Как участники событий в Крыму и на Донбассе потеряли кураторов, деньги и свободу

Начинается череда пятилетий: сначала Майдан, потом Крым, потом Донбасс. Официально Россия принимала участие только в «обеспечении безопасности при проведении референдума» на полуострове. Но, конечно, была и «неофициальная» часть работы, которую финансировали «патриотически настроенные бизнесмены», а выполняли члены различных военно-патриотических организаций. Разумеется, под кураторством силовиков. Сегодня вчерашние кураторы зачищают «хвосты», а их подопечные перестали быть социально-близкими. Поэтому вместо денег и наград их нередко ждут уголовные дела.

Петр Саруханов/«Новая газета»

Трудно без «папы»

«У каждой из прокремлевских организаций есть кураторы. Но «еноты» умудрились со всеми разосраться. А такой бренд был!» — сокрушается Николай, нынче менеджер, а в прошлом — «енот».

«ЕНОТ корп.», она же региональная общественная организация «Единые народные общинные товарищества», не отвечала всем требованиям канона, потому что у нее не было «папы». То есть куратора, который назначается сотрудниками либо чиновниками, либо ФСБ, ну или Пригожиным, который сам по себе «папа».

Организации как таковой нет уже несколько месяцев, но все бывшие «еноты» находятся в активной разработке. Некоторые уже арестованы по серьезным и при этом «неполитическим» статьям. Это называется — пустить в расход.

На мой вопрос Николаю, а почему берут именно «енотов», а не других активистов, имевших отношение к разного рода силовым акциям и событиям на Донбассе, например, того же Мильчакова из «Русича» или Тарасевича из СЕРБ, я получила очень внятный ответ:

«У нас все не так просто. Мало иметь «папу», нужно быть ему нужным. Ты сам находишь темы, предлагаешь, если понравится, ты работаешь, и тогда ты прикрыт со всех сторон. Главное — не ругаться, даже когда тебя кураторы обманывают, а они это делают часто. Наш командир был не согласен с таким раскладом. Теперь командир — в СИЗО, с ним работают сотрудники ФСБ. Есть над чем подумать, правда?».

Командир, Роман Теленкевич, он же Водяной, принял решение о роспуске организации, когда понял, что давление со стороны бывших союзников и силовиков стало слишком сильным. Нескольких «енотов» прямо предупредили, что скоро их будут всех сажать. До Романа эту информацию мягко донесли: мол, это месть. Он не успел разобраться, за что.

Награждение Романа Теленкевича главой республики Крым Сергеем Аксеновым. Фото из архива

Сейчас Теленкевич проходит по уголовному делу о вымогательстве, якобы совершенном парой бывших «енотов» в Туапсе. Это рядовое дело, по которому нет даже особо крупного ущерба, сопровождает тем не менее центральный аппарат ФСБ РФ. Теленкевича везли в Краснодар через Лубянку. Там ему подробно объяснили, что это только первая ступень, что потом его вернут в Москву.

По информации «Новой газеты», «большое» уголовное дело будет связано с темой  военно-патриотических сборов, которые «еноты» проводили из года в год с благословения все тех же кураторов.

Но теперь это можно трактовать как  вовлечение несовершеннолетних в экстремистскую деятельность.

Майдан, Крым, Донбасс

«Еноты» появились восемь лет назад, когда силовой патриотизм еще не был в тренде. Игорь Мангушев, которому сегодня около тридцати, тогда возглавлял движение «Светлая Русь».

«Мы проводили совместные с полицией рейды по местам проживания нелегальных мигрантов, а Роман Теленкевич возглавлял подмосковное отделение «Народного собора». Начали общаться, начали проводить совместные мероприятия. И со временем взаимоинтегрировались», — рассказывает Игорь Мангушев.

Так и была создана «ЕНОТ корп.». Деньги организация в основном искала — и находила — именно на военно-патриотической тематике. «В 2012 году мы провели колоссальные по тем временам сборы, — рассказывает Владимир Хомяков, который тогда возглавлял правую патриотическую организацию «Народный собор». — За три дня сборов через нас прошли 450 человек. Кроме нас военной патриотикой тогда никто не занимался. Вообще никто. Собрали мы полтора миллиона рублей — по тем временам это было много».

Дочерняя организация была у «Народного собора» и на Украине. «Ею руководил Игорь Друзь. Не тот, который телевизионный, а «правильный» Друзь, — смеется Хомяков. — Ребята плотно работали с Украинской православной церковью. Действовали против униатов. Их даже в Раду водили через представительство УПЦ. Кстати, я первый вывел на Украину Стрелкова. Он работал тогда у Малофеева  («православный олигарх», один из спонсоров «Русской весны» — Ю.П.) начальником охраны и должен был сопровождать перевозку на Украину важных церковных реликвий. Я тогда дал Стрелкову своих ребят, потому что там у него никого не было». Так «дары волхвов» приехали на Украину.

Роман Теленкевич и протоиерей Всеволод Чаплин. Фото из архива

«Было понятно, что на Украине что-то будет. Поэтому Мангушев в 2014 году поехал на Майдан. Наши ребята заходили повсюду, вплоть до штаба, — продолжает рассказ Хомяков. — «Еноты» участвовали в стычках в Крыму на перешейке совместно с казаками и «Беркутом». Потом Друзь присоединился к Стрелкову в Славянске, стал кем-то вроде министра пропаганды. А «ЕНОТ корп.» стали сопровождать гуманитарные грузы из России на Донбасс. Они добрались до Луганска и вернулись. Начались поездки туда-сюда».

