406 просмотров

Церковь отнимает квартиру ветерана ВОВ

20 января в Октябрьском районном суде Ставрополя будет рассматриваться дело о лишении трех семей права собственности на приватизированные квартиры в пользу РПЦ. По мнению служителей культа, дом по адресу улица Октябрьская 233 «В» стоит на территории, которая принадлежала до революции Иоанно-Мариинскому женскому монастырю.

В одной из квартир проживает ветеран Великой Отечественной войны Раиса Фоменко, 1927 года рождения, и ее семья. Дочь ветерана в разговоре с Открытой Россией рассказала, что жители всех трех квартир готовы переехать в равноценное жилье, но ни администрация, ни РПЦ ничего не предлагают.

«Представители церкви пытаются отсудить у нас единственное жилье уже 10 лет, это дело начал в 2006 году отец Феофан, тогда он был архиепископом Ставропольским и Владикавказским. В иске они называют наш дом церковным памятником, якобы это в конце XIX это был игуменский корпус, говоря по-русски, общежитие для монашек. При этом никаких документов, подтверждающих этот факт, у них нет. Ведь почти все здания монастыря снесли, наш дом перестраивался множество раз, он никакого отношения к зданиям монастыря не имеет, это дом барачного типа. Возможно, сохранились какие-то элементы фундамента общежития, но я не уверена», — рассказала дочь ветерана Тамара Шимко.

Открытая православная энциклопедия сообщает, что за годы советской власти «здания монастыря были запущены, рушились и ветшали. К середине 2000-х годов четыре из пяти монастырских храмов были снесены до основания, а пятый значительно перестроен».
Ветеран Раиса Фоменко проводит пикет около суда. Фото: из личного архива семьи Фоменко.

Ветеран Раиса Фоменко проводит пикет около суда. Фото: из личного архива семьи Фоменко.

Церковь отнимает квартиру ветерана ВОВ

В пятом сохранившемся здании до сих пор располагается психиатрическая клиника, которая, согласно всё той же энциклопедии, «долгое время после распада СССР продолжала отказываться от обсуждения вопроса о возвращении монастыря Церкви». В 2004 году сопротивление было сломлено и, благодаря содействию тогда губернатора Ставропольского края Александра Черногорова, началась передача построек под восстановление монастыря. Сейчас здесь открыт домовой храм и находится более 15 насельниц.

«Психбольница выделила им 600 квадратных метров отдельно стоящих участков, и они на них расположились. Монашки ходят в тюрьму, помогают там заключенным, мы часто видим, как они возвращаются, сидят уставшие на лавочке, курят, а потом идут к себе. Кстати, мы свой дом покупали у психбольницы, до этого в нем был швейный цех и библиотека. Мама моя войну пережила, а эти события, даже не знаю, с нами жил дедушка, ему было 85 лет, он от этих новостей перенервничал очень, умер в этом году, не выдержал», — рассказывает дочь ветерана..

Основной довод семьи Фоменко против иска церкви — факт добросовестного приобретения здания его жильцами. Это обстоятельство было одним из оснований для отказа в иске церкви Октябрьским районным судом в 2007 году.
«По телевизору в интервью местному каналу Феофан сказал, что готов купить ветерану войны на свои деньги однокомнатную квартиру, главное, чтобы мы освободили этот дом. Ага, купил, как же… Он мне в глаза, после суда сказал, чтобы я с моими малолетними детьми, ставила палатку на газоне и жила там, они против не будут. Феофана от нас, слава Богу, убрали. Сейчас тут владыка Кирилл, но он бывает в городе наездами и к нам ходит какая-то его представительница, постучится и спрашивает: „Ну, что будете освобождать помещение?“ Я ей говорю: с чего это? Она помолчит, и уходит»- говорит Тамара Шимко.

В апреле 2016 года представители церкви снова подали иск в суд, на этот раз против администрации города Ставрополя и требуют отменить приватизацию. Представители церкви считают, что муниципалитет допустил ошибку и позволил незаконно приватизировать жилой дом, который должен был перейти в собственность епархии.

«За год было много заседаний и ни одного по существу. Потому что они в своем иске перепутали всё, что только можно. Требуют явится в суд мою маму, а она уже очень старая, передвигается только на коляске, да и собственность она давно перевела на меня, но это их не волнует.

Приватизация была сделана по закону, все документы у нас на руках. Что для церкви у нас закон не существует?», — возмущается дочь ветерана.
«Очень важно, что поданный сейчас в районный суд иск по закону не должен быть удовлетворен еще и потому что по нему истек срок исковой давности» — говорит зять ветерана Игорь Шимко.

Дочь ветерана особо отмечает, что семьи, живущие в доме, готовы переехать в равноценное жилье и открыты к переговорам с администрацией ― правда, таких предложений еще не поступало.

«Мы, в отличие от представителя РПЦ, который нам предложил жить на газоне, милосердием не обделены и готовы к обсуждению вариантов», — подытоживает Тамара Шимко.
Получить комментарий в Иоанно-Мариинском женском монастыре на момент публикации не удалось.

источник

Новости этого раздела

Похожие записи

Оставить комментарий