341 просмотров

Российские учителя – о финской школе

Школьное образование в Финляндии неожиданно для многих стало лидером в Европе в 2000-е годы, почти десять лет Финляндия занимала лидирующие позиции в главном мировом мониторинге PISA (Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся). Детям здесь почти не задают уроков на дом, а учителя ценят главное – свободу. В День учителя, 5 октября, мы поговорили с бывшими российскими учителями, которые теперь работают в финской школе, о разнице в подходе к образованию и к самим детям.

– В России мы были учителями авторитарной школы: «сели-встали». Но уже тогда внутри меня это было, что детям нужно давать возможность высказываться, их нужно выслушать. То есть этот авторитаризм (российской школы) во мне отсутствовал, хотя я в этой системе выросла и в ней работала, – рассказывает учитель Школы Восточной Финляндии в Йоэнссуу Наталья Степанова.

Наталья преподает в финской гимназии русский язык. Больше 20 лет назад она переехала в Финляндию с сыном. До переезда она семь лет отработала в петрозаводской школе.

Школа Восточной Финляндии, Йоэнссуу
Школа Восточной Финляндии, Йоэнссуу

«Это не просто шум, это рабочий шум»

– Когда я уходила из своей школы в Петрозаводске, мне подарили альбом, и мне там написали мои ученики и выпускники: «Наталья, вы как наша мама, которая может нас всегда выслушать». То есть это знак того, что мне нравилось их слушать. Я могла прервать урок тогда, закончить с причастиями-деепричастиями и просто поговорить с ними о чем-то другом, о чем как-то не особо было принято. Думаю, что это мне помогло понять, что происходит в финской школе. Первый шок не был долгим, – говорит Наталья.

Первое время не могла понять: зачем же такая свобода?

Обстановку в финском классе Наталья называет «рабочим шумом». Относиться легко к такому важному компоненту образовательного процесса ее научили финские коллеги.

– Я первое время не могла понять: зачем же такая свобода? Почему ученики свободно ходят по классу, почему не задают домашних заданий в таком объеме, как у нас [в России]? Почему шум в классе все время? Постепенно я находила ответы на свои вопросы, и первый шок довольно быстро прошел. Хотя он и не был шоком в плохом смысле, просто это было непривычно.

Наталья Степанова
Наталья Степанова

При этом совсем отказываться от российских школьных правил Наталья не стала. И в ее классах ученики всегда начинают урок с приветствия учителя.

– Мы все равно начинаем урок с того, что мы встаем и приветствуем учителя стоя, говорим: «Здравствуйте». Это может быть в веселой форме: потянулись, головой покрутили, поприветствовали сели, записываем число. Это такой отправной момент. Потом может быть базар-вокзал, с какими-нибудь паровозиками игра, но все равно какой-то отправной момент нужен. Они спрашивают: «А зачем нам это число писать?» Говорю: «Понимаете, вы зарегистрировали этот день, зафиксировали», – рассказывает Наталья.

«Ребенок в школе не только учится»

8 утра. Звонок на урок больше похож на рингтон «Нокии». К этому времени в классе еще не все ученики, но и те, что пришли, не торопятся доставать учебники и садиться за парты. Во-первых, парты еще можно поменять местами, сдвинуть-раздвинуть. Геометрия класса постоянно меняется: это один из способов добавить в образовательный процесс динамики, дать ученикам самостоятельно определить расположение классной мебели. Во-вторых, по мнению финских учителей, день должен начинаться с приятных ощущений – болтовни с друзьями, шуток. Времени для этого достаточно: урок длится 75 минут, в том числе для первоклашек, так что начинать и заканчивать непосредственно образовательную часть со звонком спешки нет.

Елена Саастамойнен
Елена Саастамойнен

Елена Саастамойнен – учитель русского языка в Школе Восточной Финляндии. Педагогическое образование она получила еще в советское время – несколько лет работала в российской школе в начале 90-х. Но потом переехала в приграничный город Йоэнссуу. Уже 20 лет Елена работает учителем в финской школе.

Ее рабочий день начинается в 8 утра и заканчивается в 14. После этого – заполнение электронного дневника и подготовка к следующему дню. Елена считает, что ее лекционная нагрузка, 24 часа в неделю, довольно серьезная. При этом она признает, что в сравнении с российской школой эта нагрузка не так велика. О загруженности учеников в финской школе и вовсе говорит с улыбкой.

– Мы почти не задаем домашних заданий, это правда. Концепция такова, что ученики должны учиться в школе, а не дома. Общеизвестно, что российских школьников перегружают и в школе, и домашними заданиями. И при этом многие занимаются с репетиторами дополнительно. У меня тогда возникает вопрос: чем же занимается школа? – спрашивает Елена.

