размер торгового баланса (разница между объемами экспорта и импорта) превысил $180 млрд. Не стоит забывать и о национальном запасе золотовалютных резервов, который оценивается в $450 млрд.

«Состояние счета текущих операций в настоящее время действительно является активным. Однако следует понимать, что ситуация может хоть и не быстро, но все же измениться. Неблагоприятная ценовая конъюнктура на сырьевых рынках (около половины валютных поступлений в страну приходится на экспорт полезных ископаемых, в частности — энергоносителей), а также новые пакеты санкций вполне могут привести к тому, что счет текущих операций может претерпеть существенные изменения», — отмечает Коренев.

Независимые эксперты утверждают, что та часть денежных средств, которая в настоящий момент готова уйти из страны из-за санкций и снижения инвестиционной привлекательности России, действительно утечет, но оставшиеся вложения будут носить долгосрочный характер.

Причем в первую очередь страну будут покидать нерезиденты, продавая российские государственные долговые бумаги. «Весь рынок ОФЗ составляет порядка 7 трлн рублей (около $105 млрд), из которых примерно четверть приходится на средства нерезидентов. Вероятнее всего, в ближайшие месяцы с этого рынка может уйти до 1,5 трлн рублей (около $22,5 млрд)», — считает Коренев. Учитывая объем средств, который уже покинул Россию с начала года, а также предстоящие до конца выплаты по внешним долговым обязательствам отечественных компаний, те итоговые $55 млрд на конец года, о которых говорит Набиуллина, кажутся вполне объективной оценкой.

Между тем в прогнозах по размеру оттока капитала из России в будущем эксперты не согласны с главой ЦБ. По оценке старшего аналитика «Альпари» Анны Бодровой, если нынешние санкционные ограничения Запада против нашей страны останутся прежними, то в ближайшие два года этот показатель в среднем будет составлять $25–35 млрд ежегодно. В случае если давление ЕС и США станет жестче и будет касаться финансовой сферы еще плотнее, то каждый год из России будет утекать не менее $45–50 млрд.

Путь к дефолту

Отток капитала — не просто арифметическое упражнение для финансистов. Этот параметр оказывает существенное влияние на текущее экономическое положение страны. Вот и глава Минэкономразвития Максим Орешкин недавно заявил, что начавшееся в последнее время ослабление рубля связано с краткосрочным резким оттоком капитала из России. По его словам, рубль перестанет дешеветь, когда отток капитала прекратится. «Отток капитала негативно влияет на поведение российского рубля из-за расширения рисков — чем выше рисковая составляющая, тем больше объемы вывода средств. Если темпы оттока капитала в пределах $18–25 млрд ежегодно на поведении рубля почти не скажутся, то увеличение оттока вдвое снизит курс российской валюты к доллару на 1–3%. Впрочем, такое падение также можно считать незначительным», — считает Бодрова.

«Банк России обладает солидными финансовыми ресурсами, которые при необходимости можно эффективно использовать для стабилизации курсовых колебаний и снижения волатильности на валютном рынке. Поэтому влияние оттока денежных средств на курс рубля будет весьма опосредованы», — соглашается старший аналитик «БКС Капитал» Сергей Суверов.

Правда, расслабляться пока преждевременно. «Отток денег из страны глобально замедляет ВВП, снижает поток инвестиций в основной капитал и в конечном счете приводит к замедлению экономической системы в хронической фазе. Это негативно отражается на финансовых показателях работы бизнеса и не прибавляет оптимизма работодателям в вопросах повышения заработных плат, что отрицательно влияет на доходы рядовых граждан», — предупреждает Бодрова.

В сегодняшних геополитических реалиях на рост темпов оттока самым существенным образом влияет фактор ужесточения американских санкций. По словам советника ИНСОР Никиты Масленникова, если в ближайшие три месяца Вашингтон решится на такие экономические ограничения, как запрет кредитования американскими банками российских компаний и отказ от поддержки России международными финансовыми организациями (оба пункта частично задействованы в настоящее время), то это отнимет до 1% ВВП нашей страны.

Проблема еще и в том, что, как заявил первый вице-премьер Антон Силуанов, если Вашингтон продолжит усиливать экономический прессинг, то наша страна откажется от внешних заимствований, заменив их внутренними источниками. «В текущем году мы не собираемся осуществлять займы по доходностям, которые не устраивают Россию», — отметил Силуанов, подчеркнув, что Россия уже выработала политику взвешенного отношения к заимствованиям и будет ее придерживаться в 2019 году.

Несмотря на то что после запрета американским инвесторам скупать новые ОФЗ наша страна лишится серьезной и потенциально привлекательной доли мирового рынка заимствований, денег на инвестиционные цели у России пока хватит. «Формально обязательства российского правительства перед иностранными кредиторами составляют всего 3,6% ВВП (около $50 млрд). Американский госдолг, для сравнения, превышает 100% ВВП. Профицит федерального бюджета РФ по итогам августа составил 5% ВВП, что также говорит в пользу отказа от зарубежных кредитов», — полагает Суверов. Исходя из того, что профицит ликвидности в российской банковской системе превышает 4 трлн рублей, частный сектор также пока сохраняет относительное спокойствие.

Однако правительство рассчитывает продолжать откладывать средства в «кубышку» — к 2024 году чиновники намерены довести резерв государства до 14 трлн рублей. Займы на внутреннем рынке, в свою очередь, в этом году должны составить 1 трлн рублей, а в 2019 году — 1,5 трлн рублей. «На выполнение обеих задач государству может элементарно не хватить денег, — полагает доктор экономических наук Игорь Николаев. — Нельзя забывать, что три из четырех последних размещений ОФЗ были отменены из-за низкого интереса к таким ценным бумагам. Повторения подобной ситуации в будущем исключать нельзя. Если государство будет продавать облигации на невыгодных условиях, то выплата купонного дохода по ним окажется крайне затруднительной, что может даже привести к дефолту, аналогичному тому, который Россия пережила в 1998 году», — предупреждает эксперт.

Николай Макеев, МК

http://krizis-kopilka.ru/archives/56622