421 просмотров

Немного о прошлом Прилепина

Я где-то написал, что прозаик Прилепин балдеет от войны, потому что не нюхал ее.
Мне ответили: Та ты шо? Он же был на войне! В Чечне! В ОМОНе…
Роль ОМОНа на войне еще подлежит детальному изучению.
Вы знаете хоть один населенный пункт, который отбил у «бандитов» ОМОН? Да никогда ОМОН подобной ерундой не занимался. Вперед шли десантники, мотопехи и морпехи. И гибли пачками и даже в окружения попадали. Но только не ОМОН. ОМОН же воевать против вооруженных людей не обучен. Только против безоружных.
А вот, когда условный Басаев уходил в другое место, в деревню входил ОМОН. Зачистка. Что это значит? Ловили бандитов? Да ничуть не бывало. Выгоняли женщин, детей, стариков на улицу, били, издевались, обыскивали (грабили) дома и шли дальше.

Если ловили мужчин, увозили их на базы свои, пытали, выдавали родственникам за деньги, живых или мертвых. Или чаще просто убивали и выкидывали на помойку, даже не закапывая.
Вы спросите у моего хорошего друга Александра. Черкассова из Мемориала. Он все последние годы занимается изучением роли ОМОНа в кавказской войне. Он вам такого расскажет про доблестный ОМОН, волосы не то что дыбом встанут — выпадут!

А базы у ОМОНовцев были, как настоящие крепости. За колючей проволокой. Внутри все стены в коврах. Холодильники, телевизоры в каждом углу, друг на друге стопками.
Потом все это везли домой, в свои мухозасиженски, и возвращались снова на войну-мать родну — грабить, насиловать, пытать и убивать.
Выросший в рязанской деревне Прилепин, или как он тогда назывался, почему пошел в ОМОН? Именно по этой причине.

А как еще парню деревенскому «подняться»? По легкому? Ведь мог в зоотехники пойти. Или в город, на завод. А пошел в ОМОН. И подсел на это дело, как наркоман.
А потом приехал в большой город, и давай Есенина разыгрывать, мол и я весь алфавит знаю.
И удивлялась тусовка и хлопала в ладоши — ОМОНовец умеет книжки писать. Помните, как старушка в Собачьем Сердце пришла на говорящую собачку посмотреть.

Так и тусовка балдела от Прилепина, как 90 лет назад от Шарикова, играющего на балалйке.
Но СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ взяло свое: инстинкт превозмог разум.
И Шариков, обласканный властью и вниманием тусовки городской, отправился «душить, душить, душить».

Так и этот ОМОНОВец, замороженный на время в ледниках российского сознания, отморозился, выбросил балалайку (книжки) и пошел убивать и грабить, то что и должен делать по природе своей.
Мой друг Misha Kozyrev написал мне, что ему «интересно наблюдать за метаморфозами», происходящими с Прилепиным.
А я вот думаю, что пора заканчивать с наблюдением матаморфоз, а позвать Профессора Преображенского и доктора Борменталя.
Пусть сделают медики, как было.
А то ведь собачку говорящую не то, что в парламент, а и в президенты изберут.
С нашей ОМОНовской страны станется…

Сергей Лойко

Новости этого раздела

Похожие записи

Оставить комментарий