Всего было 14 экспедиций. Бывшие «еноты» утверждают, что непосредственно за сопровождение гуманитарки им не платили, но это было нужно как спонсорам военно-партиотических лагерей, так и силовикам. Впрочем, на Донбассе гуманитарка сама по себе становилась особо ценным товаром.

На территории «ЛНР» «енотам» выдавали оружие, они его получали при заезде в «республику», а при выезде сдавали в комендатуру. «Еноты» успели повоевать.

«В Чернухино были, это бои за Дебальцево.  Ису Мунаева успели «завалить» — того чеченца, что воевал за Украину, и по которому Рада устраивала минуту молчания. «Белка» его снял.  Он был корректировщиком артиллерии», — рассказывает Хомяков.

По его словам, когда боевые действия закончились, «еноты» снова стали заниматься военными сборами, тем более, что деньги давали спонсоры с Донбасса. «Приезжали болгары, сербы, черногорцы, белорусы. Из ЛНР вообще первый курс военного училища  приезжал. Все было легально, мероприятия согласовались на высшем уровне, в ФСБ РФ и МВД РФ все знали. Потом наши ребята, во главе с Ромой Водяным помогали Бородаю («экс-премьеру «ДНР»». — Ю.П.) создавать Союз добровольцев Донбасса. Так что они были у всех на виду», — говорит Хомяков.

На фотографии: в центре — Александр Бородай, слева от него — депортированный из Норвегии правый радикал Ян «Великий Славян» Петровский, справа — стоят, обнявшись, Роман Теленкевич и неонацист Алексей Мильчаков. Третий слева — Игорь Мангушев, второй справа — Андрей Родкин. Фото из архива

В поисках денег

После бегства Стрелкова с Донбасса «еноты» помогли ему провести его первую пресс-конференцию сразу по возвращению в Москву. К тому моменту он уже стал изгоем для «элит», но остался авторитетом для многих комбатантов и участников боевых действий.

«С Малофеевым мы никогда не работали. Хотя я ему предлагал поддержать военную патриотику. Но он «зажался», — говорит Владимир Хомяков. — К тому же у него начались трения со Стрелковым, он Стрелкова кинул, скажем так».

И Хомяков, и «еноты» сохранили со Стрелковым дружеские отношения, как и с Бородаем, которого в шутку называли «Буратосом».

«Когда Бородай задумал СДД, ему нужны были люди из Луганска и при этом россияне, — рассказывает еще один бывший член организации «ЕНОТ корп.» Сергей (имя изменено). — Рома Водяной пришел к Бородаю и сказал, что мы, мол, не в том возрасте уже, чтобы заниматься благотворительностью, давай лучше будем тебе помогать. При этом получим софинансирование и будем работать, как раньше, но под эгидой СДД. Бородай согласился и на первом съезде организации Теленкевич сидел рядом с ним, вошел в правление. Но, чтобы регулярно получать деньги, надо было и дальше сидеть как присоска возле Бородая, а Рома появлялся там время от времени. Целый год от Бородая не было ни слуху, ни духу. Мы все собрались и сказали Роме, что нам не очень понятно наше взаимодействие с СДД. И тут у Бородая рождается идея: провести сборы. Нам предлагали там быть инструкторами, но мы не поехали, потому что не сошлись по условиям. Те, кто согласился, месяц отработали на сборах, а потом Бородай приехал на полигон и объяснил мужикам, что ничего никому не должен. После этого родилась  наша статья «Черная метка»».

«Еноты» объявили о выходе из состава СДД публикацией на своем сайте. Они полунамеками объяснили, что их не устраивает политика руководства и даже разместили фото, где Теленкевич отрезает себя от всех остальных участников того самого первого съезда.

Фото из архива

Финал у текста был поэтический:

«Наша каперская шхуна не боится штормов и смело берет курс на внутриполитическую борьбу в бескрайнем море возможностей, дарованных нам Абсолютом».

«Самое главное, что мы разошлись с Александром Юрьевичем [Бородаем], но все решили, может, и с его подачи, что мы объявили войну Суркову, а это неправда. И с Бородаем потом общались, — говорит Николай. — С этого момента  под наши проекты  мы не смогли взять денег».

В общем, особых возможностей уже не появилось. Зато начались проблемы.

«До середины шестнадцатого года это была команда единомышленников, способная к решению самых многопрофильных задач. К сожалению, амбиции Теленкевича привели к уходу многих людей и конфликтам с внешними организациями. Начиная с марта 2016-го я не имел отношения к «ЕНОТ корп.» и не знал о внутренних делах, — рассказывает Игорь Мангушев. — Причиной моего ухода стало и несогласие с линией партии. Бессмысленная война с патриархом («еноты» поддержали внутрицерковную оппозицию. — Ю.П.), разрыв с СДД  и провал по вине штаба нескольких коммерческих проектов неизбежно должны были привести организацию к гибели».

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/02/22/79661-enoty-v-kletke