402 просмотров

Почему растет смертность от рака

На Кузбассе от рака умирает на 25% больше людей, чем в среднем по России. В Кемеровском областном онкологическом диспансере приводят такие цифры: в стране смертность от онкозаболеваний составляет 199 человек на 100 тысяч населения в год, в разных регионах Кузбасса этот показатель – 225-250 случаев на 100 тысяч.

Жители региона уверены, что все дело в близости угольных разрезов. Добыча угля на юге региона идет рядом с населенными пунктами, а часто и прямо в них. При этом получить вовремя помощь онкологов людям очень трудно.

В Новокузнецке связывают высокую онкозаболеваемость с экологической ситуацией
В Новокузнецке связывают высокую онкозаболеваемость с экологической ситуацией

«Никто ни за что не отвечает»

– Мой муж обратился в новокузнецкий онкодиспансер год назад. Все лечение свелось к многочасовым очередям и регулярной потере результатов анализов и обследований – а ведь их проведения тоже надо было долго дожидаться. Например, материал на гистологию у мужа взяли только через два с лишним месяца после обращения, результатов мы дожидались еще месяц. В итоге его просто отправили домой умирать – сказали, что делать что-либо слишком поздно, – рассказывает жительница Новокузнецка Елена.

– Мой брат всегда следил за своим здоровьем, проходил все положенные обследования. Когда почувствовал сильную слабость и начал бесконечно кашлять, сразу же пришел на прием к врачу. Приема ждал месяц. Потом дожидался, пока можно будет идти на обследование, потом – его результатов, – рассказывает Иван. – Диагноз «рак легких» ему поставили за неделю до смерти. Я, конечно, не врач. Я слышал, что болезнь может развиваться стремительно, и может быть, это как раз наш случай. А может быть и нет: сейчас уже никто этого не скажет. Но факт остается фактом: с того момента, когда мой брат пришел на прием, и до постановки диагноза прошло больше двух месяцев, и за это время он никакой помощи не получал.

Похожую историю рассказывает и Анна Станкевич. У нее от рака умерла сестра. Анна утверждает: за медицинской помощью она обратилась вовремя, в клинике подтвердили, что болезнь выявлена на самой ранней стадии. Но то по одной, то по другой причине необходимое лечение не удавалось получить вовремя. В итоге сестру Анны «отправили домой – на наркотики и умирать».

– Мне известно несколько таких случаев в Новокузнецке: люди, заподозрив неладное, сразу же бежали в онкодиспансер. Но бесконечное ожидание то обследований, то обычных приемов, то лечения, постоянная смена персонала (а это часто означает, что с новым врачом все «круги ада» придется пройти заново), невнятные назначения – всё это потеря времени, а значит, и надежды на спасение, – говорит Анна.

Обследовать решили тех, кто придет на выборы

Год назад в системе онкологической помощи региона была объявлена реорганизация. Новокузнецкий онкологический диспансер стал филиалом кемеровского (это сделано для того, чтобы работа с пациентами в регионе шла по единым стандартам); до 2024 года на модернизацию оборудования в этих клиниках обещано направить 2 млрд рублей (до конца 2019-го – 458 млн) и 1,5 млрд – на противоопухолевые лекарства. Итогом должно стать снижение смертности от рака в Кузбассе до 185 случаев на 100 тысяч жителей. Но несмотря на объявленную реорганизацию, заболеваемость раком и смертность от него в Кемеровской области продолжает расти. По статистике, в прошлом году в регионе от злокачественных новообразований умерли почти 6000 человек. Больше всего жизней кузбассовцев уносит рак лёгких, на втором месте – рак груди.

Чиновники при этом рапортуют: в областном диспансере на 90% обновлено оснащение отделения УЗИ, приобретены три передвижных маммографа. Оборудование и правда есть. Но часто оно простаивает.

Передвижной маммограф новокузнецкого онкодиспансера
Передвижной маммограф новокузнецкого онкодиспансера

– Маммографы приобрели, но они так и стояли «на приколе», – рассказывает врач онкодиспансера Владимир (имя он попросил изменить). – Только в сентябре в день выборов мы получили «разнарядку» на проведение обследований у новокузнечанок, которые пришли на избирательный участок. Женщин было очень много. Они по несколько часов стояли около школы, где мы дежурили. Там даже присесть было некуда. Но пациентки шли и шли, чтобы сделать бесплатную маммографию.

Новый сайт доступен по адресу https://agoniya.eu/ Просьба переподписаться и зарегистрироваться на сайте.

