608 просмотров

Россия последние остатки средств утопит в Баренцевом море

Хотим на рынок СПГ. В Баренцевом море создадут искусственные острова

В Кольском заливе Баренцева моря создадут четыре искусственных острова. Распоряжение, подписанное премьер-министром Дмитрием Медведевым, опубликовано в субботу, 17 июня, на сайте правительства. На искусственных островах будет построен центр для изготовления морских комплексов по производству, хранению и отгрузке сжиженного природного газа, а также ремонта и обслуживания морской техники и оборудования, используемых для освоения морских нефтегазоконденсатных месторождений.

Инвестиции в проект оцениваются в 25 миллиардов рублей, пишет Лента.ру. Острова будут создаваться за счет средств компании «Кольская верфь» (дочернее предприятие ОАО «Новатэк»).

«Строительство Центра позволит создать около 10 тысяч рабочих мест только на самой верфи, увеличить налоговые поступления в бюджеты всех уровней, привлечь в регион (Мурманская область) дополнительные инвестиции, развивать новые высокотехнологичные производства», — говорится в распоряжении правительства.

Строительство в селе Белокаменка Мурманской области будет вестись в рамках проекта «Арктик СПГ-2» по освоению месторождений Гыдана. Строительство верфи может начаться до конца года, первые плавучие СПГ-заводы будут заложены в 2018 году. Возведение Центра строительства крупнотоннажных морских сооружений планируется завершить к 2020 году.

Анатолий Несмиян. Диверсификация экономики здесь и не ночевала

Медведев распорядился создать четыре искусственных острова в Баренцевом море. Сооружение их связано со строительством площадки для добычи и сжижения газа, а также для ремонта неких крупнотоннажных морских судов. Собственно, диверсификация экономики здесь и не ночевала. Снова углеводороды, ничего нового. Вопрос в другом.

Россия пытается войти на уже перенасыщенный рынок СПГ. Ряд стран вроде Австралии, Индонезии уже вложили и вкладывают в свои программы СПГ сотни миллиардов долларов (австралийская программа перевалила уже 200 млрд к примеру и в 20 годы потеснит нынешнего лидера Катар). Про США и говорить нечего: понимая, что углеводороды начинают сдавать позиции в энергобалансе, Штаты начинают масштабный сброс своих собственных нефти и газа, как товар, который пока ещё хоть что-то стоит. Опоздание России в этой теме оценивается в десятилетие, если не в полтора.

Очевидно, ключевым вопросом в таком случае становится борьба за рынки. Которая в экстремальных случаях (а чем более насыщен и занят рынок, тем она экстремальнее) заканчивается вооруженным конфликтом. При этом мы уже ведём две затяжные войны с неизвестными перспективами. Войны, отчетливо пахнущие именно газом. Сейчас закладываются основы для новых конфликтов. Стоит отметить, что война чисто теоретически может стать локомотивом экономики, но только при наличии трёх ключевых факторов. Первый — только победоносная (и бесспорно победоносная) война способна им стать. Второй — если вы ведёте войну чужими руками и на чужой территории. Что ставит вопрос о наличии союзников и зависимых от вас стран, готовых в силу непреодолимых обстоятельств воевать за ваши интересы. Есть ли они (союзники и интересы) у нынешней России — вопрос риторический. А раз так, то лить кровь за газовые доходы нашего бандитского сословия снова придётся нашим солдатам.

Ну, и третий фактор. Война развивает экономику весьма специфически — вначале накачивается военно-промышленный комплекс, который далее запускает остальные отрасли. Вот здесь тоже вопрос — а какие отрасли будет развивать отечественный ВПК (и кстати, а есть ли он? По крайней мере, чтобы отработать полноценный конфликт?) Есть ли у нас вообще то, что во всем мире называется экономикой, как цельный взаимосвязанный народнохозяйственный комплекс? Если нет, то накачка одних отраслей при хронической дистрофии других может окончательно пустить вразнос то, что осталось.

Отсутствие хотя бы одного из этих трёх факторов делает войну заведомо убыточным предприятием, не окупающим затраты возможным результатом. К примеру, США, войдя напрямую в две войны в 90 годы и одержав в них формальную победу, сильнейшим образом подорвали свою экономику и держат ее на плаву лишь на своей исключительности среди всех остальных стран, сумев перебросить на них значительную часть издержек. Что лишь откладывает катастрофу, не разрешая ее. Положение нынешней России если и можно назвать исключительным, то лишь в противоположном смысле.

Понимают ли все это в российском руководстве? Трудно сказать. Рассчитывать на это — неоправданный оптимизм. Но и деваться ему некуда. Экономика схлопывается, конец ее предсказуем. Отсюда и попытка играть на том же газовом поле, как неадекватный игрок снимает с себя последнее, рассчитывая лишь на одно — а вдруг все-таки повезёт.

 

Похожие записи

Оставить комментарий