Михаил Крутихин: это конец грандиозной и циничной аферы

Сразу скажу: это не прогноз, а скорее «нутром чую» (gut feeling). Поясню свои ожидания серьезных изменений, которые могут ждать Газпром.

1. Газпром, похоже, выполнил свою функцию механизма по переводу очень больших денег из государственного кармана (он все-таки наполовину госкомпания) в частные. Гигантские трубопроводные проекты, на которых хорошо нажились в роли подрядчиков приятели одного коротышки в штанах не по размеру, завершаются.

2. О конце этой грандиозной и циничной аферы свидетельствует и намерение подрядчиков продать свои компании. Газпром может потратить миллиарды на выкуп этих активов, которые в принципе ему совсем не нужны. Это станет последним этапом трубопроводной аферы.

3. О конце этих махинаций говорит и уход из Газпрома такой ключевой фигуры, как Круглов, который регулировал основные потоки денег. Уход неплохо нажившихся на газпромовских должностях прочих фигур — еще одно косвенное свидетельство предстоящих перемен.

4. Позиция европейцев, не желающих мириться с монополизмом, толкает Газпром к реформированию. Должны появиться независимые операторы всяких «потоков» и их независимые владельцы, а в экспортных трубах может оказаться газ других компаний.

5. Не исключаю выделения газотранспортной компании по типу «Транснефти» и разделения добычи на региональные компании, контроль над которыми получат «кто надо» — может быть, и бывшие подрядчики строительства газопроводов.

Еще раз: это гипотетический сценарий, открытый и для критики, и для испытания действительностью.

 

Газовая директива ЕС: конец монополизму Газпрома?

Источник — Голос Америки

Европейский парламент принял скорректированную директиву, регулирующую правила газового рынка ЕС в отношении трубопроводов, протянутых из стран, не входящих в союз.

Законодательная инициатива напрямую касается, в частности, «Северного потока 2» (Nord Stream 2), который прокладывается из России в Германию.

Напомним, вице-президент США Майк Пенс в ходе мероприятия, посвященного 70-летию основания НАТО, раскритиковал Берлин за реализацию этого проекта.

«Если Германия продолжит строительство газопровода «Северный поток-2″, как сказал президент Трамп, это может сделать экономику Германии буквально заложницей России», – сказал Пенс.

Газовая директива ЕС, очевидно, вступит в силу до запуска «Северного потока – 2», намеченного на конец нынешнего года. Таким образом, проект подпадет под действие закона.

Это означает, что оператором «Северного потока – 2» должна будет стать независимая от «Газпрома» компания, а половина мощности газопровода отойдет под прокачку газа альтернативных поставщиков.

По мнению глава комитета по промышленности, исследованиям и энергетике Европарламента Ежи Бузека, вступление в силу директивы приведет к усилению энергетической безопасности на континенте.

Доработанный текст документа передан в Совет ЕС для окончательного утверждения. Это рассматривается как чисто технический момент. Некоторые вопросы у экспертов вызывает то, как будет осуществляться имплементация отдельных положений директивы.

За разъяснениями Русская служба «Голоса Америки» обратилась к партнеру консалтинговой компании RusEnergy, аналитику нефтегазового сектора Михаилу Крутихину.

Виктор Владимиров: Как вы оцениваете скорректированный вариант газовой доктрины ЕС, что она принципиально меняет?

Михаил Крутихин: Вокруг этого документа звучит много противоречивых заявлений. В частности, российская сторона утверждает, что ничего там страшного нет, мы обо всем договорились (с Германией), и это нисколько не угрожает проекту «Северный поток-2». В действительности директива ставит «Северный поток-2», а также и «Турецкий поток», в совершенно новые условия. И Газпрому как компании, которая продвигает оба проекта, придется очень много изменять в своих подходах, чтобы соответствовать новым требованиям. В этом нет никаких сомнений. Раньше были разные предположения на этот счет… Германия, например, теперь может предоставлять газовым поставщикам некоторые льготы в плане отступления от норм Третьего пакета (Еврокомиссии) только по проектам, которые уже готовы к моменту вступления в силу новой директивы. А «Северный поток-2» к этому сроку не будет закончен, и поэтому его это никак не касается. Да, Германия по-прежнему вправе предложить какие-то отступления от антимонопольных правил. Но конечное решение остается за Европейской комиссией. К тому же Берлин будет обязан предварительно проконсультироваться с другими членами ЕС. Самолично решать судьбу «Северного потока-2» Германия уже не в состоянии.

В.В.: Что в итоге теряет Газпром?

М.К.: Ему придется выполнять все требования, которые касаются газопроводов на территории ЕС, а также газопроводов, которые подходят к этой территории из других государств. Согласно директиве необходимо разделить собственников этих газопроводов и поставщиков. То есть, Газпром, который является поставщиком, не может быть собственником трубы. Это первое. Затем требуется ввести независимого оператора, причем, обеспечить полную прозрачность его работы и установить справедливые тарифы на прокачку (газа). А самое главное – нужно обеспечить свободный доступ к трубе посторонних поставщиков. И здесь возникает очень интересная коллизия. Что касается «Турецкого потока», то судя по всему, по нему смогут поставлять газ Азербайджан, Иран или кто-то еще. Что касается обоих «Северных потоков», то, вполне возможно, что Газпрому придется позаботиться об изменении российского закона об экспорте газа, который делает компанию монополистом в данной сфере. И не исключено, что, в конце концов, по этим трубопроводам пойдет газ не только Газпрома, но и других компаний – таких, как Новотек, Роснефть, Лукойл… Так что мы будем иметь абсолютно новую картину, если скорректированная директива вступит в силу. Думаю, самое главное здесь то, что исчезнет монополия Газпрома.

В.В.: Это укрепляет энергобезопасность Европы?

М.К.: Безусловно, да. Еврокомиссия еще раньше, два с половиной года тому назад, принимала резолюции о том, что для укрепления энергетической безопасности ЕС необходимо принять меры к диверсификации, избавиться от монополизма и получить новые источники получения газа. Директива все это обеспечивает, и потребители смогут выбирать конкурентоспособного и наиболее надежного поставщика. Напомню, Еврокомиссия настроена категорически против любых поблажек в отношении поставок газа Газпромом.

В.В.: Получается, что Газпром в итоге получает половину трубопровода по цене целого?

М.К.: Пока все выглядит именно так. Посмотрим, что будет дальше.

http://krizis-kopilka.ru/archives/62879