В обычное же время, когда выборов нет, оборудование «берегут».

– Во время ежегодного осмотра врач направил меня только на рентген лёгких, – жалуется пациентка новокузнецкого онкодиспансера Ольга. – А когда я стала настаивать на проведении обследований, которые мне делали каждый год – маммографии и УЗИ, врач сказал, чтобы я шла в поликлинику по месту жительства, потому что в онкодиспансере идёт ремонт и оборудование стоит запакованное. Так я маммографии там и не дождалась. А что делать тем, кто живет в маленьких городах и поселках, где такого оборудования нет вообще?

При этом врачи-онкологи не устают повторять: на ранних стадиях рак излечим, главное – не упустить время. Однако в регионе в 43% случаев рак выявляется уже на 3–4-й стадии. Пациенты новокузнецкого онкодиспансера утверждают: они-то обращаются к медикам вовремя, но дальше драгоценное время теряется буквально на каждом шагу. В самом диспансере сейчас, с началом реорганизации, хотя бы очередей в регистратуру больше нет: записаться на прием можно по телефону, а не ждать по 2–3 часа, пока можно будет спросить свою карточку. Но запись идет на месяц-полтора вперед.

В диспансер «с улицы» не попасть, онкологи принимают только по направлению из участковой поликлиники.

– А у участкового приём тоже расписан на месяц вперёд, – рассказывает пациентка онкодиспансера Татьяна. – Причём сначала терапевт должен исключить другие диагнозы. То есть ты сдаёшь анализы, проходишь разные обследования (и не только бесплатные), и только потом врач выписывает направление к онкологу.

Въезд на территорию диспансера
Въезд на территорию диспансера

О том, что в участковых поликлиниках выявление онкологических пациентов явно «проседает», говорят и сами врачи.

– Многие участковые относятся к этому формально. В нашем регионе частота выявления злокачественных опухолей в ходе диспансеризации в разы ниже, чем в среднем по России, – рассказывает врач онкодиспансера Владимир. – Человеку в первую очередь должны быть доступны скрининговые мероприятия, диспансеризация, медосмотр. Но по факту люди не могут получить направление на элементарное УЗИ. Большинство проводят обследования не по рекомендации врача, а самостоятельно, обращаясь в частные медцентры. Естественно, не по полису ОМС, а за собственные деньги.

Ждем часами, неделями и месяцами, а сам прием длится три минуты

И даже если в поликлинике удастся относительно быстро получить направление в онкодиспансер, там начинается новая «медицинская волокита»: снова очереди и обследования, часто дублирующие те, что уже сделаны. Нередко они затягиваются на месяцы. Затем приходится ждать, когда подойдет очередь на лечение и операцию. «А ведь время для больного онкологией – это то, чего очень часто просто нет!» – замечает Татьяна.

– Бесконечное ожидание – оно длится часами, неделями и месяцами. В очередях в кабинет по 4–5 часов стоят люди с инвалидностью, буквально еле живые, – жалуется 67-летний пациент Игорь Петрович. – А сам приём у врача длится не больше трёх минут. Никто ни за что не отвечает. Что-то спросить или узнать невозможно. Направления на обследования приходится выпрашивать. Такое ощущение, что мы, пациенты, им просто очень сильно надоели.

– Когда маме поставили диагноз «рак», мы записались на консультацию к заведующему, – рассказывает жительница Новокузнецка Ольга. – Было очень страшно. Но врач ни слова не сказал, чтобы нас хоть как-то успокоить. Он вообще ничего не объяснял. Только сказал будничным голосом, что маму записали на химиотерапию через месяц и на операцию – через три месяца. Я понимаю, что таких больных в онкодиспансере – тысячи. А мама-то у меня одна! Но когда я заикнулась, что хочу взять мамину карточку и свозить её на консультацию в облдиспансер, заведующий на меня накричал и заявил, что в таком случае он не примет маму на лечение обратно. Собственные амбиции – кто кого круче – были для этого человека важнее здоровья и жизни пациента.

«Люди ничего не хотят понимать»

У сотрудников диспансера – свои претензии к пациентам.

Проблему с перегрузками диспансера должен был решить новый корпус. Но его не могут достроить уже два года

– Последние несколько лет – большой наплыв пациентов со всей области, – жалуется работница регистратуры. – Врачи работают на износ, специалистов не хватает. А люди ничего не хотят понимать. Ругаются. Жалуются всё время. Я стараюсь сдерживаться, но тогда начинаю срываться дома на близких.