На урок к первоклассникам Елена пришла первой: к тому моменту, когда все дети собрались и расселись по местам, она успела обойти класс, немного поговорить с каждым учеником. Начало урока совсем не означает, что в классе становится тихо и двадцать пар глаз смотрят на учителя или на доску.

У меня тогда возникает вопрос: чем же занимается школа?

Ученики могут запросто встать, пройтись по классу, наточить карандаш, заглянуть в учебник или тетрадь соседа, взять бутылку с водой из своего шкафчика, выйти в туалет. В классе на уроках не царит тишина, мало кто сидит на месте, но при этом никто не бездельничает. Добиваться серьезного отношения к учебе через строгую дисциплину – это не про финскую школу.

В этом отличие: они никуда не торопятся. Но они делают все

– Для всех россиян, кто впервые заходит в финский класс, это шок. Но такова концепция: ребенок в школе не только учится, но и растет. Поэтому он может вести себя во время урока довольно раскованно. Но это не значит, что он не должен учиться. Я заметила, что детям, приехавшим из других стран, где авторитарная система обучения, требуется больше руководства: нужно стоять рядом, чтобы ребенок что-то делал. А финские школьники пойдут, поточат карандаш, попьют воду, спросят, можно ли сходить в туалет, но все равно все сделают. В этом отличие: они никуда не торопятся. Но они делают все. И их не надо контролировать.

Школа Восточной Финляндии

Школа Восточной Финляндии (ШВФ) была основана в 1997 году «для поддержания и развития русского языка и культуры в регионах Восточной Финляндии». Ее отделения есть в городах Лаппенранта, Иматра и Йоэнсуу на границе с Россией. Главное отличие школы – углубленное изучение русского языка, причем не только в качестве иностранного, но и как родного: русский язык преподают по российским учебным программам и по российским учебникам. В подготовительном и в младших классах есть русскоязычные «наставники», фактически – помощники учителя, которые помогают не финноязычным детям осваивать финскую учебную программу и общаться с учителями. В школе много русскоязычных и друязычных детей и учителей с опытом работы в российской школе. В остальном это – обычная финская школа, которая обучает детей по стандартной финской учебной программе.

«Никто никого не контролирует»

– Я не знаю, можно ли назвать финское школьное образование лучшим в мире, но если это и так, то его основа – это доверие. Доверие между всеми участниками системы. Родители доверяют школе, учителя доверяют ученикам, министерство образования доверяет учителям. Это основа основ, – считает Елена Саастамойнен.

Родители финских детей редко приходят в школу, чтобы разговаривать с учителями или директором, хотя такая возможность есть всегда, в том числе взрослые могут прийти на любой урок. Всю необходимую информацию про процесс обучения и другие школьные события, например, поход в театр или в музей или поездку на ферму, родители получают на родительских собраниях, которые проходят раз-два в год.

Я не знаю, можно ли назвать финское школьное образование лучшим в мире, но если это и так, то его основа – это доверие

Также раз в год проводят личное собеседование, куда семья обычно приходит всем составом и обсуждает с учителем индивидуальные цели и задачи. Также еженедельно классный руководитель отправляет сообщения в специальную общегосударственную электронную систему: в ней описывают основные моменты прошедшей недели и планы на следующую.

На тот же вопрос – «Можно ли считать финское образование одним из лучших в мире?» – у Натальи Степановой ответ уверенно утвердительный, и такое объяснение:

– Основа финского образования – это свобода. Свобода [ученика] в школе, свобода общения учителя и ребенка. Это то, что бросилось в глаза. В России мы были учителями авторитарной школы: «сели-встали». Хотя я всегда понимала, что детям нужно давать возможность высказываться, их нужно выслушать. Авторитаризм [российской школы] во мне отсутствовал, хотя я в этой системе выросла и в ней работала. Поэтому приспособиться здесь было не сложно.

Зона отдыха в школе
Зона отдыха в школе

Доверие и свобода проявляется и в том, что работу финской школы и финского учителя никто не контролирует – школа и учителя ни перед кем не отчитываются. Никто не приходит на уроки, не просит заполнять планы учебной, воспитательной, внеклассной работы.

Никому не придет в голову контролировать мою работу

Елена Саастамойнен рассказала, что у нее бывает много «бумажной» работы, но конкретно со школьной программой это не связано: периодически приходится оформлять для класса визовые документы для поездок в Россию, и это занимает много времени.

– Я специалист с профессиональным образованием, никому не придет в голову контролировать мою работу, и никто не оценивает ее на основе успеваемости моих учеников, – говорит Елена.

Школьный коридор
Школьный коридор

Реформы «сверху» и «снизу»

Наталья Степанова несколько лет была заместителем генерального директора Школы Восточной Финляндии: специально изучала эволюцию финской системы образования. Она считает, что основы того рывка, который финская школа совершила в 2000-е годы, были заложены еще реформой 40-летней давности. Главное новшество реформы: упразднение школьных инспекторов, которые проверяли эффективность работы школ. С того времени вся ответственность лежит на директоре школы, которого чаще всего назначает муниципалитет. Директор набирает учителей, отвечает за педагогический процесс, работодатель директору полностью доверяет.

Больше 50 человек на место на направление «учитель начальных классов»

В ходе реформы сильно повысился статус учителя: государство платит хорошую зарплату, на педагогические факультеты очень большой конкурс. Несколько лет назад, по словам Натальи, она проверяла конкурсы при поступлении в педколледж: было больше 50 человек на место на направление «учитель начальных классов».

– Выбирая профессию, финны долго думают, прежде чем принять окончательное решение. Но если они решили и если они поступили при таком конкурсе, они очень сильно мотивированы, – говорит Наталья Степанова.

Та же реформа обеспечила равнодоступность школьного обучения: сейчас ребенок получает одинаковое образование и в Хельсинки, и в лапландской деревне. С такими же учебниками, с такими же обедами, с такими же компьютерами и так далее. Человек из-под Рованиеми может поступить в университет так же, как ребенок из Хельсинки.

Отменили оценки до восьмого класса – убрали соревновательность, потом вернули

При этом государство не боится признавать ошибок и прислушиваться к мнению директоров, учителей и родителей. Например, в 2014 году в Финляндии приняли новые учебные планы и изменили систему оценивания. Точнее, вообще отменили оценки до восьмого класса – убрали соревновательность. По мнению Натальи Степановой, именно оценки стали самым проблемным моментом: соревновательность нужна не столько для оценивания знаний, сколько для тебя самого.

– Эту систему ввели в 2015 году, и родители начали обращаться в школы, а школы – в министерство. Думаю, что это было одной из причин того, почему в последние годы финские школы стали показывать худшие по сравнению с 2000-ми годами результаты, – говорит Наталья. В итоге систему оценок в финские школы вернули.

Мари Килпеляйнен
Мари Килпеляйнен

Результаты общеевропейских тестирований в последние годы действительно показывают, что качество финского школьного образования снижается. Директор отделения ШВФ в Йоэнсуу Мари Килпеляйнен считает, что этому есть еще одно объяснение: несмотря на концепцию positive pedagogy, которая считается основой финской педагогики, в последние годы изменилась система работы с особенными учениками.

Важно, чтобы всем ученикам был предоставлен шанс на нормальное среднее образование и общение со сверстниками

Если раньше им оказывали дополнительную поддержку и с ними работали отдельно от других учеников, то теперь детей с особенностями развития отправляют учиться в обычные классы. Следовательно, такие ученики попадают в тестирование наряду с остальными, но объективно они не могут показать высокие баллы. Судя по всему, финское правительство идет на такие шаги осознанно, понимая вероятность снижения показателей.

– Но ведь не в показателях дело. Важно, чтобы всем ученикам был предоставлен шанс на нормальное среднее образование и общение со сверстниками, даже если это идет вразрез с поддержанием имиджа «лучшей школьной системы в мире», – говорит Мари Килпеляйнен.

Директор признает, что не только русские ученики, но и учителя с российским бэкграундом отличаются от финских:

– У тех, кто приходит к нам с опытом работы в российской школе, заметно большее стремление к субординации и формальным отношениям. Когда после нескольких лет работы в ШВФ учителем и заместителем директора я стала директором школы, в тот же день русскоязычные коллеги стали называть меня на «вы», что в Финляндии нонсенс. Со временем эти различия стираются, конечно, но в целом они по первому времени менее самостоятельны, стараются согласовывать свои шаги с руководством школы. Финские коллеги в этом смысле гораздо более самостоятельны.

Школа Восточной Финляндии в Йоэнссуу
Школа Восточной Финляндии в Йоэнссуу

Со временем, по словам Мари, эти различия стираются, и сегодня директора гораздо больше заботит набор учеников в первый класс, чем различия в подходах к работе разных учителей.

– ШВФ – частная школа, в том смысле, что мы набираем учеников не по географическому признаку (кто живет поблизости от школы, тот и идет туда учиться, и школа не имеет права отказать), а по заявлениям. Это означает, что если не ученики, то родители точно выбирают нашу школу, потому что хотят, чтобы их дети учили русский язык, – говорит директор. – В остальном мы не отличаемся от других школ: обучение у нас бесплатное, и мы обеспечиваем школьников всем необходимым. А «подушевое» финансирование получаем от финских муниципалитетов: сколько набрали учеников, столько и получили денег от муниципалитета.

https://www.severreal.org/a/30199845.html

Подписывайтесь и оставляйте ваши комментарии, спамерам прошу не беспокоиться, все ваши сообщения идут в спам.

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *