У Минобороны России появилась одна проблема

Проблема пиар-менеджеров Минобороны России заключается в том, что они слишком откровенно врут.

Нельзя приурочивать к рождественским европейским и американским праздникам запуск «первой в мире гиперзвуковой ракеты», который тут же объявляется финальным и открывающим дорогу к постановке ракеты на боевое дежурство.

Нельзя. Потому что всем понятен этот сеанс саморазоблачения: невозможно перед великой российской пьянкой, которая продлится до конца января, сделать что-то сложнее свиньи из навоза, которую смастерил очередной деревенский герой.

Недаром старт ракеты на видеозаписи есть, а самого сверхзвукового полета – нет.

Я, конечно, мог бы пуститься в серьезные рассуждения о том, кому и какие сигналы раздает Путин, объявляющий, что «новый вид стратегического оружия в мире впервые появился у нас» (у кого – у вас? У Конашенкова, что ли, который заявлял о 70 перехваченных западных ракетах?).

Мог бы я сказать, что тем самым Кремль хочет припугнуть европейцев, и без того озабоченных выходом Вашингтона из ДРСМД.

Что российские власти намерены хоть как-то вдохновить свое обожаемое население перед тем, как оно плюхнется физиономиями в новогодний оливье.

Что Москва пытается бессильно убедить США вернуться за стол переговоров, в то время как американцы вместо того, чтобы пугаться гонки вооружений, выходят из стратегического Договора о ракетах и почему-от не верят в путинские разработки.

Вот только боюсь, что все эти мои рассуждения прозвучат примерно как песня Аллы Пугачевы: технически – правильно, по существу – издевательство.

Не станем переоценивать пропагандистскую стратегию российского госаппарата.

Сойдемся на том, что иногда он просто делает плохие документальные видеозаписи и очень плохие компьютерные 3D-симуляции.