Наплыв пациентов и правда большой. Каждый день в онкодиспансер Новокузнецка обращаются около 300 человек. Из них больше трети – иногородние. Поликлиника загружена на 20% больше, чем в прошлом году; дневной и круглосуточный стационары – на 30%.

Проблему с загруженностью поликлиники должен был решить дополнительный корпус. Его обещали сдать еще к 400-летию Новокузнецка, в 2018 году. Потом перенесли сдачу на 2019 год. Затем – на 2020-й…

Новый корпус должны были сдать в 2018 году. Пока непохоже, что его достроят хотя бы в 2020-м
Новый корпус должны были сдать в 2018 году. Пока непохоже, что его достроят хотя бы в 2020-м

Реорганизация онкологической службы подразумевает, что областной диспансер должен координировать работу всех первичных онкокабинетов и профильных отделений больниц в регионе. По словам заместителя губернатора Кемеровской области по вопросам социального развития Елены Малышевой, это позволит вести пациента от первичной помощи до высокотехнологичного лечения.

«У нас нет онколога». – «Наблюдайтесь у гинеколога»

Но на деле первичные онкологические кабинеты, где могут поставить диагноз и дать направление в диспансер, есть только в Прокопьевске, Анжеро-Судженске, Белове и Ленинске-Кузнецком.

– Познакомилась в областном диспансере в очереди к врачу с женщиной из Осинников, – рассказывает Татьяна. – Она выходит из кабинета вся в слезах: врач отправил её восвояси. Женщина говорит: «В Осинниках нет онколога». А он отвечает: «Наблюдайтесь у гинеколога».

«Уехала и не пожалела»

Лаборатория в новокузнецком онкодиспансере
Лаборатория в новокузнецком онкодиспансере

Ещё в 2012 году в СМИ прошла новость: в кемеровском областном онкодиспансере разработан уникальный прибор для лечения опухолей методом гипертермии. Изобретение кузбасских учёных стало призером президентской программы «Старт 2012» в номинации «Медицина будущего». Онкологи называли этот метод недорогим и простым в использовании.

В том же году онкотермические установки появились в частных онкологических клиниках Москвы, Новосибирска, Уфы, Ижевска, Нижнего Новгорода, Тамбова. Но в онкодиспансерах Кузбасса их нет до сих пор. И за этой, и за другой помощью онкологические пациенты едут в другие регионы.

– Едва оправившись после операции, я поехала в Новосибирск, чтобы пройти там курс гипертермии, о которой слышала только положительные отзывы, – рассказывает жительница Новокузнецка Елена. – Процедура оказалась недешёвой: в 2014 году курс стоил порядка 70 тысяч рублей. Но ведь речь шла о жизни и смерти. Курсы гипертермии я проходила ещё несколько раз. Это было финансово тяжело для нашей семьи, но родные мне помогли.

– Как только мне поставили диагноз, мы с мужем уехали в Томск и сняли там квартиру. И не пожалели. Лечение, в общем-то, было таким же, как везде: химия и лучевая терапия. Но отношение к больным совсем другое – приветливое и человечное. Очень хорошие специалисты. Платить ни за что не пришлось, я всё получала по полису ОМС, – рассказывает Евгения. – Вернувшись в Новокузнецк, пошла в диспансер со своими выписками, обследованиями и рекомендациями. Здесь меня встретили, я бы сказала, даже зло. Было такое ощущение, что я кровно обидела местных врачей тем, что лечилась в Томске. Вдобавок потеряли мои обследования. Хорошо, что мы делали копии.

Угольный разрез в Кузбассе
Угольный разрез в Кузбассе

Губернатор региона Сергей Цивилев недавно рассказал в своем инстаграме, что при посещении Японии он побывал в одном из японских онкологических центров. «Здесь чётко выстроена организация работы с пациентами, от диагностики и амбулаторного лечения до хосписа, – сообщил Цивилев и добавил: – Нам важно перенять этот опыт и применять его в кузбасских больницах».

При этом на юге области продолжают открываться новые угольные разрезы. В бюджетном послании в ноябре 2018 года губернатор Сергей Цивилёв заявил, что к 2021 году добыча угля в регионе должна превысить 280 млн тонн в год.

https://www.sibreal.org/a/30252273.html

Подписывайтесь и оставляйте ваши комментарии, спамерам прошу не беспокоиться, все ваши сообщения идут в спам.

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *