508 просмотров

Репортаж из бастующей шахтерской глубинки Ростовской области

Корреспонденты 161.ru отправились в Гуково и Зверево, чтобы выяснить, действительно ли Восточный Донбасс наводнен полицейскими и оттуда не выпускают бастующих шахтеров, которые хотят идти маршем на Москву.

Дорога до городков Зверево и Гуково от Ростова по зимней трассе занимает примерно два часа пути. За это время пейзаж за окном меняется несильно. Но вот навязчивое ощущение напряженности возникает уже на подъезде к шахтерскому краю. Мы наблюдаем несколько полицейских машин на въезде в Зверево (по дороге на Гуково. – Прим. авт.).

Власти и не скрывают, что усиление полицейских патрулей связано с возможными шахтерскими волнениями. Вот уже несколько месяцев в Гуково проходят пикеты и голодовки бывших сотрудников ГК «Кингкоул». Они требуют выплаты зарплат за полтора года. Ситуация остается под контролем главным образом благодаря «силе убеждения» и постепенной выплате долгов.

В состав «Кингкоула» (предприятие сейчас банкрот, на нем введено конкурсное производство) входят четыре угольные шахты – «Алмазная», «Ростовская», «Замчаловская» и «Гуковская». Имущество шахт, по оценке экспертов, не покрывает долги холдинга (свыше 1 млрд рублей) перед кредиторами. В августе в отношении руководства предприятий, входящих в «Кингкоул» (всего их семь), возбуждены уголовные дела за невыплату зарплат и злоупотребления должностными полномочиями. Директор «Кингкоула» Владимир Пожидаев с августа заключен под стражу.
Всего за полтора года холдинг, в котором трудились около 2000 человек, задолжал работникам примерно 300 млн рублей.
Долги «Кингкоула» выкупила «Региональная корпорация развития» (принадлежит правительству области). Вчера, 22 декабря, власти отчитались о первых выплатах: 202 шахтера получили 1,4 млн рублей за июнь 2015 года.

«Анаконда» на улицах города

Бастующие шахтеры на улицах города – явление из конца 90-х. Сейчас из 65 шахт, действовавших когда-то на территории Ростовской области, работают только четыре. Закрытые недавно шахты ГК «Кингкоул» создали почву для созревания нового массового протеста. Доверенное лицо бывших работников «Кингкоул» Валерий Дьяконов рассказал 161.ru, что шахтеры 20 декабря собирались ехать в Москву на встречу с депутатами Госдумы. Однако начались странные вещи.

По словам Дьяконова, когда несколько шахтеров поехали в Каменск-Шахтинский, чтобы там купить билеты на автобус до Москвы, их автомобиль остановили сотрудники ГИБДД на патрульной машине. Они «проверили все, что можно», а когда шахтеры спросили, почему их остановили, им ответили, что в городе действует операция «Анаконда», и проверяют не только их, а весь транспорт.

После того, как шахтеры все же добрались до вокзала Каменска-Шахтинского, там им сказали, что билетов нет, а потом закрыли кассу. Дьяконов уверен, что это сделано специально по «звонку от полиции». На поезд билетов также не оказалось – их надо было заказывать заранее, а Интернет в шахтерских городах действительно есть не везде, да и пользоваться им мало кто умеет.

Мы отправили запрос в ГУ МВД по Ростовской области от редакции по поводу операции «Анаконда» и действий сотрудников ГИБДД. Ответ нам обещали предоставить «в установленном порядке».

Источник в правоохранительных органах сообщил 161.ru, что «Анаконда» – это широкомасштабная профилактическая операция, имеющая конкретные сроки. Задачи полиции на этот период – розыск преступников и подозреваемых в преступлениях. Правоохранители также должны устанавливать местонахождение похищенного автотранспорта, контролировать перевозки автомобильным транспортом опасных грузов, пресекать незаконный оборот оружия и наркотиков.

Источник не исключил, что «Анаконда» в Гуково может быть связана с пикетами шахтеров.

Эксперимент с кассами

Мы решили проверить – возможно ли купить автобусные или железнодорожные билеты до Москвы, например, из Зверево. Нашли единственную в городе билетную кассу в местном торговом центре.

– Извините, у нас нет Интернета… Может, через час его дадут, вот вам визитка, позвоните потом, – ответили там.

Позже мы еще несколько раз связывались с кассой, но Интернет так и не появился ни через час, ни через два.

Как только мы отъехали от здания, за нашим автомобилем последовала патрульная полицейская машина, возникшая буквально из-за угла. Правоохранители провожали нас до самого выезда из Зверево, где через пару минут нас остановил наряд ДПС. Поводом для остановки нашего транспорта стал якобы нечитаемый госномер автомобиля.

«Предъявите ваши документы»

У нашего водителя проверили все документы, осмотрели багажник, а нас (корреспондента и фотографа) спросили, откуда мы едем и куда отправляемся. Цель поездки полицейский выяснять не стал. Лишь посмотрел на фотокамеру, лежавшую на заднем сиденье, и хмыкнул. Затем попросил нас предъявить удостоверения личности.

– Для чего мы должны их предоставить? – поинтересовались мы.

Последовал уже знакомый нам ответ.

– Действует операция «Анаконда», все машины проверяем. Вдруг вы находитесь в розыске, ну или, например, вы злостный алиментщик, – совершенно серьезно сказал сотрудник ГИБДД.

Проверка документов, переписывание данных паспортов и составление протокола о «нечитаемом номере» длились не менее полутора часов. За это время правоохранители не остановили ни одного автомобиля.

Через 20 минут пути на въезде в Гуково нас опять остановили сотрудники ГИБДД. Снова зазвучали знакомые фразы: «предъявите документы», «откройте багажник». На этот раз изучение документов заняло минут 30. Правда, на въезде «тормозили» уже все машины. Полиция не обнаружила у нас нарушений и отпустила с миром.

Пограничный город

Гуково находится на границе с Украиной, точнее, с самопровозглашенной Луганской народной республикой, здесь живет чуть больше 65 тыс. человек. Мы увидели, что на каждом перекрестке в центре города стоят машины ДПС, а рядом с ними в качестве усиления – патрульные УАЗы. По пути к административному зданию «Кингкоула» мы также увидели фургон ОМОНа.

Представитель областного правительства прокомментировал 161.ru ситуацию с шахтерами анонимно.

– Мы в ежедневном режиме отслеживаем то, что происходит в шахтерских городках. Областное правительство в лице «Региональной корпорации развития» взяло на себя обязательства погашать долги частной компании. Каждый день министр (промышленности и энергетики Михаил. – Прим. авт.) Тихонов общается с инициативными группами. Напряженность действительно есть, и полиция поэтому усилена, но мы не можем комментировать их действия, у них свое руководство, – сказал 161.ru чиновник.

Когда мы прибыли домой к бывшей сотруднице «Кингкоула» Лидии Дунаевой, которая согласилась с нами побеседовать, уже стемнело.

«Анаконда» затягивает петлю

Лидия работала в котельной одной из шахт компании «Кингкоул», а теперь так же, как и ее коллеги, ждет обещанных выплат по зарплате. После объявленного в конце августа областным правительством старта «возвращения долгов» Лидия получила лишь три тысячи рублей.

На вопрос, всегда ли на улицах Гуково столько полицейских, она ответила, что плотное патрулирование города началось 20 декабря.

– В этот день мы с другими бывшими работниками «Кингкоула» собирались ехать в Москву на встречу с депутатами. За день до этого к нам заходили сотрудники полиции и рекомендовали туда не ехать. Никто не угрожал, да и запретить, конечно, они не могли, но настоятельно рекомендовали этого не делать, – рассказывает Лидия.

Про «Анаконду» она и ее знакомые шахтеры, по ее же словам, наслышаны. По ее словам, шахтеры договорились об аренде двух автобусов, чтобы все желающие смогли отправиться на встречу с депутатами Госдумы. Деньги на аренду собирали всем миром. В итоге в час отъезда выяснилось, что один автобус якобы сломался, а второй скоро приедет.

– Но и другой автобус мы так и не увидели, – рассказала Дунаева. – Где он, что с ним и куда делся – так никто и не смог узнать, водитель и представитель компании, которая сдавала его в аренду, перестали отвечать на звонки.

Позже перевозчик вышел на связь, сослался на поломку второго автобуса и обещал вернуть деньги. Лидия Дунаева рассказала нам, что на предполагаемой точке отправки их уже ждали полицейские с ОМОНом.

– Волнений не было, никого не задерживали. Но даже если бы автобус был, я сомневаюсь, что нас пустили бы куда-либо. Но мы все равно пообщались с депутатами по телемосту. Собрались возле здания «Кингкоула», где всегда собираемся на митинги. Так что в каком-то смысле мы все равно своего добились, – говорит Лидия.

Борьба за выживание

Лидия Дунаева работала в котельной одной из шахт «Кингкоул», ее муж Андрей тоже трудился горняком на разных шахтах в Ростовской области. Сейчас глава семейства работает вахтовым методом в Москве на метрополитене. Но и там, по его словам, с выплатой зарплаты «не все гладко».

У Дунаевых двое совершеннолетних дочерей 22 и 20 лет. Старшая закончила филиал ДГТУ по специальности «экономист» с красным дипломом, сейчас работает в Гуково помощником юриста и вместе с папой помогает содержать семью. Младшая еще учится в вузе. Есть еще сын 17 лет и младшая дочь, ей четыре года.

– Знакомые нам помогли, взяли старшую дочь на работу. Так вакансий в городе нет. Очень много людей без работы в Гуково, – сетует Лидия.

Дом, в котором живет семья Дунаевых, удалось купить благодаря материнскому капиталу. Простенький ремонт удается делать лишь по частям: привести в порядок за два года удалось одну комнату. Мебель есть только в кухне и детской, диван в гостиной и простенькая софа – в прихожей.

– Когда тебе не платят честно заработанные деньги, трудно себе что-либо позволять, – словно извиняясь, говорит нам Лидия.

К газовым сетям дом, как и подавляющее большинство домов в Гуково, не подключен. Шахтерские семьи поддерживают тепло в доме с помощью так называемого «пайкового угля» – его выделяли всем работникам угольной отрасли.

– Пытаемся держать температуру хотя бы 20 градусов. Пока топим углем, когда кончится, придется снова дровами топить, – говорит женщина.

По словам Андрея Дунаева, с такими же трудностями ежедневно борются и другие гуковчане.

– У нас двое пошли с деревьев сухостойных ветки подрубить, чтобы хотя бы «сушняком» подтопить. Так им штраф за вырубку выписали, – говорит Андрей.

Шахтеры стараются помогать друг другу, не бросать в беде, рассказывает Лидия. Помогают продуктами, вещами.

Лидия в прошлом участвовала в голодовке бывших шахтеров «Кингкоул». Сейчас не выдерживает – «здоровье уже не то». А вот другие шахтеры голодали у себя по жилищам. Недавно решили снять для голодовки отдельную квартиру – скинуться на это снова придется всем миром.

– Около десяти добровольцев уже нашлось, – говорит Лидия.

Новости этого раздела

Похожие записи

Оставить комментарий